Три фактора нестабильности

Одинокий навальнист из Владикавказа перечислил главные проблемы республики и призвал осетин не бояться поддержать акции протеста, прошедшие по всей стране. Он записал видео-обращение, которое стало вирусным внутри республики и даже попало на федеральные информационные площадки.

Молодой человек почему-то не учёл в своей речи возможность того, что в Северной Осетии просто не нашлось сколь-нибудь значимого числа желающих выйти в поддержку Алексея Навального.

Сам автор ролика в своём спиче обозначил три темы, которые, по его мнению, должны вывести людей на улицы: дело Цкаева, дело Джабиева и дело Чельдиева. Все три эти темы активно присутствуют и сохраняются в медийном поле, что позволяет им не выпадать из актуальной республиканской повестки.

«Делу Цкаева» уже больше 5 лет, и все это время группа журналистов информационно сопровождает расследование гибели в Иристонском отделении ГУВД Владикавказа Владимира Цкаева. В обществе сформировано устойчивое мнение о том, что справедливости в этом деле добиться невозможно, что следствие и суд противостоят вдове Цкаева Земфире, которая добивается судебных сроков для находящихся на скамье подсудимых бывших полицейских. Между тем, на последнем заседании суда была обнародована аудиозапись, доказывающая факт фальсификации расследования, о которой почему-то упоминать не стали. Похоже, что суд на следующем заседании будет вынужден принимать решение, отправлять ли дело Цкаева на дополнительное расследование. Для многих жителей республики, следящих за ходом расследования исключительно по публикациям в СМИ, подобное правовое решение может вполне послужить причиной для протеста.

«Дело Джабиева» — это югоосетинская история. Инал Джабиев погиб в стенах МВД, как и Владимир Цкаев. К Северной Осетии «дело Джабиева» имеет отношение постольку поскольку его информационно сопровождают с территории Северной Осетии, те же журналисты, которые поддерживают и вдову Цкаева.

«Дело Чельдиева» — самая болезненная для населения республики тема, потому что под судом оказались совсем молодые и явно случайные ребята, которые откликнулись на призывы местного «революционера» Вадима Чельдиева, собравшего на сход 20 апреля 2020 года людей, недовольных своим социально-экономическим положением. Пожалуй, Чельдиев стал своеобразной «прививкой» от акций Навального, потому что людям слишком наглядно продемонстрировали, что под чужими знамёнами «за все хорошее против всего плохого» выступать опасно.

Показательно, что все три фактора недовольства — дело Цкаева, дело Джабиева, дело Чельдиева — в сфере решений, принимаемых в рамках внутренней политики региона.

Изначально глава Северной Осетии Вячеслав Битаров поддержал вдову Владимира Цкаева, хотя к исполнительной власти республики это дело не имело никакого отношения. Но тем не менее и суд, и следствие оказались под давлением «личного контроля». В итоге суд затягивается, а решения, которые могут не понравиться пострадавшей стороне, не принимаются, и недовольны все — люди, которые ждут разрешения затянувшейся истории, вдова Цкаева, которая хочет видеть за решеткой всех обвиняемых, сами обвиняемые, которые не хотят фигурировать в фальсифицированном, возможно, деле.

Была выражена и публичная поддержка главы республики Руслану Тотрову, причём на Юге она была воспринята не просто как возмущение тем фактом, что на журналиста было совершено нападение, но и как согласие со всей его информационной атакой на президента Южной Осетии Анатолия Бибилова. С учетом того, что выходцев из Южной Осетии в Северной не меньше, чем жителей в РЮО, приходится согласиться с мнением, что «дело Джабиева» тоже может вывести людей на улицы.

И третий триггер недовольства общества — Вадим Чельдиев — фактически был создан в попытках властей республики заигрывать с теми маргинальными кругами, которые он представлял. Общеизвестно, что Чельдиев встречался с главой республики, рассчитывал на его поддержку и неоднократно призывал людей в его сторонники, сам заявлял о том, что «стоит рядом с Битаровым». Не получив от власти ожидаемого, он сменил риторику, имея на тот момент популярность и узнаваемость, которую ему обеспечили власти с помощью своих же медийных ресурсов. В итоге такой популизм и привёл в массовому протесту 20 апреля 2020 года.

На самом деле, история Чельдиева — урок не только для рассерженных горожан, уяснивших, что не стоит выбирать себе в предводители кого попало. Это предупреждение и для властей: кто попало может в определенной точке кипения оседлать протестные настроения, а Северная Осетия со своими самыми низкими в стране зарплатами, выросшей до исторического максимума безработицей, уголовными делами проворовавшихся чиновников и коллапсом в ЖКХ этой точки кипения практически достигла. И в этой ситуации не стоит рассчитывать на то, что «Кавказ не поддержит Навального». Недовольство местной властью и хорошо прокачанные медийные истории вместе могут оказаться сильнее нелюбви к конкретному кавказофобу Леше. В конце концов, Вадим Чельдиев тоже нравился десяткам, а на площадь сумел вывести тысячи.

Мадина Сагеева

2 комментариев

  1. ЗА НАВАЛЬНЫМ НЕ ВЫШЕЛ КАВАЗ,НЕ ОТ ТОГО ЧТО ЕГО НЕ ПОДДЕРЖИВАЮТ, А ПОТОМУ ЧТО ВЛАДИКАВКЗСКИЙ МИТИНГ СТАЛ УРОКОМ ДЛЯ ВСЕГО КАВКАЗА!ДО СИХ ПОР НАШИ ЛУЧШИЕ ПАРНИ СИДЯТ В РОСТОВЕ!А ПРИЗЫВЫ ЧЕЛЬДИЕВА И НАВАЛЬНОГО- ЗА СВОБОДНУЮ ЖИЗНЬ НАРОДА!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *