О повышении роли национального компонента в Конституции РСО-Алания (К 25-летию принятия Конституции РСО-Алания)

В ноябре Северная Осетия-Алания отметила 25-летие со дня принятия Конституции республики. За данный период в нее было внесено более 20-ти изменений. Процесс ее совершенствования продолжается, что является закономерным явлением. В этом плане особую актуальность приобретает усиление в ней национального компонента с целью сохранения национальной культуры, языка, обычаев и традиций. Значительным шагом в данном направлении стало то, что впервые Конституция Республика Северная Осетия-Алания, согласно ст. 15 была издана на двух государственных языках – осетинском (иронском и дигорском диалектах) и русском.

На основе указанной статьи и в соответствии с ней должна также строиться культурная и просветительская деятельность, в том числе СМИ, образовательных учреждений и организаций, органов государственной и местной власти. Правда, не всегда это осуществляется на практике. Так, в начале 2017 г. в судебные органы обратился некий гражданин. Поскольку он обратился на осетинском языке, ему отказали в принятии его заявления на том основании, что он владеет русским языком и потому должен обращаться на этом языке. После этого гражданин обратился в Конституционный суд республики с просьбой дать толкование статьи 15 Конституции республики, где говорится, что государственными языками РСО-Алания являются осетинский и русский. В конечном итоге Конституционный суд признал правомерным его обращение в суд на осетинском языке.

В соответствии со ст. 15 Конституции РСО-Алания «Осетинский язык (иронский и дигорский диалекты) является основой национального самосознания осетинского народа. Сохранение  и развитие осетинского языка является одной из важнейших задач органов государственной власти РСО-Алания». Для воплощения в жизнь данной конституционной нормы необходимо продолжить законотворческую работу с целью утверждения двуязычия на государственном уровне, прежде всего в деятельности органов власти, учреждений и организаций, в официальных документах. В связи с этим предлагаю на обложке и титульном листе Конституции РСО-Алания, опубликованной на двух государственных языках, после слова «Конституция» добавить слова: в русском тексте – Основной закон, в осетинском – «Сæйраг æгъдау», что переводится на русский как «Основной закон». Так было и в советский период, однако тогда авторы Конституции тут же уточняли и раскрывали ее смысл – Основной закон. Тем самым сразу же раскрывалась суть этого документа и его правовой статус по сравнению с другими законами. На мой взгляд, нам не стоит отказываться от вполне понятных и положительных традиций, отвергнутых в ельцинский период правления страной. Тогда никто и не помышлял о том, чтобы народ знал содержание Конституции и принимал ее как Основной закон. Неслучайно авторы Конституции РФ не включили этих слов в ее текст. К сожалению, такому конституционному законотворчеству последовали субъекты РФ. Только в последние годы на обложке и титульном листе некоторых брошюр, включающих текст Конституции РФ, его издатели стали указывать – Основной закон, чтобы было понятно, о чем идет речь.

Слово «Конституция» встречается более десяти раз, но нет необходимости каждый раз повторять Основной закон или «Сæйраг æгъдау», если мы это укажем вначале, прямо на обложке и титульном листе Конституции РСО-Алания. Надеюсь, что к данному предложению прислушаются законодатели РСО-Алания, тем более, что ими недавно был принят закон, который позволяет родителям менять окончание фамилии собственным детям «с учётом осетинских национально – культурных традиций».

Очередная проблема, которая возникает в Конституции РСО-Алания, связана с употреблением слова «Закон», что на осетинском означает «Æгъдау». В плане развития двуязычия на официальном уровне следует согласиться с предложением закрепить слово «Æгъдау» в Конституции Республики. Но как и где? Ведь проведенный мною анализ текста Конституции РСО-Алания показал, что это слово встречается более чем в 30 статьях (см. ст. 9, 14, 20, 27, 35, 41, 47, 48, 49, 50, 52, 53, 54, 55, 57, 62, 63, 67, 68, 69, 71, 77, 78, 79, 83, 87, 89, 90, 91, 101, 105).

Какой выход из этой ситуации, писать ли каждый раз после слова «Закон» — «Æгъдау»? Но это явно загромоздит текст Конституции. В связи с этим, предлагаю внести в нее новую статью с названием «Правовая система Республики Северная Осетия-Алания». Свое предложение аргументирую тем, что, во-первых, в специальной литературе, посвященной правовой системе, общепризнано наличие региональной правовой системы. Во-вторых,  в федеративных государствах существует не только федеративная правовая система, но и региональная правовая система. Так, в США имеется федеральная правовая система и правовая система штатов. Аналогичные варианты есть и в других федеративных государствах. В-третьих, в Конституции РСО-Алания один раз, но вскользь  упоминается наличие правовой системы. Так, в ч. 4 ст. 14 предусматривается, что «общепризнанные принципы и нормы международного права, международные соглашения Республики Северная Осетия-Алания являются частью правовой системы Республики». У любого читателя возникнет закономерный вопрос о том, замыкается ли правовая система республики на указанных принципах и нормах права или есть еще другие ее части как составные элементы общего понятия, объективно существующего целостного правового явления? Ведь под системой логически правильно понимать целое, состоящее из частей, расположенных в определенном порядке. Следовательно, и правовая система состоит из нескольких частей.

Конституция РСО-Алания в качестве одной из них предусматривает общепризнанные принципы и нормы международного права. Но имеются и другие части правовой системы. В первую очередь, и в основном, это конституция и законодательство, которые имеет республика в соответствии с ч. 2 ст. 5 Конституции Российской Федерации. Однако, на мой взгляд, в республиканскую правовую систему необходимо включить и нормативные правовые акты. Это указы Главы республики, постановления, принимаемые Парламентом республики, а также муниципальные нормативные правовые акты. Все они в совокупности занимают заметное место в республиканской правовой системе, являются ее неотъемлемой частью и регулируют разнообразные и многочисленные общественные отношения в разных сферах жизнедеятельности. Наконец, составной частью правовой системы должны стать осетинские обычаи и традиции, которые являются неписаными нормами права и исторически возникли намного раньше других норм писаного права. О социальной значимости их в настоящее время все чаще пишут, поскольку без них невозможно в полной мере урегулировать все общественные отношения. Они в предыдущие столетия вообще регулировались исключительно нормами обычного права, которое по общему признанию известных ученых было весьма развито в Осетии.

Несмотря на сказанное, в истории Осетии не раз предпринимались административные меры по их искоренению. Приведем наиболее наглядные примеры, подтверждающие сказанное.

  1. В середине XIX века известный осетинский генерал М. Кундухов, воспитанный на идеях Просвещения, резко выступал против части народных обычаев и традиций. Вступая в должность начальника военно-осетинского округа (населенного не только осетинами), он провозгласил программу преобразований на основе «развития всякой гражданственности и благоустройства в народе». Отменяя одни обычаи и существенно изменяя другие, он стремился регламентировать горскую жизнь до «мелочей», вплоть до подробных указаний — что и сколько может быть съедено и выпито на поминках, как вести себя женам на похоронах мужей, какие памятники ставить на могилах, каким божествам поклоняться, сколько человек приглашать на свадьбу и т.д. Причем М. Кундухов полагал, будто для успешного утверждения нового порядка достаточно строгого его исполнения, с широким применением административных мер, в частности, штрафов по отношению к нарушителям.
  2. В конце советского периода 1-й Секретарь Северо-Осетинского обкома КПСС В.Е. Одинцов, с помощью административных норм и мер пытался тоже «просветить» Осетию путем искоренения на его взгляд вредных обычаев и традиций. Он также начал устанавливать свои порядки в общественных местах и мероприятиях, в том числе на свадьбах и похоронах. Однако его наивные предложения не увенчались успехом, поскольку были проигнорированы народом.
  3. Во второй половине 1990 г. М.С. Горбачев безуспешно пытался ввести «Сухой закон» в стране. На местах ретивые партийные работники, дабы выслужиться перед высоким начальством, явно переусердствовали. Так, в Северной Осетии начали устраивать «безалкогольные» свадьбы вопреки обычаям и традициям. Согласно им существует культура осетинского застолья, которая включает целый комплекс ритуалов и обрядов. Так, руководитель стола (фынджы хистæр) первым делом берет наполненный осетинским пивом рог и, обращаясь к Богу, произносит импровизированную молитву. Затем продолжается застолье, где предписываются жесткие нормы поведения, как старшим, так и младшим. В высшей степени непристойным считается появление на свадьбе и других общественных местах в нетрезвом виде. Одним словом, задолго до горбачевщины, обращение со спиртным было установлено еще осетинскими обрядами и традициями. Попытка игнорирования их в очередной раз провалилась.

Пора понять, что у прогрессивных обычаев и традиций есть не только прошлое, но и настоящее, и будущее. Неслучайно в Конституции Карачаево-Черкесии устанавливается, что «Общепризнанные прогрессивные обычаи и традиции народа Республики, уважение к старшему, женщине, людям различных религиозных убеждений, милосердие – священны». Такие обычаи и традиции существуют и в других национальных республиках, поэтому их законодателям есть над чем призадуматься. Это касается и наших законодателей, которым следует найти возможность предусмотреть соответствующую норму в Конституции РСО-Алания. Вместе с тем, нельзя тешить себя надеждой, что одним лишь законодательным закреплением даже самых хороших обычаев и традиций, мы тем самым решим проблему. Необходима реальная практическая работа по данному вопросу.

С учетом изложенного, в порядке правовой инициативы, предлагаю в Конституцию РСО-Алания включить отдельную статью с наименованием «Правовая система Республики Северная Осетия-Алания». Ее содержание сформулировать следующим образом: 1. Республика Северная Осетия-Алания имеет свою правовую систему. 2. Источниками правовой системы Республика Северная Осетия-Алания являются Конституция, законы, нормативно-правовые акты, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные соглашения Республики Северная Осетия-Алания, договоры и соглашения РСО-Алания с федеральными органами государственной власти, а также субъектами РФ, осетинские обычаи – ирон æгдæуттæ.

 Цалиев Александр Михайлович,

зав. кафедрой конституционного и административного права

юридического факультета Северо-Кавказского

ГМИ (ГТУ), д.ю.н., профессор, Заслуженный юрист РФ.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *