Для предотвращения трагедий, важно усвоить уроки Беслана

В газете «Свободный взгляд» №44(186) от 16 ноября 2019 года была опубликована статья «Все началось в 2004 году». В публикации Элла Кесаева от имени пострадавших в террористическом акте в первой бесланской школе представителей организации «Голос Беслана» выразила свое отношение к прошедшим праздничным мероприятиям, посвящённым — 130–летию первой бесланской школы. Она также однозначно заявила, что пришло время рассказать правду. По ее информации, в 2004 году на банковские счета в помощь пострадавшим поступило более миллиарда рублей. Однако до пострадавших они так и не дошли.

На указанную публикацию в редакцию газеты поступил ответ от директора школы №1 г. Беслан Елены Касумовай, который был опубликован в газете «Свободный взгляд» №46 (188) от 30 ноября 2019 года.

Однако на этом тема не была исчерпана. В редакцию газеты поступил ответ от Эллы Кесаевой, теперь уже на публикацию Елены Касумовой. Ниже мы публикуем его без редактуры.

Не ответить на сочинение Елены Касумовой мы не можем. Она хочет быть директором школы номер 1, где погибли 186 детей. Родственники погибших учителей будут признательны, что о них вспомнят хотя бы через 15 лет, назвав их именами классы. А родители погибших детей так и не дождались этого за многие годы. Почему забыли наших героев- спасателей? Вместо оскорблений и обвинений, демонстрации своего филологического таланта на тему сочинения, Елене Касумовой следовало бы ответить на конкретные вопросы, которые были поставлены в опубликованной нами статье.

А именно: кто стоит за идеей создания сайта Beslan.ru сразу же после теракта, за открытием фонда помощи потерпевшим со счетами на имя мужа Касумовой — Ганиева А.Р.? Кто стоит за тайной учреждения этого фонда, и почему заверения в том, что адресная помощь в тот же день предоставляется потерпевшим, окончилась раздачей сотой доли поступлений — по три тысячи рублей на семью? Почему счета были открыты на мужа Касумовой — Ганиева А.Р.?  И почему учком так и не был официально зарегистрирован, а представлял неофициальный фонд, который призвал делать пожертвования в помощь потерпевшим, а отчёты, как видим по прошествии времени, составил так, как им хотелось, то есть по своему усмотрению, без уведомления потерпевших о количестве поступивших средств. До сих пор неизвестно, кто именно распоряжался поступлениями. Ну, конечно, возможно, и регистрацию потому и не сделали

Почему отчеты перед потерпевшими заменили «достаточной» проверкой ОБЭП? Есть вопросы и к правоохранителям: почему уже несколько лет новую школу напротив разрушенной называют именем школы №1 вопреки требованиям закона о недопустимости присвоения названия уже имеющегося на территории одного региона (постановление Совмина РСФСР от 19.01.1983 № 26). Почему никто из правоохранительных органов, представителей власти не укажет на незаконность этого? Почему три этажа новой школы посвящены памяти спецназа, несмотря на то, что ЕСПЧ по жалобе Тагаева и других против России признал вину государства и признал, что школу обстреляли танками и огнеметами и стреляли даже в то время, когда другая группа спасателей уже были внутри здания? Цивилизованным миром давно выработаны меры по предотвращению преступления: признание правды, и ответственности.

Правду о теракте признал ЕСПЧ по жалобе сотен потерпевших. У нашего государства была возможность доказать в Суде, что в гибели заложников были виновны только террористы. Но вместо доказательств, предоставляли в Суд целые петиции о том, как помогали потерпевшим. А когда не удалось доказать свою невиновность, то пошли по пути- наш спецназ герои, а все, кто так не думает- не патриоты и вообще ненормальные люди. Да только это не остановит новые трагедии. А наоборот: выйдя сухими и еще героями, они могут безнаказанно совершать новые деяния. Вот почему останавливаться на решении ЕСПЧ нельзя и важно говорить правду. Вот почему недопустим праздник, как будто выжившей школы. Живя в мире иллюзий, невозможно обеспечить нашим детям мир и безопасность. Уроки Беслана нужно усвоить.

Надеемся, что Елена Касумова ответит на поставленные вопросы, если ей действительно нечего скрывать, и не сведет диалог к неинтеллигентным выпадам. Ведь педагог должен быть педагогичен во всем и при любых обстоятельствах.

Элла Кесаева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *