Обращение к прокурору

Из-за организации агитационного мероприятия в поддержку главы республики в период карантина умерли и заболели наши старшие.

Согласно тексту поправок в Кодекс об административных нарушениях, штраф за несоблюдение карантинных мер, если из-за этого заразился и умер другой человек, составит от 150 до 300 тысяч рублей, для должностных лиц — от 300 до 500 тысяч. С граждан, чьи действия во время карантина представляют опасность для окружающих, могут взыскать от 15 до 40 тысяч рублей; с должностных лиц — от 50 до 150 тысяч рублей. Максимальный штраф достигает миллиона рублей: такое наказание предусмотрено для юридических лиц, действия которых привели к чьей-либо гибели. Что касается уголовной отвественности, то она может наступить при любом публичном обращении к третьим лицам, вне зависимости от формы такого обращения, которое содержит заведомо ложную ситуацию об эпидемиологической ситуации или принимаемых мерах. В связи с этим просим провести проверку съемки программы ГТРК «Алания» «Аланийы райсом», вышедшей в эфир 5 мая 2020 года, после которой от вирусной пневмонии умер один из ее организаторов и один из участников-ветеранов. Другие участники программы тяжело переболели.

 

Объявленная ВОЗ пандемия короновируса была встречена в нашей стране во всеоружии. Федеральные структуры немедленно и слаженно были мобилизованы для выработки мер по недопущению распространения инфекции. Одновременно были приняты меры, ужесточающие ответственность за нарушение карантина. Премьер-министр России Михаил Мишустин на совещании с вице-премьерами четко сформулировал задачу: «Сейчас наша основная задача — это работа на опережение, минимизировать распространение вируса». Но что мы наблюдаем в Осетии? Какие шаги предприняло руководство республики? Битаров, конечно, объявляет о запрете проведения массовых мероприятий, но на деле этот запрет не более чем пустая формальность. Не останавливают работу предприятия, принадлежащие главе республики, сам он активно участвует в бесконечных мероприятиях «на камеру», тем самым провоцируя население на возмущение и протест. В результате он вынужден удовлетворить требования людей и разрешить работу большинства предприятий.
20 апреля на многотысячном митинге у Дома Правительства ситуация с несостоявшимся карантином усугубилась окончательно. Более часа Битаров и его окружение провели в толпе митингующих без масок и иных средств защиты, в очередной раз продемонстрировав легковесное отношение к серьезной угрозе.
Четко и профессионально прокомментировал произошедшее главный санитарный врач Осетии Алан Тибилов: «Они все тут толпой стоят. Все без масок. Скорее всего куча инфицированных.  Как врач я скажу: ситуация катастрофическая. Я думаю у нас после этого будет значительный подъем зараженных через несколько дней». Сегодня, к сожалению, очевидно, что прогноз Тибилова оказался верным.

Но руководство республики продолжило создавать условия для повсеместного распространения опасной инфекции. Опасности была подвергнута самая уязвимая часть населения — старшие, которых спешно призвали на передачу в поддержку власти. Организаторы этого мероприятия в лице сотрудников управления внутренней политики администрации Северной Осетии, Общественного объединения Стыр Ныхас, представители районных администраций, представители местного телевидения вызывают уважаемых людей из дома на передачу, запись которой проводится в нарушении
всех разумных предосторожностей, в момент активного распространения вируса. Сама картинка транслируемой по ТВ каналам встречи призвана была, очевидно, убедить людей в несерьезности угрозы: отсутствие каких-либо средств защиты у выступающих однозначно было воспринято народом как очередной сигнал о ложной тревоге. За кадром осталось организованное для дорогих гостей застолье. И это в момент когда по распоряжению Битарова были закрыты все учреждения общепита.
Кто ответит на вопрос: «Ради чего старшие и лучшие люди республики были умышленно подвергнуты опасности?» И это в тот момент, когда полицейские патрули раздают людям листовки о необходимости самоизоляции. Какова цена жизни в Осетии? Кто понесет наказание за умышленное причинение вреда здоровью и «принуждение к опасности» (не оставление в опасности, а именно принуждение к ней). Ответ на поверхности: все до единого организаторы беспрецедентной съемки повинны в этом злодеянии. Жизнь и здоровье даже заслуженного и всеми уважаемого человека в Осетии не стоит ровным счетом ничего, она равна нулю. И никакие заслуги перед республикой и народом не имеют никакого значения: жизни и здоровье участников передачи были принесены на алтарь благополучия властьимущих. Двое участников умерли, остальные в установленный инкубационный период все переболели.
За что и ради чего? Остается надеяться, что Следственный комитет и Генеральная прокуратура дадут однозначный ответ на эти вопросы. Данный материал следует считать официальным запросом в соответствующие органы.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *