Автор отказывается от гонорара. По какой причине?

В газете «Свободный взгляд» №38 (180) от 5 октября текущего года была опубликована статья Фатимы Найфоновой «Автор не дойная корова». В публикации остро и аргументированно была озвучена возникшая у авторов республиканских изданий проблема выплат гонораров, а также был предложен законный путь решения вопроса без ущемления прав внештатных писателей и журналистов.

Претензии непосредственно прозвучали в адрес руководства Комитета по печати и массовым коммуникациям РСО-Алания. Публикация вызвала широкий резонанс среди творческой интеллигенции республики. В редакцию звонили читатели и выражали свою солидарность с автором статьи. Несмотря на то, что указанный Комитет официально не отреагировал на публикацию, видать нечего ответить, мы решили продолжить проблемную тему. Ниже мы публикуем мнение еще одного внештатного автора журналов «Дарьял» и «Мах дуг» Асланбека Мзокова.

И говорить, и писать об этом никакого желания не имею. Но обстоятельства вынуждают: надо. Необходимо, чтобы общество, наша интеллигенция, читатели газет и журналов знали об этом: как наше государство, а в его лице чиновники от культуры относятся к творческим работникам – писателям, переводчикам, критикам, литературоведам, — и как оценивают их труд в денежном выражении. Особенно к тем из них, кто пишет и творит на родном – осетинском языке.

Такое отношение ярче всего проявилось в нынешней гонорарной политике наших журналов. О газетах и говорить не стоит, мы забыли, когда они выплачивали за опубликованные статьи вознаграждение. А было это, дай Бог памяти, во времена почившего государства СССР, которое мы всё хаем и ругаем.

А что же сегодня? Скажу о себе: в журнале «Дарьял», (2019, №2) у меня была опубликована обстоятельная рецензия на новую научную биографию Коста Хетагурова ученого-архивиста из Южной Осетии Ирины Бигуловой, а в журнале Мах дуг» за 2019 год – 3 публикации — №2 – рецензия на книгу политолога И.П. Марзоева об эмиграции осетин в Америку (ХIХ-ХХвв), №6 – интервью с поэтом Казбеком Мамукаевым, №8 – перевод  рассказа «Русская рулетка» Тамерлана Тадтаева. Но ни за одну из этих четырех публикаций до сих пор не получил гонорара и вряд ли получу.

Почему? Условия, которые предъявляют к авторам публикаций журналы, делают получение вознаграждения практически невозможным.

О гонорарах в журналах «Мах дух», «Ираф», «Дарьял» и «Ногзау» разговоры шли давно в творческой среде, но без конкретики. Худо-бедно, но до 2019 года они выплачивались, хотя и были мизерными. Но говорили, что и этот их весьма незначительный размер будет уменьшен, так как будет значительно снижен месячный гонорарный бюджет журналов. Для примера, если в 2018 году месячный гонорарный бюджет журнала «Мах дуг» составлял 16 000 рублей, то в этом 2019 году он составляет всего 12 000 рублей. Исходя из этой суммы и судите о размере гонорара за публикацию статьи, если в номере обычно 10-12 авторов.

Исходя из месячной гонорарной суммы мы сможем судить и об отношении к родному языку и национальной культуре. За такие, весьма незначительные, деньги никто не будет творить на родном языке, писать рассказы и стихи, я не говорю о романе. Поэтому постоянно снижается число пишущих на осетинском языке, а это смертельно для национальной культуры.

8 июля 2019 года прихожу в редакцию журнала «Дарьял», где я получил «Уведомление» «Автору». Ниже привожу его полностью:

«С  2019 года журнал «Дарьял», по распоряжению вышестоящей организации будет выплачивать ГОНОРАР только после заключения с авторами:

а) авторского договора;

б) акта приемки-передачи произведения;

В) акта выполненных работ по использованию (публикации) произведения.

С суммы авторского гонорара будет удерживаться НДФЛ – 13%.

Из средств Журнала будут делаться отчисления в ПФР и Мед. страхование, будет указан стаж работы 1 день (дата написания акта выполненных работ).

ВНИМАНИЕ!!!

Неработающие пенсионеры, при получении гонорара лишаются индексации пенсии и региональных надбавок к пенсии (ФЗ 178 от 17.07.1999г. ст. 12.1.п.10), т.к. при выплате гонорара автор попадает в разряд «работающих». В случае, если автор не хочет получить гонорар, необходимо заключить:

а) договор о безвозмездной передаче неисключительных прав на использование произведения;

б) акт безвозмездно выполненных работ по использованию (публикации) произведения».

Такой вот документ-уведомление, орфография и пунктуация его, конечно, мной сохранены. Но кто же эта вышестоящая организация, разработавшая этот шедевр чиновничьего распоряжения? Сообщают: Комитет по печати и массовым коммуникациям РСО-Алания.

Любой труд у нас оплачиваем, и мне, как творческому работнику, литературоведу и критику, тоже хотелось бы получить вознаграждение за свою работу (за четыре публикации)

. Но так как я неработающий пенсионер, а не работаю я уже десять лет, то в случае получения мной этих ничтожных денег, я буду лишен индексации пенсии и региональных надбавок,  так как из неработающего пенсионера стану обладателем стажа работы 1 день за публикованную статью. А этот день будет учтен налоговой инспекцией. А четыре публикации – 4 дня.

Не знаю, как это поможет любимой стране, но число занятых в России, разряд работающих в этой стране, уж точно за счет творческих работников увеличится и государственная казна пополнится налогами. А это уже повод для радости. Хотя, с моих несчастных 500 рублей за рецензию («Мах дуг», 2019, №2) снимут 13% НДФЛ, потом медстраховку и еще Бог знает что. Вот такое отношение к национальной культуре, родному языку, творите, если можете…

Никакого гонорара ни с «Дарьяла», ни с «Мах дуга» я получить не намерен, кто же сам себе враг, кто же сам себя лишает индексации и надбавок? Только больной человек.

Выводы из сказанного. Нищие пенсионеры, а по-другому их и назвать нельзя, творческие работники – писатели, критики, переводчики – теперь лишены и без того мизерных гонораров и поставлены Комитетом по печати и СМИ РСО-Алания и редакциями журналов в невыносимые и невыполнимые условия. Подобные, диктуемые Комитетом по печати и массовым коммуникациям РСО-Алания условия, наносят существенный вред всем средствам массовой коммуникации: и журналам, и газетам, и радио, и ТВ, т.к. они будут вынуждены лишиться авторов на родном – осетинском – языке. Никто не будет без вознаграждения – во вред себе – сотрудничать с  журналами. А писатели, в основном, пенсионеры, осетины по национальности откажутся вообще или, во всяком случае, меньше будут писать, творить на родном языке. А положение с родным языком и так безрадостно, если не сказать трагично.

В таких условиях и при таком отношении к творческой личности вряд ли сотрудничество с литературными журналами имеет смысл. Почему писатели-пенсионеры должны дарить свою интеллектуальную собственность – прозу, стихи, переводы, критику – журналам? За какие такие заслуги?

Считаю, что Комитет по печати и массовым коммуникациям РСО-Алания грубо вмешивается во внутренние дела названных мной выше журналов. И берет на себя роль цензора, что противоречит Конституции РСО-Алания, РФ. У нас цензура запрещена законом. В то же время, считаю, что нарушаются уставы журналов, которые были утверждены сначала Минкультом РСО-Алания и самим Комитетом печати.

Такова ситуация с гонорарной политикой в журнальной сфере Осетии-Алании. Она свидетельствует о неблагополучии в отношениях редакций журналов и Комитета печати РСО-Алания, о неуважительном отношении к авторам-творческим работникам – и читателям, об ущемлении прав родного языка и снижении его роли в обществе.

 

Асланбек Мзоков,

литературовед, член

Союза Российских писателей.

21 октября 2019 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *