Взгляд читателя «Иры Зар»

Любое стихотворение, где автором вложенные сентенции проходят удачную апробацию в народе, часто становится канонизированным стихотворным шедевром. Многие стихи великого Коста, несмотря на то, что существует множество изданий, осетины из поколения в поколение, не перелистывая его книг, наизусть передают друг другу. И это, несомненно, считается большой удачей поэта. Но сегодня мы поговорим не о стихах Коста, а о стихотворении «Иры Зар», автором которого является А. Торчинов.

 Это стихотворение стало впечатляющим хитом не через книги или журналы и газеты, а через творческую обработку как песня. На самом деле это настоящая находка, и с первого дня ее презентации заговорила и запела вся Осетия. Редкая удача автора данных стихов. Не всем дается такая неожиданная популярность.

Песня «Иры Зар» без преувеличений войдет в историю как шедевр не только в творчестве народного артиста РСО-Алания Олега Тайсаева, но и займет свое место в осетинском культурном наследии.

Песня «Иры Зар» привлекает особое внимание с точки зрения ее безупречного культурно-исполнительного уровня, вызывающего жгучий интерес слушателей. Поэтому не случайно ее периодически показывают в телеэфире и в концертных залах в исполнении талантливого исполнителя и колоритной фигуры осетинской национальной эстрады и театра. Мастер-исполнитель национальных песен Тайсаев при безапелляционном акцентировании на словах «Ирæдды æгъдауæй», «Дыгуры фарнæй» вызывает всплеск эмоций и эйфорию, а сказанными в адрес кударцев словами — легкую иронию с печальной насмешкой. Это одна сторона стихотворения и созданной на его базе песни.

Но давайте посмотрим на более важный аспект: на содержание стихотворения, на его идейно-политический и нравственно-национальный уровень. Насколько оно отвечает интересам всех осетин и можно ли его считать высокохудожественным произведением, на базе которого можно провести воспитательную работу. Многократно прослушав эту замечательную песню с высоким уровнем исполнения, часто приходил к мнению, что автор находился в глубоком душевном неравновесии, связанным с каким-то важным процессом, вызвавшим страх, внутренний конфликт и сентиментализм. И на фоне внутреннего волнения появилось желание уничтожить что-то прекрасное. Но это моё предположение.

По моему глубокому убеждению, каждое слово создавалось с ювелирной точностью, глубочайшими философскими постулатами, выражая интересы определенной части осетинского общества.

В этом стихотворении заложены не только личные чувства, эмоции и отношения автора к тем, кто в длительный исторический период находились в ущельях и в пещерах Алании, но и общее настроение осетин.

Автор в стихе изложил период грубого миграционного процесса, сопровождающиеся негативом, вызвавшим пересмотр устаревших консервативных нравственных норм, заставивших многих думать о сохранении того, что им было близко и понятно. Анализируя каждую струну стихотворения, понятным становится то, что фабула произведения националистическая.

В политической плоскости автор еще раз доказал фактический раскол осетинского народа и от этого никуда не деться. Одним словом, авторская интерпретация не отвечает никаким национальным интересам, скорее оно способствует расколу осетинского народа с появлением негативных тенденций.

Мне кажется, что автор этого произведения вообще не собирался упомянуть кударцев, потому что конструкция стиха не дает такой возможности, но настолько высока внутренняя потребность выражения общего настроения просто осетин, что автор не устоял перед соблазном и необходимостью. Однако стихотворение даёт четкое понятие о том, что такая контаминация не входила в планы автора.

Мы видим сознательную эпическую характеристику всем трем этническим группам одного народа с одним прошлым, но разным настоящим и будущим.

В принципе политически национально-культурное отношение к кударцам и авторская интерпретация вполне совпадают друг с другом.

Общество, которое бескритично принимает идейную сторону такого рода произведения, не учитывая его национальную оставляющую в призме нравственности социально-политического равноправия. С позиции уважения свободы, навряд ли стоит применять понятие культурное общество.

Многие осетины, себя считающие пуританами осетинских нравов, одновременно проповедуют узконациональную идеологию, заботясь о собственном «племени», далеко не самая прогрессивная форма объединения нации.

Философия этих слов («фарн» и «æгъдау») уходит в глубокую древность в скифо­сарматскую эпоху. «Фарн» — настолько глубоко национальное и нравственное измерение аланского народа, его истории, культуры, традиций и обычаев, что его перевод в прямом смысле крайне сложно осуществить без применения нескольких словосочетаний.

«Фарн» и «æгъдау» формировались в длительный исторический период в сознании и в характере у всех скифо-сармато-алан (осетин) без учета их места проживания и сферы деятельности.

Идея того, что «фарн» и «æгъдау» — прерогатива и его носители, отдельные группы алан (осетин), как к этому стремится автор стихов «Иры Зар» А. Торчинов, безумно абсурдна и не помещается в никакие нравственные рамки.

Точным определением «фарн» и «æгъдау» могущественные славные и властные слова, впитывающие в себя, все то, что связано с нашим национальным критерием: Это наша длительная история со взлетами и падениями, самобытная культура, традиции, наши религиозные предрассудки и т.д. И ни для одной группы алан (осетин) фактически расколовшийся народ, как об этом свидетельствует содержание стихов Торчинова— пройденные исторические версты с абсолютно разными судьбами не был простым и предсказуемым. Особенно тяжелым, оскорбительным и трагическим был исторический путь алан кударцев, нашедший свое отражение в нашем характере.

Кударское здравомыслящее общество с тревогой и возмущением относится к авторскому воображению. Хочу высказать свое мнение в адрес автора, что аланы (осетины) стоят перед реальной угрозой. Если кто-то хочет средневековую реальность перевоплотить в современную реальность с учетом глобальных геополитических вызовов по кавказскому региону, то это все самообман и глупость.

Мир становится жестоким и несправедливым, хрупким и опасным, на чудо рассчитывать не следует. Единственный выход для алан (осетин) это полный отказ от узконациональной идеологии и «хионизма». Было бы разумно разработать приоритетную национально-объединительную концепцию (при слабой гуманитарной науке) на фундаменте аланского феномена, а не проповедовать раскольническую идеологию.

Только в этом случае произойдет наша нравственная демократизация.

Тамаз Тедеты,

г. Владикавказ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *