Проблема Даргавского некрополя

В одном информационном ресурсе я прочитал статью «Сколько ещё фамильных склепов нужно осквернить, чтобы урегулировать правила поведения в святых местах?» И я, так как мои корни оттуда, вынужден был поехать и посмотреть своими глазами склепы моих предков с номерами 3 и 4.

Это было 19 сентября 2021 года. Так как горное захоронение пользуется популярностью, там находилось очень много туристов с разных регионов России. Гости республики стояли на проезжей части дороги, транспорт хаотично был припаркован на территории перед некрополем и на проезжей части дороги. Обслуживающий персонал из-за большого количества приезжих и нехватки кадров не успевал обслуживать людей. А некоторые недобросовестные туристы перелезали через забор на территорию «Мёртвого городка», откуда их с трудом возвращал охранник за пределы некрополя.

В 1923 году в статье «Хранилище горской старины» Туганов писал: «Кавказские горы подобно огромным каменным сундукам, в глубине своих ущелий сохраняют сотнями, тысячами лет, остатки древнейших народов, игравших, когда-то, видную роль на мировой исторической арене. Различные языки, разные нравы и обычаи, и разновидность культур мелких народностей до сих пор ещё не могут быть исследованы в корне. Меж тем живая летопись народов, написанная на памятниках народного творчества, с каждым часом скудеет, памятники страны уничтожаются безжалостной рукой человека и времени, и наука форм общечеловеческой жизни несёт бесконечную утрату».

Даргавский некрополь является историко-культурным памятником, который до сих пор поражает воображение необычной архитектурой и наполнением. Возраст скорбного места – около 700 лет. Изначально склепы создавались исключительно как место погребения, но когда в восемнадцатом веке Даргавское ущелье настигла эпидемия чумы, их стали использовать в качестве зоны карантина. Заболевшие семьи добровольно изолировали себя в фамильных усыпальницах вместе с запасами еды и воды. Большинство так и умирало внутри не в силах побороть смертельный недуг. Выжить удавалось совсем не многим.

История создания. Необычное место. Мягкий климат, даже осенью и зимой здесь сухо, до трехсот дней в году стоит ясная погода. Большое количество ровных пространств, что редкость для горных ущелий. Говорят, здесь особая геомагнитная зона. А каждый склеп построен в центре геомагнитной сетки, форма же построек — в виде башен со сквозными отверстиями, через которые проникает ветер, способствует быстрому мумифицированию тел умерших. Первые захоронения в Даргавсе относятся к началу ХVII века.

Фамильные склепы Бадтиевых №3,№4

Вот что рассказывает житель Даргавса Ахамбек Бадтиев о историко-культурном памятнике «Городок мёртвых». Автор категорически не согласен с утверждением некоторых ученых о греческом или монгольском происхождении «города мертвых». Не согласен он и с теми, кто связывает склеповые сооружения Даргавса с эпидемией холеры, свирепствовавшей в горной Осетии в конце XVIII — начале XIX в.

Он писал так: «Разговоры о том, что когда-то давно в этих местах вспыхнула страшная эпидемия холеры, что умирающих людей некому было хоронить и они, предчувствуя свой конец, сами заходили умирать в склепы, – мягко говоря, ничем не оправданы. Спрашивается, как больные, умирающие люди в такие короткие сроки успевали соорудить усыпальницы? Где для этого брали камень, известь, глинистый сланец? А если склепы были изготовлены заранее, то возникает вопрос: откуда они знали о приближавшейся катастрофе?

Многочисленные неопровержимые факты говорят о том, что «городок мёртвых» был построен осетинами, проживавшими в Даргавсе. Причиной выбора места для похорон покойников на этом скалистом бугре является малоземелье. В Даргавсе в то время проживало более 2000 дворов, в каждом из них – по несколько больших семей. Такое количество населения надо было прокормить, поэтому шла борьба за каждый клочок пригодной земли. Её отвоевывали из-под горных обвалов и у поймы реки. До сих пор в Даргавсе ещё сохранились большие кучи камней на этих участках и на межах. Тронуть межу между пахотными участками было опасно, это, как правило, заканчивалось кровопролитием, а то и кровничеством. Сено косили на крутых горных вершинах, в опасных для жизни местах. Глубокие старики, которых я застал, рассказывали, что стоимость лошади равнялась стоимости клочка земли, на которой она стояла.

При таком положении вещей жители Даргавса не могли выделить земельный участок под общее кладбище сколько-нибудь пригодный для пахоты или сенокоса. Поэтому они определили скалистый бугорок под общее кладбище и поделили его между фамилиями в зависимости от количества дворов в фамилии — от 6 до 25 квадратных метров. Копать и хоронить на отведенных участках не было возможности — мешали скальные пласты. Поэтому начали строить склепы разной формы – от одного до четырех этажей. Отверстие на каждом этаже закрывалось плитой из глинистого сланца и замазывалось глинистым раствором.

В пользу такой версии склеповых погребений выступил декабрист Владимир Сергеевич Толстой в очерке «Сказание о Северной Осетии», переизданном во Владикавказе в 1997г.

Он пишет: «Кладбища всех горных осетинских деревень состоят из каменных строений, обросших мхом, что служит верным признаком их древности. Эти строения на осетинском языке называются дзаппадз – или четырехугольные или продолговатые, имея от двух саженей ширины; наружная возвышенность стен, над уровнем земли, различествует от одной до двух саженей. Вместо крыши – острый свод, покрытый плитами, сложенными уступами. В одной стене отверстие, заложенное плитою и тщательно замазанное. Внутри этого здания глубокая яма, над которой наставлена широкая полка, прилегающая к стене, где отверстие, и к двум боковым.

Покойника на тюфяке под одеялом и буркою через отверстие кладут на внутреннюю полку и, по мере наполнения eё, сталкивают давних покойников в подлежащую яму».

Так что разговоры о «заблаговременном приготовлении усыпальниц» и их массовом «заселении» в период эпидемии чумы, свирепствовавшей в горах Осетии в конце XVIII-первой половине XIX века, не имеют под собой никакой почвы.

Да, эпидемии в горах дореволюционной Осетии действительно бывали. Они унесли сотни тысяч жизней. Но археологические и этнографические исследования показали, что склепы использовались для погребения ещё задолго до упомянутых эпидемий и после них.

Хоронить покойников в склепах перестали после постройки дороги через Кахтисар, позволившей переселиться многим на плоскость. С тех пор каждый начал хоронить своего покойника на краю семейного участка.

О том, что в склепах Даргавса покоятся одни даргавсцы, свидетельствуют такие факты:

Старожил Баллаев Сосе умер в 1912 году. Он постоянно ухаживал за одним из склепов и охранял его от проникновения посторонних людей, искателей «счастья». Он говорил, что его отец Сой покоится в этом склепе.

Старожил Токаев Ханге умер в 1914 году. Он тоже постоянно ухаживал за одним из склепов и говорил, что его отец и мать покоятся там.

Старожил Бадтиев Бадче умер в 1915 году, тоже указывал на один из склепов и говорил, что его отец Афако покоится в нём.

А вот любопытный случай, связанный с происхождением и принадлежностью «Города мертвых».

В 1908 году из Петербурга в Даргавс приехала группа археологов во главе с профессором. Из склепов «Городка мертвых» они выбрали черепа и упаковали их в ящики для, отправки. Узнав об этом, жители с. Даргавс прибежали к археологам, отобрали у них черепа и побросали обратно в склепы, самих ученых избили. Последние пожаловались во Владикавказе властям. Было арестовано человек шесть. Вскоре они предстали перед судом. Среди обвиняемых был один слегка помешанный – Угалико. На вопрос мирового судьи: почему избил профессора, он ответил: «Когда в воскресенье мы приходим в церковь, то священник в своей проповеди говорит: «Придёт время, Иисус Христос вернется с небес, покарает всех грешников и негодных людей; все усопшие воскреснут и выйдут». Так как же быть нашим усопшим, когда они воскреснут, как они будут жить, если профессора увезут их головы?»

Это и оправдало обидчиков.

Другой не менее любопытный случай произошел в конце XIX века. Житель с.Даргавс Цикаев Тумуг умер, и его заложили в фамильный склеп, отверстие закрыли плитой из глинистого сланца, замазали раствором.

На третий день ребятишки пасли ягнят и бегали по склепам. Из одного склепа услышали стоны. Об этом сообщили в селение. Оттуда прибежали люди, открыли отверстие склепа и увидели умершего три дня назад Тумуга. Он выбросил крышку своего гроба и сидел в нём, как ни в чем не бывало. Его унесли домой. После этого он прожил ещё семь лет.

Пользуясь суеверием людей, Тумуг рассказывал всякие «новости» из загробной жизни. Народ валил к нему валом. Каждый интересовался жизнью своих покойников. От бедняков пользы было мало, а тем, кто побогаче, он отвечал, что они позабыли своих покойников, поэтому те испытывают на том свете большую нужду. Этим людям становилось совестно и жалко своих умерших, и они ничего для них больше не жалели, резали свой скот, устраивая богатые поминки. На них Тумуг всегда сидел на почётном месте.

Таковы факты, подтверждающие то, что «Городок мертвых» в Даргавсе был построен местными жителями и, что там не было, и нет посторонних захоронений».

Неоднократно осуществлялись туристами надругательства над телами усопших, за которыми в дальнейшем следовали уголовные наказания. Во избежание повторных случаев надругательства над телами умерших, краеведческий музей внес предложение о закрытии смотровых проемов в склепах.

Что делать?

При посещении даргавского некрополя не видно, что это филиал Краеведческого музея. Предлагаю повесить вывеску, подтверждающую это.

Так как туристы посещают даргавский некрополь, то считаю нецелесообразным закрытие смотровых проемов в склепах.

Предлагаю смотровые проемы сделать из дерева и прозрачного армированного стекла.

Создать условия для посетителей (стоянка для транспорта) и правила поведения на территории данного объекта, оживить работу дома-музея чтобы люди могли посещать его, следить за чистотой территории (вовремя косить траву), продумать дорогу на ферму, штат комплектовать из местного населения, они более заинтересованы в сохранности некрополя, так как в склепах захоронены их предки.

Необходимо на входе в некрополь указать всё историческое значение данного объекта, во избежание недопонимания между приезжими и местными жителями. Для этого нужно подключить профессионалов.

В связи с развитием внутреннего туризма в стране, «Мёртвый городок» является, на сегодняшний день, одним из наиболее посещаемых мест на Северном Кавказе. Так как туристическая отрасль недостаточно развита внутри республики, наружу вылезли все её недостатки. Одна из причин неоднократных актов вандализма на территории некрополя – неумение служащих музея урегулировать его работу. В таком историческом месте должны работать профессионалы, знающие своё дело и способные его хорошо выполнять во избежание дальнейших конфликтов или проблем, связанных непосредственно с самим «Городом мёртвых».

Надеюсь, что чиновники, отвечающие за решение этой задачи, услышат и учтут мои предложения.

Григорий Бадтиев

Заслуженный работник культуры СОССР

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *