Книга о выдающемся Поэте и Гражданине

 

 

5 мая исполнилось 90 лет со дня рождения выдающегося осетинского поэта, переводчика и публициста Георгия Бестауты. Это событие было отмечено в обеих столицах Осетии, и одним из основных организаторов их был профессор Людвиг Чибиров, который много лет дружил с этим неординарным и всесторонне талантливым человеком.

Людвиг Алексеевич, как всегда, успевает везде. Его труды по осетинской этнографии стали классическими – на их основе защищена не одна кандидатская и докторская диссертация. Его усилиями состоялось окончательное оформление такого направления, как нартоведение. Его труды по Нартиаде и руководство по изданию энциклопедии о Нартах внесли полную ясность об истоках эпоса и его происхождении. Несомненно, привлекли внимание книги Людвига Чибирова, посвященные государственному строительству Южной Осетии, издания мемуарного характера, публицистические сборники.

 

 

В этом ряду выделяются издания, в которых речь идет о людях известных, хорошо им знаемым и близким по духу. Отдельные издания посвящены Аксо Колиеву, Васо Абаеву, Григорию Котаеву, Иуане Ялгузидзе (Габараеву). Несколько лет назад из печати вышла книга Л. Чибирова «Имена». В ней речь идет о таких личностях как Захарий Ванеев, Шалва Инал-Ипа, Юрий Кучиев, Сергей Таболов, Всеволод Миллер, Христофор Чибиров, Борис Пастухов и других. Среди них есть и Георгий Бестауты, но Людвигу Алексеевичу показалось, что краткого очерка о нем недостаточно. Поэтому он представил на суд читателя более обстоятельный труд, посвященный жизни и творчеству выдающегося поэта. Книга называется «Георгий Бестауты. Шаги в бессмертие» и вышла она в прошлом году.

Книга начинается вступлением Народного поэта Осетии Музафера Дзасохова об авторе и его друге поэте. Он пишет: «На долгом жизненном пути судьба одарила Людвига Чибирова многими знакомствами, часто перераставшими в самые теплые, ничем не омраченные дружеские связи. И среди этого множества близких ему людей особое место занимает осетинский поэт, друг и единомышленник – Георгий Бестауты.

Ушел из жизни Георгий в самом расцвете сил. Эта потеря глубоко ранила сердце Людвига. Много времени прошло с тех печальных дней, много воды утекло, но дни, годы, проведенные с Георгием, настолько живы в его сердце, что он решил представить его образ на страницах книги».

И тут вспоминаются слова Нафи Джусойты, произнесенные еще в 2012 году: «Смерть отняла у него голос. Но те художественные образы, чувства и мысли, что были сотворены поэтом из самой глубины сердца, остались и стали ценным духовным сокровищем нашего народа».

Сам Людвиг Чибиров во введении к книге пишет: «Автор не поэт и не переводчик, но с родной осетинской литературой знаком не понаслышке. К тому с Георгием Бестауты или Бестау, как называли его в кругу друзей, нас связала духовная близость, подлинно братские отношения, переросшая в дружбу семьями. Это обстоятельство и настроило меня на склоне лет нарисовать образ ушедшего друга, ибо он – Поэт с большой буквы, яркая личность, подлинный патриот Отечества – является образцом Человека, эталоном Осетина для нынешнего и будущего поколений молодежи».

Как и всегда, Людвиг Чибиров подошел к изданию скрупулезно и системно. Не упускать из поля зрения ни одного, пусть маломальского факта – вообще стиль этого ученого и общественного деятеля. Первый раздел посвящен биографии Георгия Бестауты. Особенно отмечено, что тяга к писательскому труду проявилась у него уже в школе – был активным участником литературного кружка, писал стихи для школьной стенгазеты. Тогда же начал печататься. Позже была учеба на факультете журналистики Тбилисского государственного университета, работа в журнале «Фидиуæг», редакторская деятельность в областном издательстве «Ирыстон».

Второй раздел книги раскрывает Георгия Бестауты как поэта. И тут не обойтись от определения того же Нафи: «Талант Георгия Бестауты был возможностей самых разнообразных и непредсказуемых. Он умел писать все: и стихи, и рассказы, и очерки, и критические разборы, и эстетические миниатюры необычайно емкие и красочные… Даже письма под его щедрым пером превращались в художественную исповедь… Он большой, пока еще недостаточно оцененный поэт. В будущем, когда ныне здравствующие его современники перестанут влиять на литературные мнения, я думаю, он будет признан великим осетинским поэтом романтической плеяды: Нигер, Грис Плиев, Хазби Калоев, Шамиль Джигкаев, Таймураз Хаджеты…»

Герой книги буквально ворвался в большую поэзию, и признание его произошло быстро – он пользовался авторитетом среди собратьев по перу, с его именем считались. Уже первый поэтический сборник Георгий Бестауты «Буря», увидевший свет в 1959 году, вызвал заинтересованный отклик таких маститых корифеев осетинской литературы как Грис Плиев, Георгий Дзугаев, Гафез, Михаил Нартикоев. А Хаджи-Мурат Дзуццаты писал: «Явление Георгия Бестауты дорогой подарок для осетинской литературы. … В поэзию Бестауты принес свой интеллект и горячий темперамент, первыми же стихами привлек внимание читательской аудитории».

Вслед за этим последовали поэтические сборники «Радость жизни», «Ночь и день», а следующая книга стала для Бестауты последней и вышла она через целые 13 лет после предыдущей. Столь большой перерыв был связан с тем, что автор всецело погрузился в главную цель своей жизни – переводу на осетинский язык поэмы «Витязь в тигровой шкуре» Шота Руставели. А ведь был еще и блистательный перевод на осетинский язык поэмы Ивана Ялгузидзе «Песнь об Алгузе» и многое другое. Все или почти все творческое наследие Георгия Бестауты собрано в трехтомнике, изданном во Владикавказе в 2004 году.

Отдельный раздел книги посвящен литературно-критическому наследию Георгия Бестауты. Понятно, что здесь особое место занимает разбор положения в поэзии. В статье «Правда – главный герой произведения» он пишет: «Осетинская советская поэзия вошла в пору возмужания. Анахронизмом стала поверхностная патетика, сухие риторические призывы 30-х годов. Сегодня главные тенденции нашей поэзии – стремление к социально-психологическому анализу жизненных явлений и событий, философские размышления о месте и назначении человека, высокий гражданский профессионализм. Одним словом, она стремится к мировым просторам». Почти два десятилетия его статьи знакомят осетинских писателей с грузинскими поэтами, о которых сама Грузия в наши дни стала забывать.

Особое место в книге занимает отношение Георгия Бестауты к драматургам. Он считал, что театр должен стать школой, взрастить себе понимающего, думающего зрителя, выполнит свое главное предназначение. Он и сам задумывался о написании пьесы, был намечен план, сюжет и персонажи, но, к сожалению, выполнить это он не успел.

Отдельный рассказ о друзьях-единомышленниках, собратьях по перу. Здесь говорится о Нафи, Грисе Плиеве, Михаиле Нартикоеве, Михаиле Булкаты, Хаджи-Мурате Дзуццаты, Камале Ходове, Ахсаре Кодзати и других. Но помимо друзей и единомышленников были у поэта и недруги. «Георгию отравляли жизнь всякого рода грязные слухи, гадкие люди. Зависть, ложь, клевета, сплетни. Иногда он уже не знал, куда от этого деваться. Те, кто писал на него анонимные письма, гнали его в могилу, настолько они бессовестны, что многие из них клянутся его именем», — пишет Хаджи-Мурат Дзуццаты.

В книге выделены главы об общественно — политической деятельности Георгия Бестауты, его семье, последних днях жизни.

Как и во всех своих книгах, Людвиг Чибиров снабдил рецензируемое издание солидным приложением. Здесь, прежде всего, письма, статьи о нем, некоторые публицистические отрывки, стихи ему посвященные. Книга издана на высоком полиграфическом уровне, она богато иллюстрирована. Редактировал издание Роберт Кулумбеков

Батрадз Харебов,

заслуженный журналист РЮО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *