3 сентября — день скорби. Так было и так будет.

Президент России Владимир Путин подписал закон о переносе со 2 на 3 сентября дня воинской славы — Дня окончания Второй мировой войны. Он не отреагировал на обращение «Матерей Беслана» с просьбой наложить вето на законопроект о переносе.

После принятия этого закона Госдумой против переноса выступили в Совете при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Председатель СПЧ Валерий Фадеев обратился к спикеру Совфеда Валентине Матвиенко с просьбой учесть позицию Совета о недопустимости празднования Дня окончания Второй мировой войны 3 сентября, в день памяти жертв теракта в Беслане. Матвиенко заявила журналистам, что считает избыточной шумиху вокруг этого закона. По ее словам, он восстанавливает историческую справедливость и не предполагает каких-либо праздничных мероприятий в эту дату.

Виктория Коцоева, бывшая бесланская заложница:

Так интересно наблюдать за тем, что разворачивается вокруг перенесения даты окончания Второй Мировой войны на 3 сентября.

Все вокруг ищут виноватых в высших эшелонах власти (я их не оправдываю). Но странно другое. Ни один не хочет задумываться о том, что это сделали мы. Да-да. Мы с вами. Каждый из нас. Это допустили мы. И не в этом году, а гораздо раньше. Не обманывайтесь. Что посеет человек, то и пожнёт.

С нашего с вами молчаливого согласия началось это наплевательское отношение к, казалось бы, страшнейшим дням новейшей истории России. И теперь мы все как один репостим слова Симонян, где она восхищается нашим народом, называет нас честными, гордыми и принципиальными, добрыми и непоколебимыми. Приятная лапша, да? Мы же так любим, когда нас хвалят!

Но у меня плохие новости.  Мы обманываемся и обманываться рады.

Да будь мы нормальным народом, мы бы никогда этого не допустили! Будь мы на самом деле непоколебимыми и принципиальными, мы бы не позволили этому произойти.

А мы позволили. Мы же с вами не верещали, когда всего через пару лет после 2004-го во Владикавказе первого сентября дети пошли в школу под звуки песенок? Мы же с вами не вопили, когда в столице республики из колонок орало «Буквы разные писать тонким пёрышком в тетрадь», а в 20 км. от этих школ в маленьком Беслане стояла давящая тишина — минута молчания, нарушаемая только женскими плачущими всхлипываниями и мужскими тяжкими вздохами. Наша же молодежь тусит по всей республике в парках и скверах и первого, и второго, и третьего сентября? Ни на одном человеке за пределами Беслана нет и тени скорби! Мы же с вами приняли фразу «Жизнь продолжается» и надели первого сентября на своих дочерей белые банты, а сыновьям вручили в руки астры? Наши же, в том числе, бесланские студенты идут в первые сентябрьские дни на занятия? Садятся в маршрутку, передают 30 рублей и уезжают в город, где о трагедии напоминают разве что несколько баннеров, развешенных в разных его районах? Мы же сделали так, что трагедия Беслана осталась трагедией только Беслана?! ЭТО ЖЕ БЫЛИ МЫ С ВАМИ???

Если бы мы все устроили подобную истерику тогда, а не сейчас, то до этого бы не дошло. Будь мы нормальным народом (да, я посмотрела лексическое значение слова народ в словаре), мы бы заставили сделать эти три дня траурными, а не праздничными, не только в нашей стране, но и во всём мире. И делать это следовало не спустя 15 лет после чудовищной трагедии. А мы не сделали этого даже в нашей маленькой Осетии.

А теперь мы, такие все «честные, гордые, принципиальные и непоколебимые», сотрясаем воздух кулаком и обсыпаем обвинениями всех, кого только можно?

Ребят, давайте каждый начнёт с себя лично и задаст себе вопрос: «А что я, именно я, сделал, чтобы сегодня иметь право впрягаться против переноса дат?». И давайте попытаемся себе честно на него ответить. Только честно. Не обманывайтесь.

Я люблю наш народ. Всем сердцем люблю. А любовь, как известно, долготерпит и милосердствует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не мыслит зла, не радуется неправде. Настоящая любовь подразумевает не слепое следование за объектом своих чувств, а честный взгляд на проблемы и признание слабых сторон. У нас они есть. Мы всегда ищем виноватых и снимаем ответственность с себя. И всякий раз мы наступаем на эти свои грабли.

Я люблю наш народ, поэтому наблюдать за происходящим особенно больно. Но этого, к сожалению, следовало ожидать. Что посеет человек, то и пожнёт (однажды мы это усвоим и будем сеять разумное, доброе, вечное).

Я люблю наш народ. И точно знаю, что эта любовь всё покрывает, всего надеется, всё переносит. Всё перенесёт.

Маргарита СИМОНЯН, журналист:

«Мне пишут осетины. Народ, которым я восхищаюсь, — честный, гордый, принципиальный, одновременно добрый и непоколебимый.

Осетины, которые, стоя трое суток на площади возле школы, где стояли и мы тоже, пока их дети были в заложниках в этой школе, кормили нас картофчинами и не позволяли себе плакать.

Осетины, один из которых, будучи председателем парламента, на наших глазах отказался от предложения Аушева вывести из захваченной школы его сына и дочь. ‚Как я буду смотреть в глаза своему народу, если моих детей спасут, а остальные останутся?’

Осетины пишут мне, спрашивая, что я думаю по поводу переноса даты окончания Второй мировой войны на третье сентября.

И я скажу, что я думаю.

В моей душе нет никакой Второй мировой войны. Это что-то из учебников, по которым я училась в американской школе.

Для меня, как и для всех рожденных в СССР, есть Великая Отечественная война. Дата окончания которой — 9 мая. Мой самый любимый праздник.

А 3 сентября для меня — день скорби по погибшим в Беслане. Так было и так будет.

Я не знаю, зачем был нужен перенос этой даты. Надеюсь, это просто какой-то технический нюанс, не означающий никаких запланированных на эту дату общенародных торжеств. Мало ли какие события приходятся на 3 сентября. В Катаре, например, это вообще День независимости. Какое нам до этого дело?

Для нас 3 сентября — день скорбной памяти и слез. А день радости и празднования Победы — 9 мая».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *