Аттракцион невероятной поучительности

«Вдоль обрыва, по-над пропастью, по самому по краю…».

Владимир Высоцкий

От автора

Отклики на мои публикации, посвященные «битаровскому пятилетию», приходят и в редакцию «Свободного взгляда», и, разумеется, лично мне. В сумме их на самом деле очень много, как будто я «сковырнул» какую-то «заповедную» тему, что совершенно не соответствует действительности: кроме меня об этом писали и пишут многие журналисты и не журналисты.

Что касается моих статей, на каждые десять положительных откликов есть, как минимум, один респондент, который, поддерживая, образно говоря,99 процентов прочитанного, не согласен с однопроцентной его частью. Они так и говорят «Вот в этом месте мне не понравилось». Или: «С таким твоим суждением я не согласен».

А еще мне попеняли и на некий пессимизм.

Что тут скажешь? Я восхищен, что у меня такой читатель: взыскательный, не всегда со мной соглашающийся, имеющий свое мнение, свою позицию, а если еще категоричнее – имеющий свою голову на плечах. Я ведь тоже не «святую правду» высекаю из клавиш, а делюсь своими мыслями, далекими от претензий на истину в конечной инстанции.

Бывает, выражаюсь в чересчур эмоциональной, экспрессивной форме (на это тоже обращают внимание, хотя многие, наоборот, поощряют именно такой авторский почерк). Это действительно стиль. Система образных, лексических и интонационных мотивов, которая сложилась за долгое время журналисткой практики, и уже поздно «пить боржом», то есть менять свои привычки и манеры.

Еще спрашивают, почему я так «зациклился» на Вячеславе Битарове, неужели нет более интересных тем? То есть, заслуживает ли он того, чтобы о нем так много писать?

Отвечу в двух словах: мне интересна не только личность своего героя (или антигероя) – мало ли в Осетии «успешных коммерсантов»…

Намного важнее проследить за тем, как «удар властью» деформирует людей, не имеющих необходимой порции противоядия в виде определенных нравственных и профессиональных основ. Подбирающих свое ближайшее окружение таким образом, чтобы никому не взбрело в голову высказывать вслух «другое» мнение.

Сегодня Вячеслав Битаров – это не только реальный, живой (дай Бог ему до ста лет быть во здравии!), а уже – образ. Невероятно поучительный.

Его пример, особенно финальная часть «пятилетия»,– школа для всех властолюбцев. Понимаю, что таковые никогда не переведутся, ибо самая плохая власть лучше самой хорошей анархии. Но любя власть и себя в ней, нужно всегда помнить о своем статусе «народного слуги».

А посыл всех моих выступлений в прессе, если брать его широко, – он исключительно жизнеутверждающий. Потому что основным связующим мотивом в них является идея пути, идея движения, идея развития, идея динамичной позитивной эволюции.

К тому же, мой пессимизм, если он на самом деле присутствует, более лиричен, чем шапкозакидательский оптимизм некоторых чиновников. Не жалеющих для народа «лженадежд». Высмеянных Евгением Евтушенко еще в советскую эпоху:

«…Но, может, лучше честное отчаянье,

чем лженадежды — трусов ремесло?».

            Или:

 «Все милые улыбочки надеты

            на лженадежды, прячущие суть».

Итак, поехали…

 ***

 1августа 2019 года газета «Новые Известия» опубликовала статью Олега Горюнова «Северная Осетия при Битарове: тотальный контроль, прослушка и увольнения недовольных».

Менее чем два месяца спустя (24 сентября 2019 г.), в «moscow-post.su» вышел материал «Неуправляемое хозяйство Битарова», в котором автор Анна Архангельская размышляет над тем, каким образом структуры обширного семейного бизнеса Битарова регулярно получают миллионные заказы от государства.

И наконец, 8 октября того же года выходит еще одна статья, теперь уже в «Московском комсомольце» (www.mk.ru) – одной из самых популярных и читаемых в России ежедневных газет: «Главу Северной Осетии заподозрили в помощи «приближенным фирмам». Издание утверждает, что, заняв пост главы региона, Битаров отошел от коммерческой деятельности лишь формально, по факту оставаясь владельцем сельскохозяйственных предприятий, ресторанного бизнеса, фирм, производящих пиво и продукты питания. Журналисты не исключают, что часть средств государственной помощи и льготных кредитов на развитие сельскохозяйственной отрасли в республике может идти на обогащение главы республики и его семьи.

И первая, и вторая, и третья публикация остались безответными.

Притом, что на каждый антибитаровский писк в соцсетях в исполнении местных авторов, в Сером доме происходило паническое, истеричное реагирование.

А тут тиражом более чем в миллион (!) экземпляров на российском информационном пространстве «убивается» репутация Главы республики, а его пресс-служба молчит. Почему?

Потому что Вячеслав Битаров очень рациональный и осторожный, очень аккуратный человек, и никаких поступков «на взводе», на истерике не делает.

Понимает – если втянется-ввяжется в бой с федеральными СМИ – размажут. Это против местной «шушеры» можно быть смельчаком.

В пору моей юности был у нас в Бирагзанге забавный старичок-сосед, который, стоило только теленку начать серию «воззваний» к пасущейся на пастбище корове-матери, начинал гонять его и воспитывать палкой, вперемешку с крепкой руганью… На что его супруга методично однообразно пыталась умиротворить не в шутку разбушевавшегося «сæрыхицауы»: «Цауыл æй марыс, на лæг? Бухгалтеры куыст нæ зоны… Уасын зоны æмæ уасы» («Зачем ты его мучаешь? Бухгалтерию вести не умеет…. Умеет мычать и мычит»).

Вот и они, пиарщики Битарова, только умели его фотками с детишками и старушками заполонять все интернет-щели, и делали это все пять лет, даже сейчас не угомонятся. Ничего более серьезного им было не под силу.

Никто, например, не смог возразить политологу Игорю Дулаеву, который назвал Северную Осетию «глубоко депрессивным регионом», а 83-е место Северной Осетии в рейтинге эффективности управления АПЭК – как сигнал федерального центра главе региона Вячеславу Битарову. «Депрессия, — по мнению политолога, — усиливается тем, что политическая команда, которую собрал Битаров, не может вывести республику из этого состояния, в том числе и в социально-экономическом плане» (Градус Про, 23.01.2020).

Очень серьезное наблюдение. А в ответ – опять «молчание ягнят». Что-то скинут в сеть благохвальное и величальное – и люди развлечены.

Какая-нибудь ерундовина – и у свиты панические реакции. А тут – мутный проблеск скотча, коим залеплены рты битаровских демиургов. Соблюли полнейшую тишину. Ни один не «опустился» до предметной полемики с автором.

Клепать примитивные «Фæндаги» и «На посту» (об этом – ниже) – мастера, а возразить на серьезную критику по существу не хватило душка.

Идея Анатолия Кусраева

Мало кто знает, что пять с половиной лет назад, мы с Тамерланом Агузаровым были увлечены (с подачи заслуженного деятеля науки РФ, доктора физико-математических наук, профессора Анатолия Кусраева) идеей создания в Кобанском ущелье или в районе Кахтисар академгородка международного уровня по сейсмо-исследованиям.

Грезили научно-исследовательским центром под эгидой РАН, где можно было бы проводить различные сейсмологические эксперименты, заниматься мониторингом землетрясений, чтобы оповещать население об опасности при возникновении чрезвычайной ситуации. А опасность действительно велика. Например, в случае аварии на Зарамагской ГЭС пострадают десятки близлежащих населенных пунктов.

Основными направлениями исследований здесь могли бы быть геофизика, сейсмология, инженерная сейсмология, сейсмостойкое строительство, гравиметрия, изучение сейсмостойкости (сейсмической безопасности) не только Зарамагской ГЭС (вместе с его плотиной и водохранилищем), но и ядовитых хвостохранилищ, пусть даже захороненных, при авариях на которых Осетия, и не только она, превратится в ад.

Разработки сейсмоцетра могли бы найти эффективное применение и для предупреждения опасности, связанной с оползневыми участками, часть которых на территории республики представляет реальную угрозу для населения.

Отдельной темой звучало грамотное использование рекреационных ресурсов, осуществление контроля за теми опасными природными процессами, которые непосредственно влияют на существующие и перспективные объекты туристского комплекса Осетии и Северного Кавказа.

Анатолий Кусраев, автор идеи, отчетливо предвосхищал возможности принципиально нового подхода к проблемам прогноза сейсмичности, основанного на математическом моделировании геодинамических процессов в земной коре с учетом ее структуры, неоднородности и сложных физико-механических свойств.

При этом ученый исходил из того, что по своим геологическим и экологическим условиям территория Осетии идеально подходит для создания такой обсерватории. То же самое село Кобань – с учетом близости и к Владикавказу, и к долине р. Геналдон (Кармадон), куда 20 сентября 2002 года с вершины Джимарай-Хоха произошло катастрофическое обрушение ледника Колка. Или же Кахтисар.

Анатолий Кусраев был убедителен в том, что анализ сейсмической активности района Казбека, пространственно-временное распределение сейсмических событий относительно вершины Джимарай-Хох и прикладные разработки будут широко востребованы не только относительно регионального поля сейсмичности всего Кавказа (зона схода ледника — Приказбекский район Большого Кавказа – по сейсмическому режиму относится к одной из самых сейсмоопасных зон региона), но и, как минимум, на постсоветском пространстве.

Был даже разговор с руководителем Федерального агентства научных организаций (ФАНО) Михаилом Котюковым, которого Тамерлан Агузаров намеревался пригласить в Осетию и обговорить с ним актуальные для республики вопросы…

Не успел. Он много чего не успел. Не по своей вине…

Преступление против народа

 «Тряхнет так тряхнет» – так назывался материал, опубликованный «Нашей Версией» 4 сентября 2017 года. В нем рассказывалось об опасности закрытия сейсмических станций в России.

Спустя немногим более двух лет, 18 декабря 2019 года, в «Основе» мелькнула заметка в несколько строк: «В Северной Осетии закрыли сейсмологическую станцию» (https://osnova.news/n/6254/).

Вместо того чтобы расширять сейсмическую сеть, с неожиданностью кармадонско-геналдонской катастрофы на жителей республики обрушивается весть о ликвидации Цейской сейсмостанции.

В любом другом обществе этот факт мгновенно стал бы информационным событием номер один.

А у нас – строчка в ленте новостей в негосударственных СМИ. Не более того!

Властные люди годами без устали говорят про горные территории, про «Мамисон», а тут из-под носа «увели» сейсмостанцию и – глухая тишина!

Почему не защищают от природных бедствий свою собственную территорию? Есть же федеральная программа «Сейсмическая безопасность РФ». Какие еще доводы нужны после 2002 года, чтобы не только не закрывать такие станции, а, наоборот, наращивать систему сейсмологических наблюдений в таком неспокойном, с точки зрения сейсмологов и метеорологов, регионе?

            Какой цинизм, какое кощунство, какая изуверская психология должны господствовать в головах тех, кто надумал ликвидировать сейсмостанцию в той республике, где под ледяной массой погибли 125 человек! Где последний приют нашла и съемочная группа Сергея Бодрова-младшего.

Не исключено, что на эту территорию, наверняка одну из самых лучших в Цее, кто-то «положил глаз» (кто — выяснится позже), но то, что ни одна ветвь власти не отреагировала и до сих пор не реагирует на это безобразие, наталкивает на подозрения.

После схода ледника Колка сейсмограммы станции «Цей» имели огромное значение для изучения уникального по своей природе явления. Сам факт наличия сейсмических записей такого события, как движение ледника, является очень редким и, в силу этого, представляет особую ценность.

Да и в самом Цейском ущелье немало природных опасностей: лавин, селей, оползней и обвалов.

Тем не менее, для наших официальных СМИ тема оказалась малоинтересной, а вот «Кавказ. Реалии» сообщили, что «В Единой геофизической службе РАН не стали комментировать закрытие станции, однако подтвердили, что сейчас она не работает, а вопросы ее дальнейшего существования находятся в ведении федерального центра». Дескать, «Пока решаются вопросы реструктуризации и нового места для нее» (18.12.2019).

Как эти вопросы решились, и почему прежнее место вдруг стало негодным – об этом ни звука, ни строчки.

А чем можно объяснить, что федеральный центр намеревается выделить, с одной стороны, миллиарды рублей на строительство горнолыжного курорта «Мамисон», а с другой стороны – ликвидирует сейсмостанцию в Цее, которая всегда считалась образцовой и имела большое значение еще со времен СССР?

В Северной Осетии, как и во всем регионе, довольно часто происходят землетрясения магнитудой до четырех баллов, подземные толчки чаще всего фиксируются в горных районах, во Владикавказе и некоторых городских поселениях их обычно ощущают жители верхних этажей.

Информация о толчках появляется на сайте Европейско-средиземноморского сейсмологического центра, а не на наших лабораториях и станциях. Почему?

Потому что цейская сеймостанция ликвидирована, а вместо научного центра сейсмологии в Кобани (или Кахтисар) вырос развлекательный комплекс «Альпина-Парк».

Заглянуть в этот «парк» — это значит заглянуть внутрь головы, внутрь приоритетов его бенефициара. Ничего неожиданного мы там не увидим: это просто разум бизнесмена, который умеет делать деньги. Он не просто хочет иметь их много, а очень и очень много!

Пять лет Осетией руководили нормальные рыночные люди, понимающие, что власть является источником «всего». Это тот самый волшебный философский камень, который безуспешно веками искали алхимики…А Вячеслав Битаров взял, да нашел!

Эти люди приняли оптимальное решение – соблюдать свои правила, и в этом нет ничего аморального. Просто это другая мораль…

А сейсмологи как были, так и остаются на вес золота. Сложно сказать, сколько таких специалистов работают в нашей республиканской сейсмослужбе, какую территорию и с каким качеством они мониторят.

Хватает ли имеющихся станций и наличествующей техники для изучения сейсмической активности и получения качественной информации для местности с 9-бальной сейсмоактивностью (в России сейчас, по новой карте сейсмического районирования, нет 10-балльных зон)?

Мы ведь тоже постоянно живем, словно на пороховой бочке, что подтвердил сход Колки. И сокращать финансирование сейсмостанций и закрывать сами станции – все равно, что отключать пожарную сигнализацию на атомной электростанции…

Блогеры и пропагандисты

 Во всем мире, в любой стране основная задача всякой официальной пропаганды – это убедить несчастный народ в том, что он счастлив. И для этого осетинская пропаганда лезла из кожи вон, но мало что у нее получалось, потому что у народа возникали сомнения в качестве «своего счастья».

Невольно искреннее восхищение испытываешь от взгляда на счастливых юношей в костюмах и с чиновными корочками, спасающих Осетию.

Можно представить, как сложно было этих розовощеких, упитанных, но в массе своей неразличимых и малодаровитых ребят, бросать на амбразуру политических баталий. На противодействие «оппозиционным силам».

Ни интеллектуально, ни профессионально они не были готовы к драматическому оживлению антибитаровской массовки, особенно в последние годы его правления. Потому что даже возвеличивать славные дела своего патрона нужно умеючи. Виртуозы фарса у Битарова были, а акробатов пера – увы…

            Свита, убежденная в том, что вся оппозиционная «шушера» проплачена «врагами народа», не смогла выработать правильный и действенный формат поведения, правильные и точные термины для описания происходящего в республике. Для описания того, что делает Глава.

Информационное обеспечение деятельности Вячеслава Зелимхановича оказалось в глубоком кризисе. Ни сам Битаров, ни его окружение не понимали, что к блогерам нужно относиться, как к важным и полезным «санитарам леса», и вообще – как к части осетинского политического или информационного пейзажа, вполне неотъемлемого. Социальные сети, инстаграмы, телеграм-каналы, фейсбуки – это все-таки сильная штучка. Именно они, как никто и ничто, бодрят нашу закостенелую политическую систему, не дают ей вконец покрыться мхом и пропахнуть нафталином. Одни преувеличивали значение сделанного, другие приуменьшали, но в такой поляризации мнений и оценок не было ничего страшного.

Условно, в России существуют две аудитории – аудитория интернета и аудитория телевизора. Аудитория интернета в нашей стране к 2019 году составила 82.6% и продолжает расти. Через интернет и соцсети любая информация выплескивается в считанные часы, а то и минуты.

В команде экс-главы республики непростительно запоздало смекнули, какие преимущества таит в себе новый информационный ресурс, а когда случилось прозрение, что основа социальности – это коммуникация, то отчаянно бросились заделывать брешь. Кого-то из блогеров сразу удалось привлечь на свою сторону, кого-то перевербовать потом. Но понимания, что «переорать» неанонимных блогеров анонимными «ирбисами» и «сантиметрами» невозможно, так и не случилось. Даже при наличии целой армады пропагандистов, на содержание которых требовались серьезные затраты от Главы.

Впрочем, никакой реальной угрозы от этих блогеров для властей предержащих не было. Ну как может угрожать чиновничьей касте человек, чей пост в соцсетях едва ли собирает аудиторию, исчисляемую долями процента населения?

Но так уж устроена наша властная верхушка в Осетии, что она всем своим критикам «делает биографию». Делает популярность – как побочный продукт своей борьбы с ними. А когда уделяешь такое внимание оппонирующим тебе людям, то стремительно растет их значение.

Я все время думаю, почему в окружении Битарова не нашлось ни одного реально креативного человека, который бы сказал: чего мы вообще «паримся», чего с ума сходим?

Есть официальные СМИ (телевидение, радио, газеты), которые работают на власть. Есть множество пресс-служб при властных органах, начиная от Главы республики и кончая министерствами и ведомствами, которые занимаются ровно тем же – пропагандируют успехи официальных структур.

А есть небольшая (на пальцах одной руки можно перечислить!) группа так называемых оппозиционных блогеров или журналистов, дающих телезрителю и читателю другую картину окружающей нас действительности.

Да, они нередко отвешивают чувствительные «информационные оплеухи» госмужам, но это нормально для любого цивилизованного социума, каковым, безусловно, является Осетия.

Как-то Аристотель замечательно сказал, что общество — это гармония, это музыка. А музыка состоит из разных нот. Если нота одна – значит, музыки не будет. И наше общество, собственно, прекрасно тем, что мы разные.

Увы, наше разнообразие кого-то очень сильно не устраивало. И вместо того, чтобы войти с блогерами в нормальный диалог, стимулировать их участие в политической дискуссии и борьбе стратегий экономического развития, команда бывшего Главы республики сжигала свой политический (информационный) ресурс в немыслимой, в том числе по накалу злобы (помните евтушенковское «эйфоричная злость»?), для относительно благополучной ситуации, в титанической войне со всем «внешним миром». Которая Вячеславу Зелимхановичу совершенно не была нужна.

Нужен был, как сказано выше, диалог. Хотя, если ты позиционируешь себя безгрешным ангелом, а другие считают тебя чертом с рогами и копытами, то диалог просто невозможен.

Сначала гиперреакция на блогеров была спонтанной, а потом стала частью некоего стратегического поведения и даже перманентного раздражения.

Стало ясно, что полюбовно дело не кончится, уж, коль именно неанонимная (!!!) часть блогеров на полном серьезе решили раздолбать сакрально-небожительский образ действующего на тот момент Главы республики – подобно тому, как юные хулиганы крушат снеговика, отламывая у него морковку и срывая ведро с головы.

Поражения битаровских мастеров пера и слова в информ-баталиях приобрели системный характер, не помогали даже уловки и хитрости, как например 50-ти процентное присутствие ботов в подписчиках телеграм-каналов. Проиграли всю конкуренцию, несмотря на то, что имели колоссальное техническое, численное, материальное превосходство над обличителями.

Они боялись даже собственной тени. Это не тактика победителей, это не тактика торжествующих и уверенных людей. Это была тактика поджавших хвост «сантиметров» с характерным завываньем из своих анонимных собачьих будок.

Можно называть ту или иную публикацию уткой, клеветой, вбиванием клиньев и так далее. Но – «дурачок», «идиот», «говно», «срач»….(простите, это – из текстов!) – вот все аргументы, весь полемический арсенал. Вместо доводов и фактов.

Когда-то, в дикие времена, гонцу, приносившему плохую весть, отрубали голову. Сохранись эта варварская традиция по наши дни, «палачи» в битаровской свите целыми днями махали бы топорами, лишая жизни тех, кто регулярно обставляют их, как детишек малых.

Есть такие опасные сумасшедшие, которым нельзя давать в руки никакие острые предметы, даже мебельные гвоздики, потому что они могут ими неверно распорядиться, съесть, например.

Ровно также нельзя было пускать в эфир, на газетную полосу и в сетевое информационное пространство пиар-вурдалаков, которые пять лет шныряли в околосеродомовских заводях в поисках «хлеба с маслицем». Озабоченные тем, кому бы еще перегрызть горло…

Если долго смотреть в звездное небо и пытаться постичь тайну бесконечности, то покажется, что начинаешь сходить с ума.

Если вслушаться и вчитаться в речи и тексты некоторых провластных пропагандистов, весь этот вой и эпилепсию в интернете, то отчетливо понимаешь, что это действительно была беда властного пула, который основную ставку сделал на свою самодовольность и исключительность, на бахвальство и канонаду, не стихавшую пять лет на всех каналах. С каким-то особенным пионерским звоном и задором.

Мне не нравились ни барабанный бой бесстыжей пропаганды, рисующий идиллическую картину осетинской жизни, которая напрочь замалчивала реальные проблемы народа, ни писклявый визг из некоторых телеграмм-каналов, заточенный на сплошной негатив.

Но «сантиметры» разом переплюнули все мерзости и пошлости, звучавшие с противоположной стороны. Чем дальше читатели погружались в тексты этого, так сказать, автора, тем меньше надежд оставалось на то, что он заговорит человеческим языком. Тут уже не знаешь, как быть: сомневаться в его умственных способностях или говорить о психиатрическом диагнозе.

Я много раз привлекал внимание близких к Битарову людей к этому ресурсу, но они мне говорили, что сами не знают анонимного «Дон-Кихота», который бескорыстно, не жалея живота своего (или, наоборот, заботясь о животе своем?) воспевает битаровскую власть.

Между тем, в лице этого штатного, хотя и анонимного для широких масс интернет-пользователей, испепелителя Тотрова, Фарниева, Газзати и Сагеевой, природа человека рухнула в темный̆ погреб глухой физиологической аномалии.

Такой хамской манеры прежде мы не видели. Просто некоторые люди забыли, как надо драться по-настоящему. Они думали, что если ты все время хамишь и материшься, то перед тобой отступят.

Это был знаковый персонаж осетинской политической жизни битаровского пятилетия, который забрызгал нечистотами лик республики, лик ее власти. У него даже ник какой-то особо комичный, специально, наверное, выведенный из его личных физиологических проблем -«4,5см.»

Все, что практически ежедневно воспроизводилось на этом канале, было ниже морального плинтуса, и говорить об этом, как о «журналистике» можно только в издевку.

Как тут не вспомнить «Обитаемый остров» братьев Стругацких: «Это было гнездо, жуткое змеиное гнездо, набитое отборнейшей дрянью, специально, заботливо отобранной дрянью…».

Куда эта дрянь сейчас подевалась? Меня просто беспокоит судьба всех тех маленьких людей, всех тех исполнителей, всей той мелкоты, которая, вероятно, предполагала, что их тявканье будет вечным.

Аноним размером в «4,5см.» никогда бы не стал, как Тотров или Фарниев, играть с огнем в открытую, потому что, обнажив лицо, рано или поздно придется «отвечать за базар».

Почему это имеет значение? Потому что именно в этих «сантиметрах» проявились очень важные для понимания природы битаровской власти, глубинные, сущностные черты, которые при других обстоятельствах были бы менее выпуклы, менее контрастны и, как следствие, менее заметны. Перед нами уникальная возможность пощупать дно и убедиться, что оно – в пропагандистах-защитничках, от которых Битарову гораздо больше принесено вреда, чем даже от самых злостных его высмеивателей.

«4,5см.» — это не какой-то вывих и недоразумение, это системная характеристика. История о том, как к Серому Дому прибилась неимоверная грязь. Абсолютно противоестественная в системе нормального государственного института.

Кому нужна была битва Битарова с его оппонентами на взаимное уничтожение? Под осетинским небом, на нашей отчей земле. Когда в пылу этой ожесточенной борьбы провластные пропагандисты по самые уши погрязли в той субстанции, которая сама себя назвала «4,5см.».

Они ведь заранее знали, что никто их не одернет. Никто не поставит в угол коленями на горох, никто не оттянет за уши. Поэтому эта пошлость чувствовала себя совершенно уверенно, прекрасно зная, что ничего ему не будет. Именно потому и была сделана ставка на анонимов.

Да ладно с зубоскальством «сантиметров»….

Но вот это упоение уродством! Эта терпимость к похабщине! Вячеслав Зелимханович, вы как додумались вывести такую породу пропагандистов, что раньше никому и не снилось? Неужели вас устраивал такой фоновый режим вашего присутствия во власти? Почему на него (на них) гневно не пшикнули? Вы же не могли не понимать, что анонимные «сантиметры» (тролли) работают не для того, чтобы впечатлить общество подвигами Битарова, а для того, чтобы освоить бабло, которое выделялось им в немалых количествах.

Неужели вы не понимали, что «сантиметры» навсегда останутся в своей проруби, но сама грязь – она никуда не денется? Все пойдет в копилку народной памяти. В восприятие битаровской реальности, с засильем анонимов на провластных интернет-каналах.

 Ставка на анонимов

 Маска, скрывающая лицо, – это всегда был атрибут преступника. А правоохранители, которые выступали против них с открытым лицом, были антиподами этих преступников.

Анонимы всегда считают, что ведут беспроигрышную игру, ничем на самом деле не рискуя, и поэтому выбирают стилистику подворотни.

Все это уродство, вся эта анонимность, эти маски – лицо битаровского времени. Его ипостась.

Обзаведясь «бесстрашным» анонимным интернет-ресурсом, бросив батальоны анонимных троллей на своих критиков, Вячеслав Битаров наверняка считал себя Александром Македонским, гоняющим побежденного Дария после битвы при Гавгамелах.

Насекомые-анонимы, с абсолютно феноменального согласия Битарова, плотно облепили Главу республики.

Это редчайший, уникальный эксперимент, который мы наблюдали в бытность Вячеслава Битарова Главой республики.

Подытоживая, следует констатировать одну простую вещь. Информационная система и люди, которые ее создали для обслуживания битаровской власти, на глазах большинства жителей республики стали вопиюще неадекватными.

Потому что, если даже мобилизовать все силы оппозиционных блогеров и дать им задание сляпать какой-нибудь чудовищный «отстой», все равно так здорово, как у пропагандистов Вячеслава Зелимхановича, не могло получиться. Рациональный формат полностью исчерпал себя. Он трансформировался в людей, которые спрятали свои ледяные глазки и со сладострастным чмоканьем смаковали каждый, даже самый маленький шажок своего хозяина.

Ушел Вячеслав Битаров на «вольные хлеба», но осадочек, причем довольно густой, остался.

От тупой, бессмысленной, чудовищно неэффективной пропаганды.

Как и откуда такие люди появляются? Находчивые борзописцы, умеющие любой микроскопический эпизод немедленно объявить чуть ли не общемировым событием?

Все очень просто — с приходом Битарова во власть они попали в волшебную эпоху востребованности. Незрелые и по годам, и по опыту, и по знаниям, они побили рекорды усидчивости. Самые ретивые заражали друг друга маразмом. Особенно по линии массового сброса в Инстаграм фотографий на тему «Битаров и дети»

Это был особый пласт в фото-пропаганде. «Цветы жизни» так и липнут к нему, оторваться не могут, однако эти фотографии никаких эмоций не вызывали, так как в них напрочь отсутствовал элемент естественности, натуральности, искренности. Не со стороны мальчишек и девчонок – тут все нормально, а со стороны тех, кто эксплуатировал эти картинки в пиар-целях. И поэтому даже заведомо выигрышный «театр» был абсолютно проигрышным.

Можно говорить и писать все, что угодно. Можно кукарекать, можно аукать, можно лаять, выдавая все это за мысли.

Но как бы они не тащили Битарова на роль новой «совести нации», морального камертона, эта попытка была изначально обречена на провал.

Такую задачу нельзя решить соразмерно худо-бедно сложившимся представлениям о должном и недолжном, здесь нужно действовать нагло, брать нахрапом.

Я уже писал в одной своей статье про «эпоху Битарова» – чересчур много «постановочного действа», а это никогда не дает ожидаемого эффекта.

Впрочем, найти что-то непропагандистское (неподдельное, по-настоящему непринужденное) – задачка реально трудная. Даже на открытие моста через Урух приволокли трибуну, как будто без нее Битаров не мог сказать двух слов от себя.

Маразм пиарщиков (не старческий, а профессиональный!) дошел до своего апогея, когда на всеобщее рассмотрение и тиражирование были выложены фото детей с пивного фестиваля.

Пиво и дети

 Вячеслав Битаров не любит участвовать и не участвует в мероприятиях, которые ему не нравятся. У него для этого недостаточно внутренней политической самодисциплины. Но в том, что имеет отношение к его детищу «Баварии», будь то юбилей компании или праздник пива — он не может устоять.

За два десятилетия проживания в Каунасе, в Литве, тогда еще Советской, я повидал много праздников пива. Литовцы – признанные мастера изготовления этого напитка. Помимо пивоваров из трех прибалтийских республик, Калининградской области и Белоруссии, в масштабных пивных фестивалях традиционно принимали участие чехи, поляки, финны, скандинавы…

Торжества начинались на Ратушной площади в «Старом Каунасе» и продолжались непосредственно в многочисленных пивбарах, разбросанных по всему 410-ти тысячному городу. Но никому не приходило в голову переместить это действо в тот же Каунасский драмтеатр, где играли известные советскому зрителю актеры Адомайтис, Масюлис, Будрайтис… Да и местные власти никогда бы этого не позволили.

Даже в «Спорт-галле», где я вместе со своими сослуживцами болел за баскетбольный «Жальгирис», во главе с лидером команды Арвидасом Сабонисом. Или в картинной галерее известного композитора и живописца Чюрлениса, куда мы приходили послушать органную музыку…

А тут – пивной фестиваль в национальном драматическом театре!

Казалось, все границы безумия пройдены.

Да нет же, была еще большая дикость – реклама пива (не важно – осетинского или занзибарского – это алкогольсодержащий напиток!) с участием детей.

Привлекать детей к рекламе алкогольных напитков – все равно, что с их помощью рекламировать сигареты.

Какой же силы должен был быть удар властью (четвертая, заключительная часть повествования о битаровском пятилетии имеет такое название), чтобы привести к чудовищным смещениям морально-нравственных ориентиров, что без ребятишек и девчушек даже пивной фестиваль нельзя провести?!

Увы, они тоже стали излюбленной «приправой» пропагандисткой продукции. И это, конечно, потрясающая паранойя. Безнравственный троллинг!

 «Осетинское пиво — не просто напиток для осетин, это то, с чем мы обращаемся к Всевышнему вместе с тремя пирогами», — говорил Вячеслав Битаров.

То есть, сакральный напиток.

И для его рекламирования нужно запустить весь этот каскадный механизм вовлечения детей к пивным делам?

Я не знаю, что это такое: «пацанское» упрямство, крепколобость — в плохом смысле, какая-то невероятная извращенность, дурь или придурь – что точнее?

Хождение Битарова с «арфæтимæ» (с благодарным приветствием) на концертную сцену юбилейного шоу «Баварии» или на пивные выставки собственного детища можно понять коммерчески, но нельзя понять политически – это была грубейшая ошибка.

Он излишне часто и неосторожно балансировал между «пан» и «пропал», а с привязкой к нашему рельефу — у края пропасти.

У представителей власти есть определенный кодекс этики, который они обязаны соблюдать. Любое скандальное событие с участием представителя власти, ставшее достоянием общественности, оборачивается дурно для его карьеры. И мы увидели это собственными глазами.

Коммерческие мозги и государственное мышление

 Никто никому не запрещает думать о больших деньгах и прочих радостях жизни, которые не нарушают твоего внутреннего привычного уклада. Если бы не один маленький, крохотный нюанс, который называется «республика».

Желание (несомненное и неподдельное!) сделать что-то полезное для республики и абсолютная безразмерность бизнес-возможностей, которых не было и не могло быть до прихода Вячеслава Битарова во власть (на тот момент, когда он был просто бизнесменом) – как соединить эти роли?

Трудно. Чертовски трудно!

Уложить (поместить) в коммерческие мозги государственное мышление – это называется «впихнуть» – простите за неблагозвучие, – «невпихиваемое».

Я не могу влезть в чью-то черепную коробку, не могу знать (угадать), какие картинки проецируются на его внутреннюю поверхность. Никто не знает, почему Битаров поступал так или иначе, кроме него самого. А в ряде случаев он наверняка и сам этого не знал.

Психология богатых людей общеизвестна: если я сумел сделать большие или очень большие деньги, значит, я продвинут и во всех других областях и отношениях.

А понимание, что должность главы он занимает не пожизненно, и что обстоятельства изменятся кардинально, как только он покинет апартаменты в Сером Доме, подстегивали, побуждали к действиям.

Если не подсуетиться, не рисковать, то это непростительно, так как такого шанса больше никогда не будет.

И Вячеслав Зелимханович проявлял натиск, не берег ни себя, ни свои силы, ни своих соратников. Демонстрировал полную вовлеченность по всем темам. Абсолютную — по абсолютно всем!

Чем отличается профессор от командира взвода? – есть такая армейская прибаутка.

Профессор знает и преподает одну дисциплину, а командир взвода, не зная толком ничего, обучает личный состав всему: строевая подготовка, огневая, уставы и т.д.

Как известно, антиподом компетентности является всезнайство, и политический лидер должен самоопределить уровень своей компетентности в том или ином вопросе.

Но у нас все пять лет была только одна фигура республиканского масштаба – Вячеслав Зелимханович Битаров, остальное – какое-то булькающее подбрюшье, не заслуживающее внимания.

Он все зациклил, завязал, забронировал на себе, перевел стрелки на себя, и все члены его команды стали «битаровы». У них не стало своих имен, своих лиц, своих фамилий, все – «битаровы». Они растворились в «силовом поле» своего начальника и перестали существовать как самостоятельные люди.

Есть такое понятие — перегорание на работе. Оно бывает у всех. Особенно, если личная «шерсть» хорошо коррелируется (соотносится) с государственной. Такие люди невероятно энергичны, динамичны. Когда каждый день пребывания на госслужбе тысячами нитей благотворно сказывается на твоем бизнесе, который никогда не переставал быть твоим.

Бизнес-становление

 У блистательной активности Вячеслава Битарова, конечно же, был «внутренний движитель», закодированный под благие намерения, которыми, как сказал классик, вымощена дорога в определенное заведение..

Когда судьба забросила его в Серый Дом, он и здесь демонстрировал чудеса эффективности. Первым делом, заполняя власть из родственников и друзей.

Как известно, бизнес 90-х формировался на «трех китах»: безудержная алчность, моральный ригоризм и безоглядный цинизм.

Время, когда Вячеслав Битаров создавал и раскручивал свою бизнес-империю, это особое время в жизни России и Осетии. Беспредельная преступность и всеохватная коррупция.

Госструктуры на службе у бизнеса, а он диктует, прописывает рецепты; популярно, на растопыренных пальцах, объясняет, что «низзя», а что «ззя».

Красивое было время. В веселые «девяностые». Когда бурно и «антисанитарно» негодяйничали и власть, и бизнес, и вся молодая «демократическая поросль», прибравшая к рукам советское наследство.

Бредовая эпоха, когда люди, хорошо известные своей жадностью, злобой и глупостью, сколотили огромные состояния. Скороспелые богачи-олигархи, хитрые, коварные, артистичные, улыбчивые – они были смертельно опасны для казны и народа.

Что было у Христа Спасителя, кроме милости и белой ослицы?

Он был Святым Нищим!..

А тут лихоимцы с помощью преступных юридических операций приватизировали, захватили, похитили, своровали без труда и пота народные земли, леса, реки, заводы, шахты, поля!..

В Осетии любой лесок, любое пастбище, любая сотка пахотной земли давно уже кем-то приватизированы, называть их народным достоянием, по меньшей мере, абсурдно.

У Вячеслава Битарова всегда была своя сверхзадача…

Энергия, честолюбие, эгоцентризм, тщеславие, гипертрофия собственной личности, жажда власти и воля к господству.

Все эти мифы (а, может быть, и не мифы) про эффективных собственников, про их радения и умения выводить регионы на какой-то новый уровень экономической эффективности, были развенчаны еще в 2014 году.

«Главы регионов — выходцы из бизнеса показали свою неэффективность в государственном управлении», такие выводы следуют из закрытого доклада ОНФ (март, 2014г.).

Вот еще заголовок одной публикации на данную тему: «Бизнесменам дорога во власть заказана — губернаторам от коммерции поставили «неуд» (28 марта 2014 г.).

Вячеслав Битаров чудом проскочил через это «сито» и был «последним из могикан», эдаким гладиатором на арене Колизея. Можно даже представить его ощущение: «Боже, как я сюда попал?!».

Он что-то увлеченно мастерил из республики, но абсолютно непонятно, что намастерил. Кто знает, каким был бы финальный нацпродукт, который получается из всех его радений, если бы ему дали досидеть до сентября, а потом еще пять лет.

Есть у антропологов специальный термин для тех, кто пережил большую катастрофу – он навсегда остается в ней. Какие-то вещи из пережитого продолжают в нем существовать.

Я думаю, что такой катастрофой для Битарова, как личности, стал приход во власть в качестве первого лица в республике.

Не тот политический масштаб!

Однажды Элина Сугарова (когда она еще была по другую сторону баррикады) написала про «10 ошибок Битарова». Я от души посмеялся над наивностью очаровательной Элины, поскольку ошибка у Вячеслава Зелимхановича была всего одна — согласие на пост главы, а все остальное – это следствия.

Надо было уйти депутатом Госдумы и оттуда «крышевать» свой бизнес, как это делают другие наши депутаты и сенаторы.

Но он мечтал быть самым главным именно в Осетии. Хотел получить к своему бизнесу еще и власть.

Мне кажется, что он до конца не понимал, какая это тяжелая ноша. Даже при всех подозреваемых и предполагаемых от нее радостях.

Он не мог подняться выше, чем есть. Единственное, что он мог – цепляться.

Этот гротескный солипсизм (философская доктрина и позиция, характеризующаяся признанием собственного индивидуального сознания в качестве единственной и несомненной реальности и отрицанием объективной реальности окружающего мира) пронизывал все его пятилетие – с первого до последнего дня.

Некоторые, самые первые, кадровые назначения вызвали оторопь даже среди близкого ему окружения; но, когда все сошло с рук, он начал верить в свое могущество. И люди с далеко не прозрачной биографией появились уже и во главе АМС Владикавказа. А для некоторых своих сомнительных назначенцев в Сером Доме он обзавелся даже «охранными грамотами» в виде благодарностей президента. Увы, непотопляемость, как оказалось, имеет срок годности.

В «осетинской Византии» надо уметь считывать сигналы. Интриги, страсти, энергичные подводные течения – это все нужно распознавать и анализировать

Но он был глух к сигналам времени и проиграл вчистую. Проиграл не кому-нибудь персонально, а Его Величеству Времени. Навсегда покинул политическую сцену. И никто об этом не пожалел. Все лишь вздохнули с облегчением.

 Великолепная восьмерка

 Автор «Человеческой комедии» Оноре де Бальзак считал, что «Ничто так не связывает нас, как наши пороки».

Вячеслав Битаров удивительным образом овладел приемом овеществления метафор и создал свою свиту из комических существ, состоящих в основном не из людей, а характерных признаков и манер.

Был такой фотоколлаж в сетях, скомпонованный из портретных снимков некоторых членов битаровской команды. С подписями, которые я лишний раз не буду перечислять.

«Великолепная восьмерка» вчерашних властелинов осетинского мира, которых народ легче узнает не по именам, а по кличкам.

Как же любопытно всматриваться в эти лица, сравнивая их с прозвищами, которые им дали в народе. Дали по какой-нибудь специфичной черте, какому-то индивидуальному свойству, фиксирующему особый смысл, присущий носителю этих качеств.

Кличка – это меткая характеристика того или иного субъекта. Иногда позитивная или просто нейтральное описание, а иногда – может служить негативной особенностью.

Проницательные люди подмечают в человеке особенности характера, манеры и прочее.

Но во всех случаях это – как маска, которая прирастает к лицу, – до степени неразличения с реальной действительностью.

Составляя характеристику человека, можно использовать огромный набор прилагательных, а можно ограничиться «портретом в несколько строк», посредством которых читатель словно бы вглядывается прямо в душу людей. В суть вещей, передающих натуру человека.

А можно ли охарактеризовать человека всего лишь одним-единственным словом? И есть ли вообще такое емкое и информативное слово? Которое, по своей сути, не просто тонко подмечает основные черты личности, но и объединяет эти черты. Полно и ярко раскрывают личность.

Есть! Только подобрать его непросто. Оно должно отражать не привычку, не манеру общаться, а какие-то стержневые качества. Которые, как мы уже заметили, первыми подмечают окружающие.

Это не самопрезентация: клички, прозвища – они вызревают в народе. Из того, что о человеке думают люди, каким они его видят.

Так вот, из великолепно сработанного фото-коллажа напрашивается вывод о том, что это не та корпорация, которая создана для управления республикой.

Галерея чиновничьих образов в переводе с битаровского новояза означает по-человечески понятный, но не профессиональный, не государственный подход к формированию кадровой номенклатуры…

Сегодня вся эта «великолепная восьмерка» северо-осетинских политиков в отставке. Не помогли даже фильмы «во славу правителя».

 «На посту»

Я не знаю, для чего их клепали.

Какова была цель? Это ведь не объяснялось. Кто мы такие, чтобы нам что-то объяснять? Хотя есть подозрение, что и объяснений этому не существует. И мотивации не было.

Может, они его вдохновляли, мотивировали на действия?

Вот, например, документальная лента «На посту».

Жаль тратить время, но дайте посмотрим.

Женщина — моздокчанка благодарит Вячеслава Битарова за то, что помог положить ее в больницу с диабетом.

В Бирагзанге сельчане высказывают признательность за мост, построенный после наводнения.

Опять Моздок. Слова благодарности за подаренный малышам детдом.

Уважаемый человек из Серого дома отметил его работоспособность.

На приеме граждан помог кому-то с продлением аренды.

Объезд города, дает установку по борьбе с амброзией.

Посетил ветеранов, побывал в Аланской гимназии, вручил «Героя труда» достойному труженику.

В день рождения Коста Хетагурова возложил цветы…

Хватит перечислять все эти сотрясательно-потрясательные истории, показывать все неподдельные эмоции благодарного народа – все уже убедились, что человек усердно выполняет свои должностные обязанности, а потому пора подавать «вишенку» к этому пропагандистскому тортику. Это должно быть что-то эпическое. Например, служебная машина Главы, которая в темное (!!!) время уезжает от Серого дома.

Это – как фото из рабочего кабинета Главы. Битаров в рубашке, много бумаг и папок на столах, и подпись: «В воскресенье поздно вечером».

Кто, интересно, в воскресенье, да еще в поздневечернее время, следил за Главой и сфоткал его? Горе-пиарщики даже по выходным не оставляли его в покое!

Понимают ли они, что созерцателям таких фотографий совершенно не важно, когда Битаров работает над документами – рано утром или поздно вечером? В воскресенье или другой день недели. Или такое клише запускалось в надежде на то, что «голодный карп» так или иначе заглотнет «тухлого червячка», то бишь народ еще больше воспылает любовью к трудоголику?..

Великие угодники шлепали даже фотки-воспоминания «Из архива», как будто его нет уже в живых… По принципу, который известный политический деятель 20-го века обозначил так: любое упоминание политика в прессе, кроме некролога, является для него удачей.

Тут главное не переборщить с этой «милотой», с безграничной, всепоглощающей народной любовью. А иначе она может переродиться: ведь у нас от любви до чего-то там еще — один шаг.

Эти фильмы, которые штамповались во славу Битарова и играли особую роль на медийных «маевках» — это уровень максимум для председателя колхоза или бригадира. А не для руководителя республики, которого интервьюеры не осмелились спровоцировать даже на некоторую национальную задумчивость. Над теми вопросами, например: почему мы — там, где находимся?

В переводе с пропагандистского языка на русский (или осетинский), предполагать, что республика находится (и тогда, и сейчас) в нормальном состоянии – это перебор. Мы не находимся в нормальном состоянии, упиваясь какими-то дурацкими цифрами про приток инвестиций и прочую чепуху.

То же самое и газетные материалы, КПД которых был катастрофически низок. Мне до сих пор не понятно, в каких неведомых информационных недрах создавались тексты, которые из-за скуки, натужности и бессмысленности никто практически не читал.

Намного интереснее и уместнее было бы обсуждение того, сколько раз герой публикаций подтягивается на перекладине…

Тем не менее, творческое плодоношение продолжалось с какой-то маньячной одержимостью. В надежде на то, что количество когда-то перейдет в качество.

«Фæндаг»

В этих фильмах пиарщики Вячеслава Битарова наверняка думали дать позитивный, замечательный образ Главы республики. Представить его зрителю державником, государственником и вообще глыбой во всех отношениях. Великий труженик наших времен.

И кто сказал, что это плохо?

Очень даже хорошо! Это счастье, а как же иначе, что у нас такой бескорыстный и деятельный лидер.

Но тогда не надо было делать это кино стараниями раболепных бедолаг.

Потому что того гордого профиля в глубине кадра никто не увидел. Какие-то нарезки, смонтированные, как претензия на единое целое, на политический портрет первого лица.

То, что Битаров хороший, самый лучший глава — это и так понятно. Но зачем же понадобилось снимать его с телефоном, да за рулем? Это ведь не цирк. Потому что цирк – искусство, а клоуны – это удивительные мастера, заставляющие людей смеяться и плакать. А тут — огромный брак в работе. Вопиющий непрофессионализм. Демонстрация полной беспомощности, полного смятения.

Понятное дело: для того, чтобы показать мудрость нашего Главы, его невиданную адекватность, образованность, какой это замечательный, простой, всегда правильно управляющий нами человек, надо было делать фильм, нужен был образ.

Но когда этот замечательный человек по телефону раздавал указания своим подчиненным, с главного начальника республики вдруг слетела шкурка, шелуха, и он оказался обыкновенным нарушителем ПДД: будучи за рулем, он в одной руке держал телефон и по ходу движения по оживленной алагирской трассе журил местных чиновников за мусор вдоль трассы.

Кинематографических достоинств в фильме почти нет, содержание банально донельзя, но свита наверняка посчитала, что народу, отвыкшему читать «написанное пером», легче воспринять информацию в виде движущихся картинок. А чтобы зрители не заскучали, по законам драматургии сделали «паузу» – телефон.

С 2007 года в России правила дорожного движения запрещают автомобилистам на ходу разговаривать по телефону, если тот не оборудован устройством для ведения переговоров без использования рук.

А тут какой-то феноменальный, подсознательный эксгибиционизм, неудержимое стремление к прилюдному саморазоблачению.

Едет довольный (самодовольный?) жизнью человек за рулем хорошей машины из Владикавказа в Садон и рассказывает сидящей на заднем сидении корреспондентке о том, как ему радостно что-то полезное делать для людей, как важно помнить и хранить традиции и обычаи предков, беречь родной язык…

Размышляет, как нелегко быть руководителем такого сильного, образованного народа.

Философствует о жизни, о Боге.

Говорит, что осетины отличаются о других народов своим «æгъдау»…

Кстати, Александру Проханову он почему-то не признался в этом, хотя тот очень хотел услышать от Вячеслава Битарова именно об отличии осетин от других национальностей.

Проезжая Унальское хвостохранилище, он сказал, что весной начнут рекультивацию: отходы будут засыпать землей, посадят там красивые деревья и разобьют парк.

Засыпать — засыпали, хоть и не по надлежащей технологии, но парк разбить не успели. А все туи, которые были высажены по периметру, высохли. Плохой какой-то знак…

В башне Цаллаговых в Унале Вячеслав Зелимханович продемонстрировал отменное знание осетинской старинной утвари.

Второй раз телефон в руке злостного нарушителя ПДД появился уже на горной дороге, когда он раздавал указания потушить горевший сухостой на склоне.

Потом показал свой родной уголок: Садон, Верхний Згид, школу, отчий дом, башни Битаровых, пообщался с оставшимися в горах жителями, погрузился в воспоминания о детстве…

Конечно, такие сентиментальные, не читаемые с бумажки рассказы, да еще на фоне всамделишных горных пейзажей, – они подкупают, в меру впечатляют.

И все равно остается вопрос: «Для чего? С какой целью много людей трудились над этим фильмом?».

Человек, по сути, только начал работать главой республики, не намотал годы или десятилетия на «счетчике» государственной службы. Чего тогда он ударился в раскрутку своей, пусть в чем-то даже уникальной (не каждый «пивовар» становится руководителем республики, вот, Таймураз Боллоев, например, не стал. И Махар Хадарцев – тоже) биографии?

Любой среднестатистический взрослый житель республики с таким же успехом может вспоминать детство, родительский дом, школу, футбольное поле, лесочек, речушку или тропинку, показать навыки владения инструментами своих предков…

Только не у каждого есть возможность облечь все это в мемуарную кинодокументалистику.

В советскую эпоху газеты были веселее – там на первой полосе – доярки, учителя, врачи, комбайнеры, хлеборобы, шахтеры, пуск заводов и фабрик…То же самое – по радио, на экране.

А в «битаровское пятилетие» – «фæндаги».

Или фотогалереи типа «Вячеслав Битаров. 1100 дней у власти» (Константин Фарниев).

Но самым изумительным по степени бесстыдства и контрпродуктивности был пропагандистский проект «Детство и юность Вячеслава Битарова» (октябрь, 2019).

 

«Детство и юность»

Патологические угодники и подхалимы решили вдобавок к иным летописным шедеврам «воссоздать картину того, каким глава Северной Осетии был в школьные годы».

Разыскали одноклассников, учителей, тренеров…

И воссоздали! – ходил в школу, помогал родителям, занимался спортом, чтил «æгъдау»…

В общем, все как у других детей и подростков.
На «Детство, отрочество, юность» Льва Толстого явно не тянет. Даже на «Юность Максима» или «Юность Петра».

Особенно «впечатлили» воспоминания одного из школьных друзей о том, что в учебное заведение из Садона в Галон молодой Славик добирался всегда пешком. Невзирая на снег или дождь.

Все остальные ребятки, видимо, добирались на квадроциклах или, минимум, на гнедых скакунах, и только один, с тогда уже проявившимися в нем задатками лидера, пешком.

Потрясающий юмор! Я не зря все время говорю, что эти режиссеры, летописцы, бытописатели, портретисты, беллетристы и прочие восхвалители все время подтрунивали над ним.

По всей видимости, «Детство и юность» должны были стать объектами самоутверждения и клинического нарциссизма, совершенно неуместных для их начальника, который родился и вырос в далеком горном ауле на идеалах и примерах скромности. Но случилась какая-то ментальная порча.

Нескончаемые телеинтервью были скучны и неактуальны, фильмы о нем вестернизированы в худших традициях этого жанра.

Того, что он реально делал, хватало на кучу пропагандистов. Так зачем же еще нужно было в каком-то маразматическом ключе имитировать то, чего нет? Заваливать эфир фильмами, которые все равно никто не будет смотреть. А если и посмотрят, то это не даст никакого результата, поскольку на второй день никто не помнит их содержания. Кроме того, что он нарушитель дорожной дисциплины.

То, что информобслуга на протяжении пяти лет мучительно вливала в уши и капала в глаза читателям, телезрителям и радиослушателям, абсолютно не имело практического смысла. Как неумолчный звук старого патефона, на который поставлена трескучая пластинка.

«Фæндаг», «На посту»… Скромная палитра сюжетных ходов, небрежность сценариев, обилие проходных, плохо прописанных синхронов. Примитивная попытка выдавать пропагандистскую чепуху за трендовую зафигенцию.

Особенно не получилось то, что не получалось никогда: в каждом «красивом» разговоре о Вячеславе Зелимхановиче не хватало подлинности.

При желании можно было доснять еще пятьдесят серий в эту фильмотеку, в которых каждый эпизод выдержан в духе победных реляций, но даже самые нетребовательные зрители никакого удовольствия от обилия образов героя не получат.

Вроде бы старался быть простым, народным, чтобы зритель в своей массе не подумал, что герой картины придуман СМИ и пиарщиками. Но телевизионные кудесники, которые создавали и тиражировали эту продукцию, даже сами себе не ответили, в какой мере существовала социальная или нравственная потребность в фильмах об их герое.

Пускать пыль в глаза и заниматься пиаром нужно лишь в том случае, когда не умеешь заниматься делом…

Но он ведь умеет! Зачем тогда пыль и пиар?

Проблема пиарщиков была не в том, что они лгут, а в том, что они лгут коряво, вторично и без фантазии. Невольно напрашивается аналогия: боевые роботы умеют многое, умеют исполнять команды, но не умеют мыслить. И когда они запустили в Инстаграме пропагандистский проект «Детство и юность…», я уже основательно начал сомневаться, в здравом ли уме Администрация Главы.

В реальной политике есть много вещей, которые, спустя десятилетия или столетия, прописываются в мемуарах и становятся достоянием общественности. А так, чтобы в режиме реального времени и прямого эфира начать вещать и рассказывать о детских и юношеских годах Битарова, который на должности без году неделя, – до этого нужно было додуматься. Только вот Рустем Келехсаев тут нипочем. Шоумены и пиарщики – это была достаточно автономная субстанция.

Чем, интересно, Вячеслав Зелимханович, будет заниматься, когда реально выйдет на пенсию – от всех «баварий» и «фат-агро», полностью передав это хозяйство своим младшим?

Когда «мемуарная ниша» заполнена до краев.

Поучительный аттракцион

 Убежден, что каждый человек достоин своей жизни. И все, что с ним происходит, так или иначе связано с его личностью.

Вячеслав Битаров – это человек с огромными проблемами, многие из которых ему «подбросило» время, но и сам он создал для себя массу головных болей, насовершал множество ошибок, прежде всего – на ниве формирования новых или реанимирования старых образцов поведения и культуры, создания национальных эталонов.

Впрочем, если бы он не совершил этих ошибок, то их, возможно, пришлось бы совершить кому-то другому. Может быть, тому, кто пришел ему на смену.

Значит, нам всем остается лишь благодарить Битарова не только за свершения, но и за ошибки, и изучать последние почти наравне с первыми.

Потому что пять лет Вячеслава Битарова — это аттракцион невероятной поучительности.

С первых и до последних дней своего властвования он регулярно поскальзывался на всевозможных «арбузных корках», разбросанных на его пути усердными подчиненными, а там были еще и «грабли», которые набили ему множество шишек на лбу.

Вот эта девушка, например, в машине, и оператор – они же должны были его предупредить, что их коллеги (монтажеры, сценаристы, режиссеры и пр.) не пропустят кадры с телефоном в эфир.

Но «эти» не предупредили.

А те – не воспрепятствовали, пропустили.

Десять человек – и все предатели.

Невероятно жалкое, гнетущее зрелище!

И страшное…

Когда весь строй солдат шагает в ногу по какому-либо мосту, они (пусть даже теоретически) могут и не дойти до другого берега. Резонанс, вследствие колебаний моста, может привести к его разрушению.

Когда весь хор подпевал и подлипал, но нет ни одного солиста «не в ногу» — это тоже опасно. Не в музыкальном искусстве, не в опере, а в политике.

И не только Сергею Меняйло, но, возможно, даже тем, кто придет после него, хватит «работы над ошибками»,  коих Вячеслав Битаров насовершал с вагон и кучу тележек, чтобы выстроить максимально эффективное управление республикой.

 Заурбек Дзарахохов

Один комментарий

  1. Говоря кратко, как-то напросился к нему на разговор о поиске путей решения наших экономических проблем.
    С президиума, где он восседал, он громогласно, на вес полный народа зал (кинотеатр Терек) он адресовал мне
    реплику, что «мы встретимся». Месяц ждал. Написал ему письмо с напоминанием его реплики. Без ответа, написал еще раза три — без ответа.
    Я пришел к выводу, что этот человек так влюблен свою исключительность, что любое мнение считает заведомо враждебным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *