Стань участником «Аланики» — расскажи о себе и республике

Ежегодный международный фестиваль современного искусства «Аланика» – знаковое событие в области современного искусства на Северном Кавказе. На протяжении 13 лет фестиваль представляет весь спектр художественных практик, тенденций развития искусства, кураторских подходов, знакомит местную публику с зарубежными, российскими современными художниками и кураторами, формирует актуальную повестку, оказывающую значительное влияние на региональную культурную среду.

В 2020 году пандемия внесла свои коррективы в стройный алгоритм проведения ежегодного события: приезд участников фестиваля в этом году невозможен.

Надеемся, что в будущем году еще случатся и встречи художников друг с другом и со зрителем на земле Осетии, и их погружение в местную культурную среду, и их художественные высказывания об этом все, из чего, собственно, и состоит фестиваль «Аланика».

А пока, следуя распространенной сегодня практике, мы отправляем фестиваль «Аланика» в онлайн плавание на специально созданной медиа-платформе, которая, согласно законам виртуального мира, предоставит возможность погрузиться в культурную, природную, историческую среду Осетии, познакомиться с участниками фестиваля, увидеть их художественные проекты, созданные для Аланики-2020, обсудить их с авторами во время онлайн презентаций. Для участия в фестивале 2020 года приглашены художники, уже побывавшие во Владикавказе и уехавшие с мечтой вернуться сюда еще раз, а также художники, которые никогда не были на Кавказе, но выразили большое желание присоединиться к проекту.

И фестивалем 2020 года мы запускаем программу «Современное своевременное», посвященную важной для территории Северного Кавказа теме – интеграции современного искусства в традиционную культурную среду. Именно поэтому вниманию участников предлагаются 12 объектов исторического, культурного и природного наследия Осетии. Энциклопедические сведения, фотографии, видео дополняются веселыми, романтическими, ностальгическими историями местных жителей об этих местах.

Сбор идей проектов, связанных с этой проблематикой, будет продолжен и в будущем, вероятно, с расширением географии проекта на весь Северный Кавказ. Формат фестиваля предоставляет нам возможность создать редкий по своей значимости и содержанию собирательно-мечтательный проект, наблюдать за развитием которого на столь современно и своевременно созданной медиа-платформе сможет значительно большее число зрителей.

Программа фестиваля включает в себя онлайн открытие, презентации участников, выставку идей художественных проектов. Каждое событие – это этап программы интеграции современного искусства в традиционную среду.

Участники Виртуальной Аланики

  1. Марина Фоменко (Россия)
  2. Александра Митлянская (Россия)
  3. Сергей Катран (Россия)
  4. Сергей Братков (Украина/Россия)
  5. Франциско Инфанте (Россия)
  6. Нона Горюнова (Россия)
  7. Арсен Левони (Россия)
  8. Кира Матиссен (Россия)
  9. Алла Урбан (Россия)
  10. Алексей Чебыкин (Россия)
  11. Олег Блябляс (Россия)
  12. Евгений Уманский (Россия)
  13. Елена Цветаева (Россия)
  14. Данил Акимов (Россия)
  15. Ася Заславская (Россия)
  16. Тимур Мусаев-Каган (Россия)
  17. Ростан Тавасиев (Россия)
  18. Анастасия Хорошилова (Германия)
  19. Федор Телков (Россия)
  20. Заур Цугаев (Россия)
  21. Сабина Шихлинская (Азербайджан)
  22. Хомайон Аскари Сиризи (Иран)
  23. Пол Критчли (Великобритания, Италия)
  24. Магди Мустафа (Египет)
  25. Халед Хафез (Египет)
  26. Айкатерини Гегисьян (Великобритания-Греция)
  27. Онно Диркер (Нидерланды)
  28. Александр Дашевский (Россия)
  29. Диляра Аккай (Турция)
  30. Ешим Агаоглу (Турция)
  31. Джамиля Дагирова (Россия)
  32. Анна Кабисова (Россия)
  33. Алена Шаповалова (Россия)
  34. Казбек Тедеев (Россия)

 

Художникам, принимающим участие в «Аланике», будут предложены для творческого осмысления региона локации, которые много значат для каждого жителя Северной Осетии, без которых невозможно составить тот самый «собирательно-мечтательный» проект «Аланики». А нам, жителям республики, можно в этом году стать соавторами этого  творческого проекта и поделиться своими воспоминаниями и личными историями, связанными со знаковыми местами Осетии и Владикавказа.

Столовая гора, Мадыхох, является основной точкой городской перспективы, видна практически из любого уголка Владикавказа, на гербе которого изображена. Центр города планировался и отстраивался так, чтобы Столовая гора стала частью архитектурного решения.

Дарьяльское ущелье, отрезок старой Военно-Грузинской дороги, по которой путешествовал из Владикавказа в Тифлис Пушкин. Вдоль Военно-Грузинской дороги планировалась постройка междугородней трамвайной линии протяженностью 202 км, однако проект не был осуществлён в связи с началом Первой Мировой войны.

Река Терек, протекает по территории Грузии и шести субъектов России. Терек — художественный образ, использованный многократно в литературе, музыке, изобразительном искусстве.

Музей истории Владикавказа, особняк 1902 года, в нем издавалась газета «Терек», с которой сотрудничали Цаголов, Хетагуров, Туганов. Органичная часть экспозиции первого этажа музея — «Шумовая карта Владикавказа», созданная калининградским художником Данилой Акимовым в рамках Пятого Международного художественного симпозиума «Аланика».

Музей театрального искусства, дом архитектора Павла Шмидта.  Открытию единственного государственного театрального музея на Северном Кавказе способствовало широкое развитие театрального искусства в республике, наличие пяти государственных театров и целая плеяда творчески одарённых, ярких личностей.

Трамвайный мост, памятник инженерного искусства, памятник культурного наследия федерального значения. Построен в 1903 году для пробега трамвая с одного берега Терека на другой, попал в учебники инженерного дела как один из первых в России железобетонных мостов. Нуждается в реставрации из-за аварийного состояния.

Центральный парк культуры и отдыха им. Хетагурова, старейший на Северном Кавказе парк, которому 127 лет. Основатель парка — полковник Михаил Ерофеев.

Фамильные башни — архитектурные памятники, широко распространённые в горной зоне. Башни стали элементами современной архитектуры, национальным символом, маркером территории.  Её изображения можно встретить на лэйблах, гербах, эмблемах, сувенирах.

Суннитская мечеть, мусульманский храм на левом берегу Терека. Подарок  состоятельного бакинского нефтепромышленника Муртазы Мухтарова любимой жене — осетинке Лизе Тугановой. Первый камень будущей мечети заложили в 1902-м году, к тому времени в многонациональном и многоконфессиональном Владикавказе уже была кирха, множество православных и католических храмов и шиитская мечеть.

Лютеранская церковь, филармония. Эту церковь, построенную в 1911-м году, называли немецкой кирхой.  Официального архитектора у возведённого здания не было, подобные типовые кирхи строились в те годы по всей России, но для Кавказа это было редкое здание. Кирха выстроена в духе поздней церковной готики и является единственным зданием подобной архитектуры на юге России.

Читатели, которые захотят написать эссе об одном из символов Осетии и принять участие в работе «Аланики», могут направлять свои тексты на почту art-alanica@mail.ru

«КОМСОМОЛЕЦ»

Можно ли ходить в кино одному

Ну и как-то я собрался поехать в центр города одному, типа погулять в одиночестве. Надел свои наглаженные брюки со строчкой, отпросился у бабушки и поехал. Классе в девятом это было, 92-й год, наверно. Не помню откуда у меня в то время завалялся рубль, наверно подарил кто, но я точно решил его потратить на кино. На что еще тратить деньги девятикласснику в ту дремучую эпоху? Друзей у меня тогда почти не было. То есть, были, конечно, но не те, с которыми я хотел разделить свой поход в кино и интеллектуальную радость.

Во Владикавказе все тусят на одной улице, на Проспекте Мира. В те времена там было три кинотеатра – я выбрал «Комсомолец». Это сейчас всем известно, что это старейший кинотеатр в России, некогда называвшийся «Кинотеатр братьев Пате», а тогда это был захолустный «Комсомолец», особо никого не возбуждающий.

Перед выходом из дома я позвонил туда. В то время мы любили звонить в кино просто, чтобы послушать записанный на ленту голос девушки-робота, сообщавшей афишу на день. В тот день показывали первого «Терминатора». И я пошел, потому что до этого видел его только на видеокассете в тесном видеосалоне.

Мне кажется, что явление видеосалонов незаслуженно забыто и не получило достойного отображения в искусстве. Будь я художником, я бы написал картину – темный подвал, силуэты набившихся как селедки в бочке мужчин всех возрастов, и где-то далеко экран телевизора, где показывают боевик со Сталлоне.

Гора мышц на экране и куча неудачников перед ним.

Да и чем больше живу, тем более красивым мне кажется это слово – видеосалон. Это место, где мы мечтали о совершенно другом сверкающем мире. Мы были уверены, что он существует, надо только вырваться за физические границы нашей страны.

Заплатив рубль, в тот день я еще раз посмотрел «Терминатора», которого расплющило в финале металлическим прессом. Абсолютно расплющенный увиденным, я вышел из кинотеатра и побрел в сторону троллейбусной остановки. И еще полчаса в битком набитом втором номере троллейбуса меня плющили со всех сторон здоровяки в телогрейках и женщины с пакетами MOTNANA.

Уже у дома я вдруг встретил отца. Он посмотрел на мои брюки со строчками и спросил где я был – я объяснил.

«Ты что, настолько любишь кино, что готов ходить туда один?», с каким-то скрытым упреком спросил он меня, но я это почувствовал.

Почувствовал, что я как будто предаю реальную жизнь в обмен на иллюзии. В обмен на фантазии, на вымышленные ценности и зыбкие соблазны.

И до сих пор я ломаю голову – можно ли ходить в кино одному?

Алан Цхурбаев,  главный редактор литературного

журнала  «Дарьял», журналист, блогер

 

ТРАМВАЙНЫЙ МОСТ

Сны о чем-то большем

Самые счастливые мои сны – это сны о детстве. В них всегда все хорошо и спокойно, все родные еще живы и счастливы. Уютный маленький мир в любимом городе.

Самые яркие воспоминания – это дорога в детский сад и обратно домой. Это даже трудно назвать воспоминанием, это ощущение погружения в прошлое, 10D-реальность с запахом асфальта, россыпью каштанов на тротуаре и звуками утреннего города.

Дорога в детский сад каждый день одинаковая. Мы с папой идем по Маркуса, поворачиваем на Джанаева, потом на Тамаева и до самого конца улицы – до ворот детского сада. Только стихи, которые он мне читает по дороге, каждый день разные. Сегодня это Симонов, вчера был Есенин, завтра будет Блок.

А вот дорога домой длинная и непредсказуемая. Из сада меня забирает бабушка, и мы идем Гулять (я только так могу написать это слово, только с заглавной буквы). Мы спускаемся по Бутырина в парк и там решаем, куда пойдем сегодня: к старой мельнице или к круглой эстраде, кататься на «лодках» или смотреть через мутные окна в оранжерее.

Чаще всего я прошу пойти на «мостик». Это значит – пройти по мосту в парке, потом дойти до «Динамо», и вот он, мостик моих фантазий! Бабушка не знает, почему я так люблю его, это моя тайна. Она думает, что мне нравится вид на горы с этого моста, потому что я постоянно останавливаюсь. А горы меня мало волнуют, потому что на этом мостике есть нечто волшебное. Это дырки!!! Небольшие круглые дырки, через которые можно смотреть на бурную реку.

Я до сих пор так и не поняла назначения этих дырок, но они меня просто завораживали. Мне казалось, что я смотрю вниз через подзорную трубу, и Терек течет ближе и быстрее. Можно ненадолго отвлечься от дырок и посмотреть, что новенького попало в водопад. Обычно это пара-тройка новых мячей.

Конечно, сейчас я знаю историю этого старого моста, знаю, как он менялся. Изредка приезжая во Владикавказ, я всегда строю маршрут прогулок так, чтобы пройти по мостику моих детских фантазий и аккуратно, чтобы не заметили спутники, посмотреть на Терек через дырки.

Для меня это самое эмоционально притягательное место в городе. Страшно только за то, что кому-нибудь может прийти в голову его облагородить и осовременить. Не хочу.

Наталья Кодзаева, Ялта

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *