Dura lex

Мадина Сагеева

Губернаторов российских регионов можно ругать публично, не боясь попасть под действие закона об оскорблении власти. В Верховном суде РФ указали, что губернатор является высшим должностным лицом региона, но не относится к органам государственной власти. Таким образом закон об оскорблении власти защищает президента, Федеральное собрание, правительство РФ и суды, но не глав регионов. Поэтому выказывание неуважения к губернатору какого-либо региона не образует состава административного правонарушения, считает ВС РФ.

Читатели «Свободного взгляда» восприняли эту новость как заявку на победу в судебном процессе, инициированном главой республики по публикациям в СВ. Наверное, это будет зависеть от того, позволит ли суд Вячеславу  Битарову защищать своё достоинство как гражданину, а не как губернатору. Хотя героем публикаций, разумеется, никогда не был гражданин Битаров — исключительно глава.

Я понимаю, что могу проиграть суд. Но при этом знаю, что могу выиграть, потому что за последние годы очень часто сама писала о законных решениях судов, встававших на сторону человека в тяжбах с системой. Понимаю, что даже грамматическая ошибка, если она будет обнаружена в моих текстах, будет истолкована как обстоятельство, порочащее достоинство Битарова. И даже считаю это нормальным — система должна защищать себя всеми законными способами. И в этом для меня главное — знать, что не будут глобально попраны здравый смысл и справедливость. Если меня осудят за грамматическую ошибку, неточность или формальную зацепку — это не страшно, я готова к этому и даже считаю это нормальным — когда берёшь на себя смелость негативно писать о главе республики, надо понимать, что права на ошибку нет.

Меня часто обвиняют в том, что я пошла работать помощником к Тамерлану Агузарову, который вёл процесс по Бесланскому теракту. Многие считают, что это порочащий факт его биографии, а на мой взгляд, тот процесс состоялся немного и благодаря Агузарову, который удовлетворял почти все ходатайства Матерей Беслана.

Вызвать на процесс президента страны и снять мантию в знак протеста — это, наверное, слишком много. А вот законно сделать все, чтобы правда стала известна, вынести законное решение — это тот максимум, который можно и нужно ожидать от людей системы. Так что от суда я жду справедливости, но и признаю, что «dura lex, sed lex». Что закон суров, но это закон, как нас учили на филфаке.

Филологическое образование вообще, оказывается, лучшая психологическая поддержка на всю жизнь. Я люблю повторять, что все уже описано в мировой литературе — так и есть. И когда наступает очередная жизненная ж., просто начинаю глубже понимать суть пословиц, вроде бы хорошо понятных с детства. Сейчас у меня пословица дня «нет худа без добра».

Вроде бы, чего хорошего в иске целого главы республики? Но как же это приятно — понять сколько людей за тебя переживает, поддерживает и готово помочь!  Для меня это бесценно. А ещё я поняла, что хоть и проживаю жизнь довольно бездарно, одной народной мудрости научилось точно: бросать добро в воду и забывать. Готовые помогать мне люди напоминают о ситуациях, которые я хоть убей не помню, о статьях, которые я тоже давно забыла, о каких-то словах и делах… Они готовы защищать, потому что когда-то я пыталась защитить их.

И знаете, это возвращает мне пошатнувшуюся веру в людей, а главное, уважение к моей профессии, которое почти утрачено за последние годы. Грустно в итоге 20 лет профессиональной деятельности думать, что ты всю жизнь воевала с ветряными мельницами. Все не так, и люди, которые звонят и пишут мне с тех пор, как стало известно об иске главы республики, напомнили мне об этом.

Просто за ветряными мельницами на какое-то время становится не видно людей — тех, кому призваны помогать журналисты. Другой сверхзадачи я в этой профессии никогда не видела. И сегодня мне  напомнили о том, что у меня получалось помогать… и вся эта история с судом перестала быть страшной и грустной, а стала каким-то итогом моей работы в профессии, и этот итог мне нравится.

И да, конечно меня радует решение Верховного суда России о том, что губернаторов можно ругать. Ведь суть требований Вячеслава Битарова именно в том, чтобы суд запретило нём «писать негативно». А суд взял и разрешил. Такой вот внезапный поворот в иске Битаров против Сагеевой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *