О несостоявшемся «переломе хребта»

Про «битаровское пятилетие», которое 100 дней назад кануло в лету, сказано и написано немало. Наша газета тоже не остается в стороне: достаточно вспомнить предыдущую статью Заурбека Дзарахохова «Регресс, застой или развитие?» («Свободный взгляд», 3 июля 2021 г.).

Сегодня мы представляем продолжение темы. В сумме с предыдущими и готовящимися к печати публикациями автора – это наиболее полная, можно сказать, исчерпывающая версия о том, как бизнесмен пытался (или имитировал? – не до конца ясно) трансформироваться в государственника, и почему из этого ничего не вышло.

Несмотря на большой, журнальный, по сути, объем, читателю не грозит утомление, поскольку материал, помимо его содержательных достоинств, выстроен в виде коротких новелл.

Фонтан – «не фонтан»

             Начнем с простого вопроса: зачем вообще нужны фонтаны?

Фонтан по своей идее является гениальной малой архитектурной формой. Он делает местность более яркой, привлекает к себе горожан, задает атмосферу комфорта и уюта, спасает людей в жару.

            Пешеходные (плоскостные) светомузыкальные фонтаны, а еще их называют «сухие фонтаны», возможно, не так уж и эстетичны, но весьма практичны, и в последнее время получили большую распространенность. С учетом того, что они слывут самыми антивандальными и требуют наименьшего обслуживания (двукратная проверка прочности нашего фонтана КАМАЗами – это исключительно владикавказское ноу-хау!).

            Но, пожалуй, основным моментом считается то, что такие сооружения являются мощнейшим магнитом для притяжения населения. Дети уговаривают родителей сходить туда и побегать сквозь бьющие из-под земли струи, а родители, в свою очередь, не могут им отказать, да и сами не прочь включить прохладу в зону своего комфорта.

            Одна только закавыка – это не парк, а каменная площадь.

            И пробегающие по мокрым скользким плитам с восторженными визгами дети очень часто падают (дети же!) на твердую поверхность, отбивая коленки. Хотя могут получить и более серьезные травмы.

А когда этот развлекательный комплекс размещают еще и рядом с трамвайной линией, то все, что мыслилось позитивно, было бы логично и желанно в другом месте, теперь оказывается абсурдным. И даже абсолютным злом.

Впрочем, если на главной площади республики можно целое десятилетие иметь «бесплатную автостоянку», то почему там же нельзя построить фонтан между двумя трамвайными линиями?

Желание Владимира Гуриева подарить горожанам фонтан заслуживает, безусловно, похвалы и благодарности.

Но в чью голову пришла идея разместить его именно в этой точке? И кто дал санкцию? На каком уровне решался вопрос? Никто не знает. Вернее, знают, но признаваться не станут. Так пусть они и оплачивают со своего кармана ремонтные работы и отвечают за безопасность детей после возобновления трамвайного движения. Это – плата за попрание здравого смысла и, как написал в Инстаграмме один из наших сограждан, «Печальная судьба у этого фонтана». Только ли у фонтана?

«Дар» — ресторан

Хорошо ли, плохо, но в нашем маленьком осетинском царстве -королевстве ни царей, ни королей уж тыща лет, как нет. Даже алдары отошли в область преданий. Мне довелось близко знать всех руководителей республики, начиная от Ахсарбека Галазова, но не припомню, чтобы громогласные слова «Президент (Глава) Республики Северная Осетия Алания!» с динамиков звучали где-либо, помимо инаугурации. Ни на встречах с журналистами, а тем более на новогодних банкетах в ресторанах их не было.

Не из-за отсутствия динамиков, а потому что таких азартных (инициативных) подхалимов вокруг первых лиц водилось кратно меньше.

Приходит (как обычно, с опозданием) Вячеслав Битаров в ресторан «Дар» под занавес уходящего 2019 года, чтобы поздравить сотрудников своей администрации и правительства с наступающим радостным событием…

И что вы думаете? — сценарий, все богатство сюжетной линии свелись к динамикам.

Казалось бы, новогодняя вечеринка, семейное, так сказать, событие с шампанским и напитками покрепче…

Не государственный праздник, не инаугурация, в конце концов, – но все равно громогласно звучит на весь ресторан и его ближайшие окрестности «левитанов» голос-набат с торжественным музыкальным сопровождением: «Глава Республики Северная Осетия-Алания Вячеслав Зелимханович Битаров!».

Тут следует снять шляпу перед «протоколом» — стало ясно, что «тема» попала в умелые руки. Знают, прохиндеи (или прохиндейки?), что неудобно не аплодировать. Хотя, заметим, ладони никто не отбивал.

Разомлевший зал не стал устраивать бурную овацию. И если даже хлопали, то, скорее всего, не тому, кто пришел их поздравлять, а гримерам, продюсерам, режиссерам, умеющим оживлять скучный пейзаж политической Осетии.

То же самое было на встрече с журналистами и ряде других «локальных», «местечковых» мероприятиях.

Пресс-секретари и «протокольные» дамы давно смекнули, что их патрон слишком полюбил власть, быстро покончил с ложной стеснительностью и стал демонстративно смаковать, упиваться тем, что оказался на ее вершине.

Он не смог выйти из-под контроля этих вот подлипал, игравших на его слабостях и комплексах, не смог начать абсолютно самостоятельное от них существование. А тем, кто, не жалея живота своего, сражались якобы за рейтинг Вячеслава Зелимхановича, было абсолютно пофиг, что народ над ним просто смеется. И этих вот смеющихся над властью в тот предновогодний вечер стало еще больше…

Для любого руководителя лучше репутация деспота, чем клоуна. Кому и для чего понадобилось делать Битарова смешным? Кто придумал и запустил в действие такую пропаганду?

Та же черкеска, например. Которая лично у меня на ладной спортивной фигуре Вячеслава Зелимхановича вызывала восторг, но некоторые считали, что она придает ему комичный вид.

Ударился об землю, взмыл и обратился в белую лебедь, вернее – в лидера нации, — так не бывает это тяжелый и долгий труд.

Кому ж тогда пришло в голову трудную, объективно сложную, а поэтому не лишенную ошибок и пробуксовок, работу Битарова превратить в абсолютный пафос? Изо дня в день подводить нашу неоднозначную реальность под ура-патриотический шабаш?

Работа шла со скрипом и скрежетом, каждый позитив достигался (отвоевывался) жутким напряжением, а преподносили деятельность главы как триумфальное шествие. Как сплошную череду фантастических свершений. С приставками «впервые» (вот не было никогда ранее чего-то судьбоносного, а при Битарове это благо забило фонтаном, как на площади Свободы).

«Никогда такого не было, и вот опять» — спасибо Виктору Степановичу Черномырдину за набор универсальных клише, позволявших быстро оформить любой комментарий к новостям из Осетии.

Пафос – заразная штука. Смертельная! Бутафорчатость – то же самое. Все, к чему прикасались пропагандисты Вячеслава Битарова, мгновенно отдавало дешевой бутафорией.

            Пиар последовательно и неотвратимо брал верх над реальными вещами. Этих декораций, этого пиар-реквизита было слишком много. Избыточно много. До тошноты.

Но ведь кто-то же этими агитаторами руководил, не лично же Битаров ими занимался? Почему так безграмотно? Почему так неубедительно имитировали вменяемость? Ведь действительно, за каким дьяволом они из Битарова лепили прямо какой-то фетишистский ленинско-сталинский культ?

Хотя до таких представлений при появлении вождей пролетариата на подобного рода мероприятиях ни у Ленина, ни у Сталина не доходило. Видимо, потому, что их знали в лицо и кричать в динамики не было смысла.

Вот тут наверняка надо понимать одну базовую вещь. Главная проблема битаровской свиты заключалась не в ее взглядах, которых на самом деле не было: она, свита, — приспособленец без определенной позиции, все мнения которого зависели напрямую от Главы. Коррелировали с буквой и духом битаровских доктрин и уложений.

            Иметь собственное мнение – это в каком-то смысле роскошь, богатство, актив. Но за это собственное мнение ты можешь пострадать. И поэтому в окружении Вячеслава Битарова страдающих за идею не водилось.

            Страдающие за непослушание – это да. А за идею – не слышал, не знаю.

            Кто-то скажет: свита – свитой, а что же сам король?

А сам «король» — нормальный, живой человек, у него есть приоритеты, есть понимание собственного интереса, есть субъективное мнение… Кого-то любит, кого-то нет. И он не тот король, которого играет только свита. Он сам с удовольствием участвует в этих играх, задает тон, темп и даже является заложником этих двух сущностей: изощренности бизес–мозгов и скудности политических мозгов.

Человек в меру подозрительный. Мало кому доверял. И правильно делал. Толку от этих прихвостней и подпевал — кот наплакал. И что-то координировать они были просто не в состоянии.

Поразительно, что руководитель, который сам все делал вплоть до мелочей и не нуждался ни в чьей-либо помощи или советах, обзавелся небывалым штатом советников – помощников. Хоть в книгу рекордов Гиннеса представляй.

И что здесь было главным – политический аспект или желание показать свой размах (много советников и помощников может позволить себе иметь только очень бааальшой начальник!) — я лично сказать не готов.

           Доверие

 В феврале 2020 года в газете «Северная Осетия» была опубликована статья Юрия Фидарова «Доверие» («СО»,19.02.2020).

Не исключено, что сделано это было исключительно в качестве стеба или прикола, чтобы вычислить количество идиотов, поверивших в плоскоземельный бред, который Юрий Астемирович сварганил на полосе. Давайте пробежим по основным железобетонным «аксиомам» (именно аксиомам, а не версиям!) автора – это весьма увлекательное занятие.

 «Осетия превратилась в большую стройку!» — одна из таких догм.

Так вот, главный чиновник в Комитете по делам печати и массовых коммуникаций утверждает, что за постсоветское время «никогда в нашей Осетии не строили и не приводили в порядок столько объектов во всех сферах жизнедеятельности!».

Аксиома – есть аксиома (положение, принимаемое без логического доказательства в силу непосредственной убедительности), и я сам почти поверил, что школа, в которой полвека назад я учился, больница, где лечился, дом культуры, где участвовал в худсамодеятельности, спортзал, где тренировался, телевидение, которое смотрел, дороги, по которым ездил – все построено при Битарове.

Трудно устоять перед таким гипнозом, но при нажатии кнопки «память» придется все-таки признать, что и до битаровского пятилетия, лучшего, по мнению Юрия Астемировича, времени для Осетии за последние 30 (!!!???)лет, в республике открывались и учебные заведения, и медицинские учреждения, и культурно-спортивные объекты, и еще много чего.

Одописец переплюнул в лизоблюдстве даже самого Тимура Ортабаева (в свите Битарова холуев была целая пирамида, но эти двое – особо даровитые льстецы), который внушал депутатам республиканского парламента, что таковыми они стали не по воле избирателей, а по усмотрению Вячеслава Зелимхановича. Чтобы те знали, кому они по гроб должны, обязаны. Но Ортабаев нравоучал коллег в узком кругу едроссов, и утечка информации произошла помимо его воли. А вот Юрий Фидаров не стал прибегать к услугам газет с ограниченным хождением, а вышел с «похвальным словом»  статьей «Доверие» на просторы «Северной Осетии». И разразился «похвальным словом» в адрес действующего главы республики.

Начальство – это особая категория лиц, которая и в прошлом была начальство и в будущем будет начальством. Вот это воспитание уважения и трепета перед начальником – это обязательная составная часть патриотической дрессировки.

Где-то, видимо, есть секретная мастерская, где готовят специалистов подхалимажа, умеющих виртуозно лизать. Где потрясающе делают пластику языка. Где все шершавые языки шлифуются и становятся шелковыми, готовыми изо всех сил ублажить начальственные чувства. Лобызать начальственный сапог.

Я наверняка бываю не совсем прав, когда высмеиваю их, «прицепившись» не к сущностным вещам, не к глобальному пороку, а к какой-нибудь мелкой несуразности, на каких-то ежедневных нелепостях.

Но разве это не глобальный порок, когда подчиненный так открыто холуйствует, так всецело (как канализационная система Владикавказа во время ливня) захлебывается от любви к начальству?!

Читаем дальше: «Не будем лишний раз его нахваливать, потому как чрезмерное восхваление только портит настоящий образ этого трудоголика».

В начиненном такими изобретательными деталями газетном материале вымышленный̆ мир растет в геометрической прогрессии к реальному. Чего стоит, например, фидаровский пассаж о так называемых «карьерных политиках», которые «целенаправленно идут к своей вожделенной мечте и ждут своего часа, применяя при этом все известные, публичные, а порой и кулуарные способы… Но такие команды приходят во власть, часто не ради того, чтобы отдать, а чаще для того, чтобы взять. Примеры приводить, или каждый сам вспомнит таких «лидеров нации»?».

Юрий Фидаров не был бы самим собой, если бы назвал имена тех, кого «каждый сам вспомнит». Он не будет этого делать, зато не прочь впасть в риторический раж: «…До сих пор лично мне непонятно, как он не сломался? Ведь для любого другого, некарьерного политика такой груз оказался бы неподъемным. Любому другому, наверное, переломило бы хребет»…

Слава богу, Владимир Владимирович Путин, упреждая возможный «перелом хребта», освободил от должности Вячеслава Зелимхановича, поднимавшего республику «стахановскими темпами».

Интересно, какие теперь «певший осанну прежним героям» Юрий Фидаров придумает эпитеты для темпов работы Сергея Меняйло?

 «Главный рейтинг для Битарова – это отношение к нему жителей Осетии. И в этом рейтинге есть только один пункт – доверие!».

Как же с таким абсолютным доверием он «добровольно» оставил свой пост? Кинул, так сказать, тех, кто верил и возлагал на него надежды.

             «Сказать, что на этом пути не было совершено ошибок, тоже будет неправдой»… Многохитрый Юрий Фидаров не просто так вставил парочку таких ремарок, пусть, мол, все видят, какой я критичный и объективный.

            Но, сказав «а», он так и не доковылял до «б». Что это за ошибки, Юрий Астемирович? Какова их природа? По чьей вине они стали возможными? Где анализих причин, где выводы?.. Было бы все это в статье, тогда бы и доверие к ней не стремилось к нулю…

            Или, упоминая о допущенных ошибках, автор имел в виду свое назначение?..

Кстати, на этом «мощном» панегирике он не остановился, а примерно через полгода «сфонтанировал» еще одной «овацией» в главной республиканской газете («Честный профессионал», «СО», 24.09.2020).

Нового ничего не придумал, опять «всереспубликанская стройка», «ударные темпы» и риторический вопрос: «Когда-нибудь, что-то подобное было в республике?». И сам же восклицает: «Никогда!».

А дальше – об источниках или, если точнее, движущих силах «битаровских побед»: «железная воля», «колоссальная выдержка и терпение», а главное – «уважение и любовь [О, ужас! Как трогательно! – Авт.] к жителям республики».

Вот никто до него так знойно не любил свой народ. Вплоть до того, если верить Юрию Фидарову, что «Ради блага людей…готов пожертвовать многим, если не всем…».

Готовность пожертвовать многим или всем – потрясающая находка Юрия Астемировича.

Вот эту жертвенность [«Христианская добродетель, заключающаяся в самоотречении ради исполнения заповедей любви к Богу и ближнему»; Википедия] – никто не разглядел, окромя «долго живущего» на этом свете и «имеющего право сравнивать то, что было до Битарова, и как стало при нем».

Только осталось не ясным: почему вослед покинувшим свой пост членам команды единомышленников «честного профессионала и патриота своей республики» не прозвучало ни одного доброго слова, ни одной нотки сожаления?..

Юрий Фидаров — человек трудолюбивый и упорный.

И нет смысла отрицать, что именно таким людям достаются блага жизни. Если он от кого-то зависим в карьерном или материальном плане, то уж точно постарается угодить на все сто процентов.

            И давайте признаем, что взбодрить аудиторию он умеет, в том числе газетную, как многие годы делал это в «Пульсе Осетии», воспевая своего благодетеля, которым тогда был Арсен Фадзаев.

            Потом появился другой кормилец – Вячеслав Битаров. И он по инерции, инстинктивно самым прихотливым образом продолжал скрещивать между собой максимально удаленные друг от друга сказки и мифы с реальными событиями. Наподобие «Москва угадала с кандидатурой Агузарова, а Агузаров угадал с кандидатурой Битарова».

Это ведь глубинная неправда!

Тамерлан Кимович угадал, увидел, разглядел в Битарове председателя правительства, а не главу республики.

У талантливого, безвременно, трагически ушедшего из жизни Якова Хозиты есть такие строки:

                                   «Фӕззыгон хъӕды саг цӕмӕн уыдзӕн мӕллӕг? –

                                    Мӕллӕг нӕ уыд, ӕппӕлын аккаг уыд!».

            Битары фырт ӕнӕмӕнг ӕппӕлын аггаг у! Он на самом деле заслуживает слов благодарности за многие свои дела. Но когда этим занимается подчиненный и зависимый от него (и материально, и карьерно) человек, то доверия к нему не может быть по определению. Все понимают, что это лишь, свойство прогибучего позвоночника. Впрочем, именно таким образом он создает себе репутацию ценного работника и добивается расположения начальства.

            О таких людях в Осетии говорят – «козбау, дыдзæсгом, цæстмæхъус» (льстивый, лицемерный, фарисей). И оды в их исполнении совершенно не прибавляют авторитета – ни Битарову, никому другому. Наоборот – умаляют.

В небольшой кучке номенклатурных посредственностей, ненавидящих друг друга и вечно соревнующихся между собой за близость к телу, он был одним из главных. Как тот Антиной, самый настырный из домогавшихся руки Пенелопы жених, которому Одиссей, прежде чем пустить в него стрелу из своего знаменитого лука, крикнул: «Антиной, ты был первым среди них, ты был наглее их, ты был коварнее всех… Ты был, но ты больше не будешь!»…

Даже у верного Рустема так не получалось, а Фарниев и Ортабаев хотя бы внешне сохраняли некое приличие и не с таким придыханием произносили имя своего благодетеля.

Послушная, как пластилин, свита всегда представляет для любой власти потенциальную угрозу. Как здорово, что Владимир Путин на недавней своей пресс-конфереции вспомнил про Колобка: если, мол, верить льстивым речам, то тебя слопают, съедят.

И смело можно было предположить, что Юрий Фидаров первым сдаст Вячеслава Битарова, как только тот престанет быть Главой: «Бывшему главе республики [Вячеславу Битарову – Авт.] я предлагал пригласить в прямой эфир всех его политических оппонентов, в том числе журналистов, чтобы он мог ответить на все их вопросы. Он согласился, но впоследствии его переубедили. Видимо, нашлись более влиятельные люди» («Основа», 23 июня 2021).

Такая вот игра на двусмысленности, на контролируемом подтексте.

Существует религиозно-этическое понятие «предательство благодетеля». Вот тот, кто предает своего благодетеля, тот оказывается самым великим грешником.

В том, что Вячеслав Зелимхнович в первую голову виноват в расколе информационного пространства республики на два враждующих лагеря – это уже аксиома. Но когда об этом рассказывает преданнейший вассал, осадок остается крайне тяжелый, токсичный.

Туризм

В мире много стран, включая маленькие и даже очень маленькие, которые, развивая туризм, добились внушительных успехов и в других отраслях жизнедеятельности. В том же Сингапуре, например, туризм — крупнейшая отрасль экономики.

Уже к 2013 году Сингапур посетили 15,6 миллионов иностранных туристов, что примерно в 3 раза превышает население страны. А поступления от туризма в государственную казну достигали почти $19млрд еще в далеком в 2010 году.

Маленькая характерная деталь. В целях развития туризма в 1980-е годы в качестве одного из первых шагов река Сингапур (читайте «Сингапур, а думайте о Тереке. — Авт.) и расположенные вдоль нее территории были очищены от мусора. По сегодняшний день эта страна привлекает туристов своей экологией, чистотой, программами сохранения культурного и исторического наследия. И тем, что здесь один из самых низких в мире уровней преступности и коррупции. Доминирующим среди четырех официальных языков является английский язык, что облегчает туристам общение.

Но даже при таких благоприятных условиях для туризма, страна развивается преимущественно за счет масштабной высокотехнологичной промышленности. Небольшое государство является, в частности, крупным производителем электроники.

Мы тоже рассчитывали, что Осетия пойдет таким же путем. Особые надежды были связаны с поездкой Вячеслава Битарова в Южную Корею (25.10.2017), когда, в рамках презентации инвестиционного потенциала регионов России в Сеуле, наш тогдашний руководитель представил деловому сообществу Кореи приоритетные проекты международного сотрудничества и озвучил условия ведения бизнеса в Северной Осетии. Подчеркнул готовность властей оказывать поддержку потенциальным инвесторам при реализации таких необходимых проектов, как создание высокотехнологичных сборочных производств на базе имеющихся промышленных площадок. Предложил производство и сборку различного оборудования, бытовой техники, машин, транспортных средств для рынков РФ и Закавказья, проекты рыбоводческих ферм для разведения товарной форели и других видов рыбы. Агропромышленного холдинга, включающего строительство консервного завода для переработки экологически чистой плодоовощной продукции, а также всесезонные туристско-рекреационные комплексы «Мамисон» и «Цей».

Увы, ни на кого это не произвело впечатления!

Но был еще один многообещающий деловой визит Вячеслава Битарова, на этот раз в Германию в конце 2018 года, хотя известно о нем стало после публикации в «МК-Германия».

В ходе поездки была обсуждена возможность проведения в 2019 году бизнес-миссии по презентации потенциала компаний-производителей из Осетии и Северного Кавказа в федеральных землях Гессен и Баден-Вюртемберг.

Наряду с основными вопросами обсуждалась возможность создания в Северной Осетии рекреационных зон для взрослых и детей.

Как к этим предложениям отнеслись немецкие товарищи – ничего не известно.

Жаль, конечно, что ни в Азии, ни в Европе даже такой талантливый бизнесмен, облеченный на тот момент еще и полномочиями главы республики, не нашел желающих включиться в наши планы и проекты. Выходит, зря потратил народные деньги.

Зато преуспел в другом: в постоянных попытках придать туристической теме первостепенное значение и звучание, преувеличить его подлинный вес, ее реальную важность для Осетии.

С нашествием коронавируса актуальность темы Мамисона значительно ослабилась. На примере Италии и других продвинутых в туристическом бизнесе стран мы увидели всю хрупкость конструкции, излишне плотно связывающей процветание Осетии с индустрией отдыха, в том числе ее горно-лыжной разновидностью.

            «Туризм – главное направление развития Северной     Осетии». Именно так еще в начале 2018 года сформулировал задачу дня крупнейший (?) специалист по нацприоритетам, Генеральный директор агентства развития РСО-Алания Павел Игнатьев. И никто ему не возразил.

Наоборот, решили извлечь Мамисон из-под обломков давно похороненных разговоров. Вреда от этого все равно не будет, а польза может быть.

            Я думаю, что такой трезвый, умный и опытный человек, как Вячеслав Битаров, не мог не понимать, что никакими «мамисонами» невозможно компенсировать отсутствие экономического роста.

            Даже после пяти лет его «бурной» деятельности осталось непонятным, что все-таки на самом деле происходило в республике. Рядом с такими великими стройками, как Зарамаг-ГЭС и автодорога «Владикавказ-Моздок»– самые низкие зарплаты учителей и медработников. Самая высокая смертность… И вообще, практически по всем рейтингам, характеризующим качество жизни людей, мы все пять лет барахтались на последних строчках федерального рейтинга.

По уровню жизни, по эффективности управления, по трудовой занятости населения и другим важным показателям – в последней десятке.

Зато у нас была такая глыба, как распиаренная и проваленная игнатьевская Стратегия развития республики. Вот есть, например, у нас Министерство экономического развития, но нужно было еще создать какой-то параллельный мейнстрим — Агентство развития, например. Сбивая всех с толку.

Из какого политического 3D принтера и по чьим лекалам «распечатывались» такие причудливые политические (или экономические?) конструкции, как игнатьевское Агентство Стратегического развития, дискредитировавшие саму идею развития? Скомпрометированными оказались две фундаментальные вещи: власть в целом и тот, кто был в ней первым.

Не зря Сергей Меняйо пригласил в республику гендиректора федерального Агентства стратегических инициатив (АСИ) Светлану Чупшеву, чтобы вместе рассмотрели возможность создания структуры для технологического развития, выработки модели развития республики и карты приоритетных направлений. Потому что все предыдущее было не просто неэффективно, но даже контрпродуктивно.

«Туризм»,«Мамисон» – эти темы при Битарове неумолчно звучали все пять лет, но не стали значимыми шагами к процветанию республики.

И тогда в обиход стремительно ворвался еще один, не менее загадочный термин – «агротуризм». И до тех пор, пока от этой темы не останется только сухая шкурка, пока она не будет высосана полностью, конечно, ее никто не бросит.

Агродеревня

В пандемию, за время длительного принудительного «домашнего ареста» народ настолько озверел, что любая вылазка за городскую черту была отдушиной для людей. Загородный отдых стал горячим, животрепещущим вопросом. Только не нужно это выдавать за туризм. Тем более что в некоторых, так называемых, местах туристических поездок (путешествий) условий для туристов меньше, чем для обитателей какого-то зоопарка. Но сейчас я хочу высказаться об агротуризме. На примере так называемой «Агродеревни» в Горном Карца.

Когда летом минувшего года в республиканских СМИ массированно пошли материалы о том, что «В горах Северной Осетии появится агродеревня», «Проект создания агродеревни в Горном Карца получит господдержку», «В Горном Карца появится агродеревня, где туристы смогут узнать, как вести хозяйство в горах»…, я читал эти тексты и слева направо, и справа налево, и по диагонали, и даже снизу-вверх, но ничего не мог понять! Потому что с авторами озвучиваемых идей, по всей видимости, живем в разных, нигде не пересекающихся, измерениях.

Одолевало любопытство: что же это за диво-дивное вознамерились создать предприимчивые люди и их высокие покровители? Прекрасно осведомленные в том, что населенный пункт Горный Карцаэто и есть готовая агродеревня, в создание которой ничего не нужно было вкладывать, так как она давно уже создана самими жителями села и природой. Все, как говорится, уже существует и функционирует: и коровы, и хлева, и пастбища, и сенокосные угодья, а главное – люди, знающие с детства эту работу.

Какие еще нужны «агродеревни» за десятки миллионов казенных рублей?!

В чью хитромудрую голову пришла такая экстравагантная мысль?

Но если все-таки республике некуда девать деньги (федеральные деньги!), помогите тогда местным «фермерам» в решении имеющихся проблем: газификация населенного пункта, мобильная связь и интернет, реконструкция водозабора и водопроводной сети, медпункт, ветпомощь, сбыт продукции…

И отдача будет мгновенной. Каждый государственный рубль гарантированно вернется в казну с хорошим довеском.

Увы, для того, чтобы создать с нуля нечто призрачное, кому-то понадобилось погубить то, что реально существует и функционирует с незапамятных времен.

Но даже это все можно было осуществить гораздо менее «травматичными» средствами. В конце концов, спросить «прямо в лоб» на сходе (Битаров ведь любил проводить сходы!) у жителей населенного пункта: хотят ли они полностью поменять облик отчего дома, да и, собственно, образ жизни? Хотят ли они, чтобы один из самых тихих и экологически чистых уголков Осетии утонул в пыли, в шуме и грохоте автотракторной техники – как будто здесь развернулась ударная комсомольская стройка социалистической эпохи?

И если они скажут «да», то медленно, пошагово начать процесс (движение) к полной трансформации этого общества. Увы, мнением сельчан никто не поинтересовался…

Когда четыре джипа с экс-главой республики проехали через весь населенный пункт к агроферме, некоторые жители вышли прямо к обочине дороги и ждали в надежде, что на обратном пути заметят и поговорят с ними, поинтересуются их мнением…

Куда там, кортеж пролетел с такой скоростью, что они даже взмахнуть рукой не успели. Зато очередной порцией пыли надышались вдосталь.

Первый результат от реализации проекта по созданию агродеревни очевиден для всех: людям стало трудно дышать и жить.

Проблема возникла с того момента, когда дорожники, расширяя проезжую часть дороги «Гусара — Горный Карца» для зачастивших камазов и тракторов, сковырнули утрамбованный, отвердевший годами слой и разрыхлили его до пылевой и мелко-каменистой массы.

В одних местах обнажились мелкие острые камушки, деформирующие резину, в других проезжая часть в дождливое время погружается в жижу из перемещенных селевых масс.

В сухие дни плотное облако пыли увивается за каждой проезжающей машиной, водители которых путают горную проселочную дорогу со скоростной магистралью. Одна машина уже врезалась в электрический столб. Другая, «Газель», слетела в обрыв, но, благодаря деревьям, удалось избежать падения со склона и возможных жертв.

К настоящему времени единственный, кто реально старается что-то сделать – это врио Председателя Комитета дорожного хозяйства республики Тариэль Солиев. Откликаясь на запросы людей, он настойчиво и продуктивно работает над тем, чтобы реконструкция 8-километрового участка дороги «Гусара – Горный Карца» началась как можно раньше. Документация уже подготовлена, определена стоимость работ, дело за федеральными субсидиями.

А пока домовладения вдоль одной-единственной улицы интенсивно накрывает плотным облаком известковой пыли, которая причиняет серьезный вред здоровью людей и окружающей природе.

Один мой знакомый, первый раз побывавший на карцинском водопаде, рассказал, что в июльский светлый день он полчаса ехал от Гусара в сторону Горного Карца как в плотном тумане, а прибыв на место назначения, долго выплевывал пыль и песок изо рта.

Другой, местный житель, жаловался автору этих строк, что в его домовладении в 30 метрах от дороги листья деревьев и кустарников покрылись таким слоем пыли, что с трудом смываются напором воды. И что внуков к нему в недождливое время из города уже не привозят, потому что они в буквальном смысле задыхаются. Приехала, дескать, дочка с 8-летним сыном, но через час, зачихав от этой пыли, уехали обратно. Говорит, что у него самого, никогда не знавшего что такое аллергия, от пыли прямо в горле скребет. Деревня есть деревня, не в городе, мол, живем, знаем, что такое земля и пыль, но с такой «токсичной» нечистью никогда раньше не сталкивались…

Люди действительно не знают, что делать.

Кто-то вечерами около своего дома поливает проезжую часть водой, но к утру дорога подсыхает, и труд оказывается напрасным.

Другие намереваются прокопать поперек дороги искусственные неровности, чтобы транспорт снижал скорость…

В общем, перефразировав незабвенного Виктора Черномырдина, хотели, как лучше, а получилось… как получилось.

Десятки заранее не объявленных (а потому чреватых порчей электроприборов) многочасовых отключений электричества, связанных с монтажом электролиний к объектам «агрофермы». В том числе и в тридцатиградусную жару, когда у местных жителей возникали серьезные проблемы с сохранностью молочных продуктов.

Но ведь не электрики же в этом виноваты, они же не добровольцами вызвались, а обязаны исполнять заявки по монтажным работам.

А кто посчитал, сколько раз при «закапывании» тех же электрических столбов и производстве других работ был порван и без того на ладан дышащий водопровод и жители надолго оставались без воды, а потом она приходила к ним с галькой, с песком, с грязью? Потому что в АМС нет точного плана, где проходит водопроводный шланг.

И что это за дамба возведена вровень с проезжей частью дороги, без защитных (от падения с опасной высоты в горную речку) сооружений?

Какую компенсацию люди получили за причиняемые уже второй год неудобства? В чем они провинились перед невесть откуда взявшимся в их краях предпринимателем?

Так или иначе, возникают разговоры о том, чьи интересы присутствуют в этой «агродеревне». Не является ли она банальной ширмой для отмывания денег, то есть мошеннической авантюрой алчных людей, преследующих цель под вывеской «агрофермы» слямзить государственных (народных) денег, а заодно прихватить сотни гектаров альпийских лугов? Или сотворить что-то наподобие AlpinaFamilyPark (ГК ПД «Бавария»)?

А что творится с коровами на ферме? Зачем их всю прошлую осень и зиму туда-сюда возили – знают, видимо, только бенефициары проекта.

Был случай, когда зимним вечером в КАМАЗе с прицепом, которого занесло на скользком спуске и развернуло поперек дороги, мерзли на 10-12 градусном холоде десятки коров. Осенью их завезли сюда, а зимой процесс пошел в обратку. Картина, как говорят в таких случаях, не для слабонервных. Да что там коровы, водитель КАМАЗа мог серьезно пострадать — машина чудом не перевернулась. Почти всю ночь она стояла там, полностью загородив дорогу, даже пешком сложно было протиснуться сквозь кустарник.

В любом случае, остается открытым вопрос: «Во имя каких пародийно-туристических и псевдо-агродеревенских целей этот тишайший, чистейший и уютнейший уголок превращен в безжалостно раскуроченный «муравейник»? И через какое теперь чистилище должны пройти устроители этого кавардака, чтобы искупить свою вину перед людьми и природой?

А ведь некоторые местные жители сначала даже обрадовались: вот, мол, в кои веки вспомнили про наше село, асфальт к нам проложат, но вскоре «заплакали горькими слезами». Дома, деревья, кусты, трава — все в белом налете! Мало, что люди сами дышат известковой пылью, так еще скотина каждодневно «жрет» ее вместе с травой.

Одним словом, эксперимент с «агрофермой», а также «дикий туризм» в целом, – в корне изменили и внешний вид, и внутреннее содержание Горного Карца, лишили того, что считалось самой большой ценностью – девственности природы, заповедности. А то, что в погожие дни творится с его распиаренным водопадом «Кольцо» — это смачная пародия на туризм. Вялое его подобие.

Как можно любителей природных красот зазывать в места, где нет соответствующей инфраструктуры для познавательных путешествий и цивилизованного отдыха? Или для наших зазывал не имеет значения даже такой элементарный вопрос: где приезжающим людям отправлять естественные надобности? Или куда девать мусор?

Мало кто из посещающих водопад сразу же уезжает обратно. Все прилегающие к нему кустарники облюбованы для посиделок, шашлыков и прочих развлечений. У многих (живые ведь люди!) взрослых и практически у всех детей возникает потребность, так сказать, опорожнить желудок, «не отходя от кассы». Трудно представить, какой бы там стоял «аромат», особенно в жаркие дни, если бы «заботливые» шакалы и лисы за ночь не убирали-зачищали эту «органику». А вот использованные туалетные бумажки и салфетки остаются под каждым кустом, подтверждая оптимистические выкладки наших чиновников о «бешеной популярности» Северной Осетии для внутреннего и въездного туризма.

Известно, что цель создания бизнеса – это всегда что-то очень конкретное. В то же время она, эта цель, у каждого своя – деньги, амбиции и даже желание решать те или иные наболевшие проблемы людей.

Будем думать, что в Горный Карца пришли не жулики и аферисты, не мошенники и стяжатели, а социально-ориентированный бизнес. А значит, есть все основания полагать, что облик Горного Карца в сжатые сроки изменится, с разворотом на 180 градусов, теперь – уже в пользу жителей. И не так, как Сырдон долг отдавал, а – конкретными делами и в конкретные сроки.

Протест

У политолога Сергея Маркова есть такой замысловатый термин, он сам его придумал: «Самозакручивающаяся спираль бюрократической гиперлояльности».

            Такого гиперлояльного Москве электората, как в Северной Осетии, во всем мире не сыщешь, о чем свидетельствуют проценты голосования за «Единую Росси», за поправки в Конституцию РФ и т.п.

            Осетинская элита практически никогда не высказывает своего мнения по щекотливым политическим вопросам, сохраняя лояльность любой федеральной власти, кто бы ее ни олицетворял.

            И вот 20 апреля 2020 года этот спокойный и наверняка самый инертный на Северном Кавказе народ собрался не столь уж многочисленной демонстрацией на площади перед домом правительства для выражения своего мнения.

Осетинский антиковидный протест не был завязан на политическую интригу, не имел идеологического профиля. Люди элементарно устали от неудобств изоляции и хотели, в основной своей массе, донести до властей свои частные проблемы.

Митинг был малочисленным и не очень «мозаичным» в смысле социального статуса – в нем преимущественно участвовали те, кто потерял из-за введенных ограничений работу и лишился доходов для содержания своих семей. Владикавказ – не промышленный город. Это два десятка рынков и сотни магазинов, с закрытием которых огромное число горожан лишились единственного источника добывания хлеба насущного

            Но даже в этом случае угроза для власть предержащих изначально была чисто умозрительной, само по себе волнение особой проблемы не создавало. Почему тогда такая жесткая реакция? Может потому, что для федерального центра эта была первая, так сказать, не только для Юга страны, но и всей России «коронавирусная ласточка», просигнализировавшая о чем-то тревожном? О способности нарастающего недовольства выплеснуться на улицы?

            Что ж, под такими, как показало время, опасениями была реальная почва – менее чем через три месяца «заполыхал» Хабаровск на Дальнем Востоке, а еще пару месяцев спустя забурлило в Башкирских шиханах. Разные поводы, разный масштаб протестов, но единый для них знаменатель — резкое ухудшение уровня жизни людей из-за многомесячного антивирусного карантина.

            Никакая власть в мире не любит и не прощает, когда народ выходит на улицу. Россия – не исключение. В этом смысле Глава республики Вячеслав Битаров резко ухудшил свое положение, допустив протест, к тому же не совсем мирный. Люди тусовались на площади, беззаботно обнажали друг перед другом подзабытые за время изоляции лица, «обменивались» вирусами, пошумели-погудели, но, увы, все закончилось весьма пренеприятно. Впрочем, русский (осетинский) бунт, он в первую очередь бывает бессмысленным, а уж потом только – беспощадным.

            Тут можно говорить, как об объективных причинах, так и о накладках и ошибках, связанных с недооценкой общественного напряжения и протестного потенциала.

            Однако ни по «горячим следам», ни по прошествии более чем года, ни один из властных институтов республики, уважаемых наших политологов и аналитиков внятно не прокомментировал произошедшее.

            Пауза обычно нужна для того, чтобы как можно эффектнее прозвучала какая-нибудь абсурдная версия прикрытия: ну, типа, хулиганы вышли побузить. Но год с гаком для «паузы» все равно много.

            Местные СМИ и провластные интернет-аккаунты тоже обошли эту тему стороной, они максимально были сосредоточены на жизнеописании главы республики: посетил, провел, принял участие, наградил, разрезал ленточку…

Уильям Сомерсет Моэм как-то написал: «Никогда не делай паузу без нужды! А уж если взял паузу, то тяни ее сколько сможешь!».

Вот и тянут…

Никакой ясности в природе весенних волнений в столице Северной Осетии. Ни в причинах «инцидента», ни в том, что было главным и весомым в активе митингующих, ни в обстоятельствах превращения Вадима Чельдиева из политического нуля в главное лицо осетинского протеста.

            Вот жил да поживал вирус своей собственной вирусовской, а не политической жизнью, и ждал, когда солист Государственного академического Мариинского театра разыграет эту потрясающую карту против Вячеслава Битарова, и латентное (или пассивное) раздражение людей обретет мощную моральную и эмоциональную поддержку и организованное воплощение.

            Мне могут возразить, что определенность не всегда помогает. Иногда лучше, когда ясность остается разновидностью полного тумана, как говорил один из героев популярного советского фильма «Семнадцать мгновений весны».

            Я думаю, что нужно хоть иногда почитывать Ленина (на Западе ведь до сих пор со всей серьезностью изучают его труды!), чтобы знать: для революции (читай: для массового протеста) необходим серьезный и глубокий правительственный кризис. Именно эту мысль в сжатой форме Владимир Ильич уместил в своей знаменитой фразе «верхи не могут, низы не хотят».     А значит, апрельский митинг 2020 года надо воспринимать как показатель (индикатор) ненормального «обмена веществ» между властью и обществом. Потому что абсолютное большинство российских и осетинских граждан, обжегшихся на всяких «революциях» и переворотах, хотят эволюционного движения к лучшей жизни. Эволюционного, но динамичного!

            Нужда на самом деле достала людей «по самое не могу», и поэтому они так легко и быстро собрались и объединились под «антикоронавирусным» брендом, вброшенным самой жизнью, в качестве катализатора, в насыщенный раствор народного недовольства.

От лидера требуется, чтобы он лидерствовал не только в «тишине и благодати», но и в состоянии кризиса. Чтобы он управлял и своими чувствами, и кризисом.

Надо отдать должное Главе республики – в этой накаленной атмосфере Вячеслав Битаров не схоронился за толстыми стенами Серого дома, а вышел к людям. Попытался разрядить обстановку. Но его усилия достучаться до митингующих не дали никакого результата. Политик должен владеть языком содержательного общения с народом, особенно в минуты кипения страстей, но Вячеслав Зелимханович своей речью перед собравшимися не сумел весомо и доходчиво представить свою позицию, убедительно аргументировать необходимость продолжения режима самоизоляции, не смог впечатлить митингующих мерами, которые власть принимает или собирается принимать для облегчения их жизни в условиях карантина.

            Впрочем, будь оратор хоть Цицероном или Демосфеном, он все равно бы изъяснялся словами, которые «на хлеб не намажешь», а кушать людям хочется каждый день.

            Общение руководителя с горячо любимым (читай Юрия Фидарова) народом закончилось тем, что его освистали и обозвали нелитературными выражениями. Рассуждения на эту тему скучны для широкой аудитории, поэтому я не могу предложить читателям ничего, кроме философской мелодрамы о человеке, которому не повезло с народом.

            Классическим был и следующий акт драмы (вторая фаза), когда эмоциональная волна возмущения выплеснулась в использование «оружия пролетариата». И, как это было в 1981 году, отвратительное и давно уже непривычное для Осетии противостояние с силовиками переросло в насильственный действия.

            Мы все наблюдали за событиями в Хабаровске и наверняка прониклись уважением к митингующим за их принципиальную, внутренне мотивированную презумпцию ненасилия. Не давали даже минимального повода для применения против них дубинок или иных спецсредств. Даже провокаторы не смогли подтолкнуть и подбить их к нападению на стражей порядка.

            Почему же тогда наши «смельчаки» пренебрегли этим удивительно действенным и достойным подражания примером? Почему старшие не удержали тех, кто помоложе? Почему у них не было понимания, что ответ на всякие их вольнодумства, всякие мятежные речи, а тем более – действия, будет предельно жестким?

            Разбор полетов должен быть серьезным. Не только с точки зрения того, что некие «как бы дебилы» атаковали ОМОН, а для того, чтобы подчеркнуть несколько принципиальных моментов.

            Прежде всего, тот стихийный пожар не был направлен против федеральных органов власти. И, может быть, именно в этом аспекте (социальном) протест был наверняка понятен местным силовикам, по крайней мере, не вызывал у них такого беспокойства, как обычно вызывают несанкционированные политические акции.

            Я, разумеется, не располагаю информацией, что кто-то загодя готовил, настраивал и натравливал молодых ребят, чтобы они покидали булыжники в блюстителей порядка. Мне кажется, что и этот неконтролируемый всплеск эмоций, перешедший в реальные противоправные действия, произошел тоже в стихийном порядке.

            Некоторые правоохранительные начальники считают, что само присутствие переброшенных с другого региона «космонавтов», – как в народе называют все эти щиты и шлемы, – они и без применения выглядят угрожающе и должны остужать горячие головы. Но разве молодых ребят чем-то испугаешь?

            Ни для кого не секрет, что соответствующие службы отслеживают любую активность, любое «оживление» в соцсетях, выявляют реальных и потенциальных лидеров протестных настроений, проводят с ними разъяснительную и профилактическую работу. То есть работают над тем, чтобы у разрозненных «носителей крамольных мыслей» не сформировались, не появились одна или несколько «голов».

Во Владикавказе в качестве «головы» нашли Вадима Чельдиева и вменили ему «по самое не хочу». Хотя голова из него… – ну, не смешите мои тапочки…

Голос на театральной сцене – да! А вот все остальное… – ну, какой он лидер?! Однако за неимением более весомых сойдет и этот: задержать (обезвредить) рядового преступника или главаря банды – это разные по оценке (в восприятии) вышестоящего начальства вещи. Вон в Хабаровске вообще не было голов – одни «хвосты». А рубить хвосты — это совсем не то, что рубить головы, первых меньше не становится.

            Между тем, именно отсутствие у оппозиции лидеров сделало эту силу непредсказуемой. Не было никакого плана (репертуара) действий, никто не понимал, что должен делать мирный протест. И кто знает: была бы у митингующих авторитетная «голова», может быть, противостояние не перешло бы в опасную стадию.

Это, конечно, предположения, мысленные экзерсисы (конструкции), но однозначно можно сказать: те, кто в Сером Доме играли и с Вадимом Чельдиевым, и с некоторыми другими «патриотами» и «спасителями нации», заигрались с ними. Перехитрили самих себя. И упустили ситуацию из-под контроля.

Вячеславу Битарову нужно признать, что лично он со своими аналитиками недооценили степень усталости населения от антиковидных мер и не провели должной разъяснительно-профилактической работы.

Но были и ошибки другого плана. В частности, действующему Главе республики можно было повременить со свадьбой сына или не превращать ее в «пир на весь мир».

Интернет тогда пестрел заголовками «Свадьба с приданым по-битаровски», «Пир во время чумы» и др.

Писали о том, что во время пандемии глава Северной Осетии Вячеслав Битаров «закатил» семейный праздник…

Торжество действительно отпраздновали на широкую ногу в ресторане «Россия» (Владикавказ). На появившемся в Сети видео многочисленные гости поздравляют молодых, а счастливый Вячеслав Битаров фотографируется с гостями. Никаких масок, никакой социальной дистанции. Пример для сограждан – самый отвратительный, противопоказанный.

Не зря ведь столичная пресса, буквально на следующий день после протеста, связала беспорядки в Северной Осетии с «пирами Битарова» («Московский комсомолец», 21 апреля 2020г.).

Истоки любой русской революции, как правило, обнаруживаются не столько в бедствиях народа, сколько в иррациональном поведении самой власти. В нашем случае люди оказались в психологической ловушке, которую им Битаров смастерил своими свадьбами и другими пиршествами.

Вместо того чтобы с самых первых симптомов приближающейся беды сосредоточиться на пропаганде ограничительных мер, вакцинации и элементарных гигиенических норм, власть даже в этой «мутной воде» решила словить свою «золотую рыбку». Любой обыватель мог только мечтать о такой жизни – рестораны, альпина-парки – все работало в полную мощь. И создавало у массы людей ложное ощущение ковидной свободы.

            Это одна сторона медали. Но есть и другая, не имеющая к Битарову никакого отношения.

Люди не любят несправедливость в любых ее проявлениях. В Хабаровске, например, два-три месяца продолжались многотысячные митинги (они проходят и по настоящее время, но не столь массово), на которых бастующие требовали не освобождения или признания невиновным экс-губернатора Сергея Фургала, обвиняемого в убийствах, а чтобы его судили на месте, в Хабаровске.

            Тут у нас никого не убивали, но все равно задержанных вывезли за 700 километров от места совершения преступления, создав большие сложности для адвокатов, свидетелей и т.д.

            В этом месте я особо хочу подчеркнуть, что не допускаю и мысли, будто даже самый отъявленный перестраховщик мог запугать себя и других возможностью силового освобождения обвиняемых.

            Осетия по концентрации правоохранительных и силовых «погонов» на своей территории занимает одно из первых мест в стране, и если многие тысячи сотрудников не в состоянии обеспечить тут должный уровень правопорядка и нормальное функционирование судебной системы, то грош цена всей этой армаде.

            Сто заседаний прошло по террористу Кулаеву, в ходе которых тысяча потерпевших могли в клочья раздербанить залы судебных заседаний, но никому в голову не пришло проводить слушания в другом регионе.

Членов банды Аслана Гагиева тоже вначале судили в республике, а потом кому-то вздумалось, что нужно процесс передвинуть поближе к северу.

            Теперь такой подход стал практиковаться по всей стране – от Владикавказа до Хабаровска. Кто и что за этим стоит и какие там закопаны смыслы — не совсем понятно.

По такой аналогии судебный процесс над членами CosaNostra (февраль, 1986г. – декабрь, 1987г.), в ходе которого за решетку было отправлено примерно 350 членов сицилийской мафии, должен был проходить не в Палермо и даже не в Италии, а где-нибудь на Марсе.

Вот мы и подошли к одной больной и важной на сегодняшний день теме не только для задержанных ребят и их родственников, но и для всего осетинского общества: можно ли в этой конкретной ситуации «примирить» неотвратимость наказания со справедливостью и милосердием?

Я думаю, что гибкость права позволяет это сделать.

            Ни «общественная опасность», ни «чтобы и другим было неповадно», не отсылы к Хабаровску, Куштау или Минску не снимают вопроса о прощении и милосердии, а только актуализируют его.

            Осетия – это сотни и тысячи удивительно красивых, беззлобных людей, априори тяготеющих к правде, к справедливости, к современности.

В трудные времена эта объединяющая сила всегда становится крепче всех различий и даже противоречий, а вот в мирное время мы расслабляемся…

И невесть из какой табакерки выскочила эта агрессия …

В том, что к преступившим закон молодым людям должно быть проявлено снисхождение, принципиальное значение имеет заявление Пресс-секретаря Президента России Дмитрия Пескова, где после констатации «акция во Владикавказе была незаконна и может привести к негативным последствиям с эпидемиологической точки зрения» он добавил, что сейчас очень важно «внимательно прислушиваться к тому, что говорят люди и реагировать на их замечания и на их проблемы, о которых они говорят» (21.04.2020).

И если целью митинга были отставка действующего президента РСО-Алании Вячеслава Битарова и снятие запрета на работу частных предприятий, то мы видим, что все было сделано. С некоторым сдвигом по времени, но таков почерк федерального центра — не принимать кадровых решений под давлением толпы. Так было и с Юнус-Беком Евкуровым в соседней Ингушетии.

А раз государственные люди прислушались к протестующим, учли их мнение, значит, в определенной мере, взяли на себя часть вины за те события, которые произошли во Владикавказе 20 апреля 2020 года.

И судьи, по моему разумению, должны принять во внимание это «вновь открывшееся обстоятельство».

Михаил Скоков

Михаил Иванович Скоков – это отдельный параграф в истории взаимоотношений с Вячеславов Битаровым. Внешне, на словах, полное взаимопонимание. Ни одного публичного замечания в адрес Михаила Ивановича за пять лет! Лишь восторги по поводу служебных показателей, музеев, мемориалов…

Но мне думается, что там было не все гладко. Да и не могло быть стопроцентной бесконфликтности, когда периодически тот или другой человек из республиканской властной элиты оказывался в поле зрения органов внутренних дел. А это, так или иначе, бросало тень на действующего правителя. Значит, здесь были зарыты потенциальные семена раздора…

Я считаю, что нам очень повезло, что на смену двум своим предшественникам пришел человек, который глубоко продуманными организационными методами и надлежащим учебно-воспитательным  сопровождением восстановил до невозможности покореженный (почитайте судебные стенограммы по делу Цкаева, чтобы прочувствовать весь ужас от того, что сотворили с нашей милицией!) организм, обеспечил его эффективное функционирование. Предложив совершенно другую модель правоохранительного обеспечения региона.

Невозможно также умалить роль Михаила Ивановича в том, что в прошлом апреле на площади Свободы не пролилась кровь, как в 1981 году. Кто там был, знают, что я имею в виду, и понимают, что ошибки в управлении действиями силовиков могли повлечь за собой невероятно тяжелые последствия. Расхлебывать которые пришлось бы многие годы…

Михаил Скоков приехал в Осетию после убийства Владимира Цкаева в стенах полиции Владикавказа, что  вызвало большой общественный резонанс не только в республике, но и далеко за ее пределами.

Может, это был эксцесс исполнителя, а, скорее всего, – неизбежное следствие общего полицейского абсцесса того времени, но случилось то, что случилось.

Поменялось руководство МВД республики, через некоторое время приехали проверяющие и выставили оценку «неуд».

Не Михаилу Скокову (до инспекторской проверки он занимал должность министра без году неделя), а всему тому, что предшествовало его приходу на новую должность. Московские проверяющие прекрасно понимали, что на преодоление моральной деградации и вакханалии в полицейском ведомстве нужно время. И это время, на взгляд человека (по аналогии со стилистикой Юрия Фидарова), который тоже немало пожил и видел, в том числе за 30 лет службы в войсках и органах МВД СССР и России, было использовано максимально эффективно. Хотите более предметного подтверждения, поговорите с Таймуразом Батаговым, Русланом Кабалоевым, Маирбеком Гатагоновым и другими авторитетными  профессионалами  северо-осетинской милиции, которые тоже имеют право сравнивать – сопоставлять. Они многое расскажут о том, что творилось в доскоковское десятилетие и что было сделано для преодоления этого безобразного наследия. И не только об этом.

            Россия – это гигантские пространства, множество народов, языков, культур, каждая из которых заслуживает уважения, сохранения и развития.

            Михаилу Скокову интересна Осетия — с ее культурно-нравственными традициями, религиозными святынями, тысячелетними верованиями и укладами, с ее духовной матрицей, соединяющей, как у Коста Хетагурова, осетинское сознание с космическими смыслами.

Я говорил с Михаилом Ивановичем на эти темы. И отвечаю за свои слова.

Михаил Скоков — государственный человек, генерал, энергичный и харизматичный руководитель, который очень чувствителен к тому, как жители республики относятся к стражам правопорядка.

Очень многие люди знают Михаила Ивановича лично – как интеллигентного, обходительного, готового выслушать любые предложения по совершенствованию правоохранительной работы, не чуждого пропиарить успехи своего ведомства, но, в то же время, – самокритичного, смелого, ироничного, упрямого, порядочного и очень живого человека.

Осетия всегда славилась своим гостеприимством. Даже к неожиданному пришельцу отношение хозяев было, как к сакральной фигуре: любой, кого судьба завела в чужой дом, мог оказаться самим Уастырджи в облике земного существа.

Еще с большим почтением наши предки относились к тем, кто, приехав в наш край из других регионов, с уважением относился к нашим обычаям и традициям. Михаил Иванович Скоков – один из таких людей. Даже завораживающий осетинский «Хонга кафт» в исполнении тезки великого Шолохова –  о многом говорит. Подкупает… По-хорошему. По-человечески.

Приобрести навыки общения с людьми другой национальности, заручиться их доверием и уважением – что может быть благороднее такой цели, достичь которую возможно только через высокую межкультурную компетентность. Без преувеличения можно сказать, что этот фактор играет не последнюю роль в успешном выполнении северо-осетинским отрядом российской полиции своих многосложных и многотрудных задач.

            А что касается мемориального комплекса «Барбашово поле», который был торжественно, с участием руководителей республики и СКФО, открыт в мае 2018 года, скажу только одно – это мероприятие транслировалось всеми центральными телевизионными каналами и приобрело характер общероссийского действа. Характер событий общероссийской значимости.

На мемориале, не имеющем аналогов на Северном Кавказе и, возможно, на всем Юге России, летом минувшего года реализован еще один проект «Великая Победа в лицах»: открыта экспозиция из 72 баннеров, на каждом из которых 100 портретов участников Великой Отечественной войны, уроженцев Северной Осетии. Это – дань памяти и уважения нашим отцам и дедам. Из маленькой республики 95 тысяч человек ушли на фронт и 47 тысяч не вернулись домой.

Но и это еще не все. В средствах массовой информации и социальных сетях запущен проект «Победа в лицах», в рамках которого рассказывается о славном боевом пути наших земляков.

Громадная работа была проведена и по координации деятельности поискового отряда «Долг и Честь», созданного в министерстве внутренних дел республики и являющимся, как подчеркнул Михаил Скоков,  связующим звеном между молодым поколением и ушедшими героями. Достаточно сказать, что только в ходе  второй вахты памяти «Кавказский рубеж» на территории Северной Осетии были найдены останки 136 бойцов-красноармейцев, пятерых из них удалось опознать.

Большую ценность представляют и обнаруженные в ходе поисковых работ фрагменты амуниции и снаряжения, а также  личные вещи бойцов, поскольку через них можно прикоснуться к минувшей эпохе и почувствовать тот массовый героизм, который проявили деды и прадеды сегодняшних  молодых людей  во имя мирной жизни.

Нужно отдать должное политической зрелости и прозорливости большезвездного милицейско-полицейского начальника, который четко уловил посыл времени. Путинский, если хотите, посыл!

 Недавно, 22 июня, Президент России опубликовал в газете Die Zeit резонансную статью о Великой Отечественной войне. Ровно 80лет назад нацисты, покорив практически всю Европу, напали на СССР. И для советского народа началась самая кровопролитная война в истории нашей страны.

Почему Владимир Владимирович уделяет неослабное внимание этой теме? Объяснение мы находим у Александра Проханова, патриота и государственника, который утверждает, что постсоветская Россия не выработала лексических форм идеологии, «но идея Победы легла в основу идеологии нашего государства» («Эхо Москвы», 22.06.2021).

Кстати, заслуживает одобрения, что недавно избранный Глава АМС г.Владикавказа Вячеслав Мильдзихов тоже начал свою работу с выездного совещания на Мемориале Славы, где им были даны конкретные поручения по благоустройству и реставрации элементов этого важнейшего комплекса.

Когда некоторые эксперты говорят, что у России нет идеологии, мне всегда хочется им возразить, что наша жизнь насквозь пронизана идеологией. Идеологией Великой Победы!

Почитание фронтовиков – это в крови нашего народа, это часть нашей культуры, это норма, а не исключение. И в этом – глубинная причина того, что министр внутренних дел так трепетно и дотошно занимался и занимается увековечением памяти героев.

Это все уже неотменяемо. И неумаляемо!

Заурбек Дзарахохов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *