«КОРОЛЕВСТВО – ГОРНАЯ ОСЕТИЯ» от выживания к развитию

К закону о горных территориях РСО-Алания относят территории, находящиеся выше 1000  метров над уровнем моря. Из 8 000   квадратных километров территории Северной Осетии — 3 500  или 43,4% , занимают горы, которые несколькими ступенями поднимаются над равнинной частью. Это почти половина бесхозной территории Северной Осетии.

История заселения горных территорий имеет древнюю историю, и люди там живут веками, тысячелетиями.  С тех пор и началось освоение наших горных территорий.

Однако в ХХ веке  с вхождением  Осетии в состав российской империи стал наблюдаться переток населения с гор на равнину. И если  ранее малоземелье в ряде регионов побуждало  сельских жителей к переезду на равнины, то сейчас равнинные территории горцев влекут неизбежные процессы урбанизации, повышение социальных притязаний на фоне отсталой инфраструктуры, трудоемкости и низкой рентабельности сельского труда в горах.

На сегодня в наших горах из более чем 750 тысячного населения республики проживает не более 5 тысяч человек или около 0,7% населения республики. В горных территориях Северной Осетии беды одни и те же во всех районах, но все-таки, каждая из них имеет свои особенности, а потому остановимся на каждом горном ущелье в отдельности.

Алагирский горный район

 С образованием Северо-Осетинской республики в советскую эпоху, началось самостоятельное развитие, как республики в целом, так и ее горных территорий. Тогда основное внимание  уделялось  освоению горных территорий Северной Осетии  с развитием там горнорудной промышленности. Мизурского и Фиагдонского обогатительных комбинатов и рудников. Однако с начала 90-годов с развалом всего промышленного потенциала республики горнорудная и металлургическая промышленности республики стали приходить в упадок. Обогатительные фабрики и рудники прекратили свое существование. Народонаселение гор, занятое в них, было вынуждено в поисках работы переселяться на плоскость, заселять г. Владикавказ. Последний «аккорд» в надежде на восстановление этой отрасли промышленности в горах и в республике в целом, поставило закрытие завода «Электроцинк». В Северной Осетии была пройдена точка невозврата для горнорудной и цветной металлургической промышленности на этих горных территориях.

Ожидалось, что наличие перевальной автомобильной дороги «Транскам» и находящаяся на стадии пуска Зарамагская ГЭС, дадут новый импульс в развитии экономики и социальной инфраструктуры горной части Алагирского района, однако обстоятельства оказались сильнее ожиданий. Транскам превратился во внутри осетинскую дорогу, связывающую Северную Осетию и Россию с Южной Осетией, с конечной «тупиковой» остановкой в Цхинвале. А ведь тогда были у людей несбывшиеся надежды создания современной, развитой инфраструктуры вдоль дороги.  А значит и улучшения материального благополучия горного населения, жизни в горах.

То же самое касается и Зарамагской ГЭС – пустые траты и ожидания. Цена, вырабатываемой там электроэнергия для Северной Осетии будет равнозначной получаемой, построенной в 30-х годах прошлого века Гизельдонской ГЭС.  Оба объекта принадлежат  «Руссгидро» и цены на электроэнергию для республики одинаково высокие. Более того, по оценкам отдельных специалистов, плотина Зарамагской ГЭС может прорваться и может случиться трагедия большая, чем  сход ледника «Колка» в Кобанском ущелье, сметет с лица земли плоскостные населенные пункты вдоль реки Ардон.  Зарамагская ГЭС – сверхопасный, ущербный для Северной Осетии объект.

Вот к чему ведут необдуманные решения и реализация заведомо ущербных проектов. А ведь денег, потраченных на строительство Зармагской ГЭС, которую строят три десятилетия и тратой порядка 30 миллиардов рублей, хватило – бы на создание условия процветаний горных территорий по примеру горной Швейцарии.

Из прошлых объектов туристической отрасли в Алагирском ущелье продолжает функционировать лыжно-курортная база «Цей», куда поток российских и зарубежных туристов, вследствие низкого качества инфраструктуры и ее расположения в приграничной, режимной зоне, не особо велик.

В настоящее время в  горной части Алагирского района началась реализация (реанимация) проекта по созданию горно-курортного кластера «Мамисон». Какие его ждут перспективы — еще в густом тумане. Скорее всего, он станет очередным долгостроем.  Исходя из объемов вложений, его  будут строить десятилетиями, тратить десятки миллиардов  средств, а может получиться очередной  «пшик».

И главная проблема с «Мамисоном» — современная инфраструктура, обслуживающий персонал, обеспечение  качественными, экологически безопасными продуктами гор. Отдельно стоит вопрос о привлечении планируемого потока туристов, особенно иностранных, в строго охраняемую (режимную) приграничную зону. Выдержит ли «Мамисон» конкуренцию с горной Швейцарией или с рядом действующим, современным  горнолыжным  курортом в Гудаури, рядом с нами, в Грузии, вопрос сомнительный.

Весьма отрадно, что глава республики В. Битаров, добился в правительстве РФ создания особой экономической зоны на территории будущего курорта и дополнительного финансирования строительства объекта и в этом, и в следующем году.

Правда, здесь присутствует вариант строительства (реконструкция) Военно-осетинской перевальной дороги в Грузию и на Черноморские курорты, и даже в турецкие курорты и на Ближний Восток. В связи с этим, думается, что наиболее рациональным (разумным) и экономически выгодным,  если горнолыжный курорт «Мамисон» будет связан единым туристическим маршрутом с курортами Черноморского  побережья Кавказа и с Закавказьем в целом, Турцией, Ираном и Ближним Востоком.

Но опять есть препятствия – это постоянная напряженность в российско-грузинских отношениях. Хотя есть сведения, что со стороны Грузии строится  современная автомагистраль от Сачхере до Они. Это очень близко к перевалу за Главным Кавказским хребтом. Но, опять таки, надо восстанавливать нам добрососедские отношения с Грузией.

Горная Дигория

Наиболее отстающим,  как в сфере экономического развития, так и социальной инфраструктуры,  оказалась горная территория Ирафского района.

В начале ХХ века в Ирафском районе горное население превышало равнинное. К началу ХХI-века численность горцев упала в 10 раз, в то время как равнинных жителей стало в два раза больше. То, что мы наблюдаем в настоящее время, можно определить как демографическую катастрофу и большой экономический  упадок хозяйствования.

Для примера, возьмем Уаллагком. В двух администрациях местного самоуправления проживает 290 человек. В Махческом поселении, на высотах 1000-1500 метров, осталось 14% населения начала ХХ века.  В отдаленном, и более высоко расположенном Галиатском- 2,5 процента.  В каньоне реки Урух, в Дигорском ущелье, сохранилось, примерно пятая часть прежнего, в общей сложности – 650 человек.

Во всех селах преобладают пожилые люди. А среди молодых возрастов много мужчин. Девушки после окончания школы активнее переезжают на равнину или в Город, и не всякая городская девушка хочет ехать в горы, к тяжелому сельскому труду.  Мужчин осталось больше, чтобы ухаживать за своими престарелыми родителями, не желающими перебираться в город.

Отсюда много холостяков в горах. В селении Стур –Дигора последнюю свадьбу сыграли в 2004 году, и то невесту увезли на плоскость. Для остальных мужчин невест больше нет.  В такой ситуации, о каком воспроизводстве нации можно мечтать?

Сокращение количества браков в последние годы – одна из причин падения рождаемости в горах. Подобная ситуация характерная не только для горной  Дигории,

наблюдается в остальных горных районах республики.  Невозможность создания семьи оборачивается для оставшихся в селении мужчин снижением их социальных притязаний, утратой трудовой и бытовой этики.  Всякий человек, выбирает привлекательное для своего благополучия место жительства и работы. Это азбучная истина и ее невозможно переделать. Можно только пытаться и в горах создать приближенные к ним условия.

Актуальной осталась проблема сбыта местной продукции, получаемой  действующими в горах частными и индивидуальными предпринимателями, фермерскими  хозяйствами. Выращивать в горах сельскохозяйственную продукцию, в особенности заниматься выращиванием и производством животноводческой продукции, стало убыточным занятием для местных сельчан.

В советские времена в Уаллагкоме на землях нынешней Галиатской администрации  располагался колхоз имени Калинина с несколькими тысячами голов крупнорогатого скота и овец, активно используя отгонную систему животноводства. Теперь у колхоза осталось 35 голов крупного скота и около 200 овец, а 15 его работников выращивают в основном зерновые на 600 гектарах равнинных земель в местности «Силтанухъ».  Выращенное зерно сбывается местным спиртоводочным заводам, а не используется для выращивания скота в горах. Это просто вредительство, которое терпеть невозможно.

Известно, что горное животноводство, несмотря на экстенсивный характер, требует постоянных и огромных вложений времени труда. Для прокорма одной коровы требуется 3 тонны сена, не считая других кормов.

Перекупщики скупают говядину по  80-90 рублей за килограмм живого веса, что составляет 120-150 рублей в пересчете на убойный вес. На рынке во Владикавказе и в предприятиях питания перекупщики продают экологический чистый продукт 320-380 рублей. Повышение закупочной  цены даже до 100 — 120 рублей сделало бы мясное животноводство в горных условиях выгодным.

В Северной Осетии функционирует еще с советских времен кооперативная сеть «Севосетинпотребсоюз», которая обеспечивала сельскую торговлю и скупку у населения излишков сельхозпродукции, ее переработкой и сбытом. Чем он в настоящее время занимается?  Как и все — спекулятивной торговлей. Строят торговые центры и ни одного консервного завода. В Северной Осетии в советские времена действовало 32 завода корпорации перерабатывающей промышленности Минсельсхоза республики. Все они пошли «под  металлолом». Так, агарный сектор экономики не восстанавливают и невозможно осваивать горные территории. Нужна смычка города и села.

Молочные продукты идут в основном для домашнего стола, и большая часть молока используется для выкармливания телят.  Продуктивность дойных коров низкая: в летний период она составляет в среднем 6-7 литров в сутки, иногда до 10 литров. В зимний период продуктивность падает до 3-4 литров.

Кроме того, транспортные проблемы и трудности с получением мест на рынках Чиколы или Владикавказа практически исключают торговлю сыром и другими молочными продуктами. Шерсть местные жители используют для собственных нужд, в отличие от балкарцев и карачаевцев, чье древнее ремесло переработки шерсти и вязания давно и прочно завоевало кавказский – и не только рынок.

Доходы, получаемые от животноводства, уходят, прежде всего, на образование детей, обустройство их жизни в городах и строительство или покупку жилья в Городе или в крупном населенном пункте на равнине. Кроме того, значительная часть всех доходов на такие обязательные траты, как местные праздники, свадьбы, похороны, рождение ребенка и другие события. Немалые деньги нужны и на продукты – муку, овощи (огурцы и помидоры в там не растут), подсолнечное масло.

В горной Дигории, еще со времен советской власти продолжают функционировать  туристические базы «Дзинага» и «Арти-Ком»,  «Ростсельмаш», появилась и  новая частная база отдыха «Порог неба» и цех по розливу ледниковой воды «Ахсау» в с. Ахсау.  Эти объекты, естественно создают определенное количество рабочих мест, но большинство работников там приезжие из г. Владикавказа и других мест.

В то же время, развитию туризма в горной Дигории препятствует отсутствие   качественных дорог в горах. Дорога с асфальтным покрытием заканчивается в с. Мацута.

Отсутствие качественных дорог в горах, создает трудности для доступа к ним.  О газификации горных сел, только можно мечтать.

Таким образом, приходится  констатировать, что оставшиеся в селениях жители всех возрастов уже не связывают свое будущее с горами и родным ущельем, воспринимая проживание  в горах как материальную основу своего будущего благополучия в городе.

Единственно радостным можно считать то, что депопуляция горных районов пока еще не привела к полной деградации животноводческого уклада жизни, и она остро нуждается в разумной государственной политике освоения и развития горных территорий Северной Осетии в целом. Нужна лишь государственная программа поддержки и реальная помощь в развитии горных территорий Северной Осетии, чтобы включить (вовлечь)  их в хозяйственный комплекс всей республики в целом. Горы и плоскость должны начать работать в связке.

Кобанское и Тарское ущелья

 Они расположены в пригороде Владикавказа, в зоне  удобного доступа для выходного  отдыха горожан.  Но, что там творится по берегам и даже в пойме рек Гизельдон и Камбилеевское- просто уму непостижимо. Это «витрина» осетинской «дикости» и экологического бескультурья.  Сплошь и рядом нарушается природоохранное законодательство. Загаживается, везде и всюду, где можно, и где нельзя. Отдыхающие оставляют за собой кучу неприбранного мусора. Замусорили все  места отдыха по берегам рек.

В с. Кобань бывшее учебно-производственное хозяйство Горского сельскохозяйственного института разграблено, разрушено, а пригодные земельные участки разбазарены. Даже татаро — монголы, не причинили такой масштабный ущерб экологии, природе и окружающей среде, как новые варвары осетинской национальности.

Большие земельные наделы по десятку сотни гектаров распроданы нуворишам, которые не имеют цели возрождения и развития горных территорий. Идет спекулятивная торговля земельными участками и не организованная застройка «дикими» владельцами.    Даже уроки трагедии связанной со сходом ледника Колка, ничему не учат наших сограждан. В пойме реки Гизельдон ведется активное противозаконное природоохранительное строительство питейных заведений.

В Ущелье разрушены и разграблены бывшие объекты туристической отрасли — санаторий «Кармадон» и  турбаза «Кахтисар». Благодатные земли высокогорного села Даргавс, отданы на откуп новым осетинским  алдарам для строительства так называемого «Алдарского гнезда» с дворцами и хоромами. В то время как местные горцы страдают и озлоблены  на власть от своего бессилия и безысходности.

У них отбирают пастбища для домашнего скота, Они уже не имеют возможности заниматься товарным производством экологически чистой сельхозпродукции.  Они лишены своих  пахотных, сенокосных   угодий. Горцы живут ожиданиями появления нового народного героя, как Тлататы Чермен, чтобы вспахать земли алдаров.

Создается впечатление, что в горах нет власти, нет хозяина, везде и кругом анархия и беспредел. Местные органы власти Пригородного района и сельских поселений,  надзорные и контрольные органы впали в летаргический сон и ничего не хотят замечать, и ни на что реагировать. Можно догадываться, что они тоже пособники вандализма. Им бы посоветовал совершить экскурсионную поездку  к нашим соседям, в Джейрахское ущелье, проехать по берегам реки Аса до федеральной дорогой. По берегам реки ни одной «поилки» (ресторана или кафе), ухоженные остановки для автотранспорта и там же биотуалеты. Нам надо у них учиться культуре и бережному отношению к природе и окружающей среде. Кругом чистота, природа в первозданном состоянии. Ингуши соблюдают в этом отношении природоохранное законодательство, руководствуются принципом, что  красоты природы, гор, чистота окружающей среды — это общенациональное достояние, которую необходимо сохранить для будущих поколений, потомков своих. А мы? Просто обидно за наш народ. Было-бы хорошо в пропагандистских целях, снять сравнительный фильм советского образца «ЕРАЛАШ».

Дарьяльское ущелье

 Разговор  о нем — особая тема. Здесь издревле шли  торговые караваны, и была эта дорога частью «Великого шелкового пути».

Дорога эта, соединяющая Россию с Закавказьем, впоследствии стала называться  Военно-Грузинской. Ее начали строить (обустраивать)  после подписания Георгиевского трактата меду Россией и Грузией в 1852 году.  По ней проезжали не только великие русские поэты А. Пушкин, М. Лермонтов и другие знаменитости, но и российские императоры в свое время посещавшие г. Владикавказ проездом в Тифлис.

В 1837 году по ней проезжал император Российской империи Николай Первый, как его называли — величественный, суровый, но справедливый.

В 1871 году  император Российской империи Александр Второй – Освободитель, в сопровождении сыновей (будущего императора Александра Третьего). Тогда в память о Высочайшем визите Нестеровский проспект был переименован в Александровский,  при большевиках именовался  Пролетарским, Плеханова, Сталина, ныне — проспект Мира.

В 1888 году российский император Александр Третий — Миротворец посетил вновь Владикавказ. В память о Высочайшем визите на привокзальной площади был воздвигнута Триумфальная  арка (разрушена большевиками).

Почему провожу этот короткий исторический экскурс? Тогда было дано Высочайшее соизволение осетинам на то, чтобы таможенные сборы от эксплуатации дороги оставались в Осетии «для развития ремесел и нужд образования».

Сегодня по ней ежегодно проезжают около 3,5  тысяч единиц грузового и легкового автотранспорта в Закавказье и обратно. Пересекают по ней границу более одного миллиона человек ежегодно.

Казалось-бы, что населенные пункты, расположенные вдоль этой дороги на территории Северной Осетии, сегодня при возросшем грузовом и пассажирском потоке должны бы процветать. Что же мы наблюдаем в реальности?  Ту же  запущенность, разруху, бедность горцев. Там нет развитой социальной инфраструктуры для обслуживания транспорта и пассажиров – туристов. Там, скорее всего, горцы генетически страдают леностью. Отсутствие предпринимательской жилки. Власть большевиков отучила людей от любви к собственникам,  и уважения к собственности.

Как стало известно из СМИ, со стороны Грузии к концу года приступят  к строительству   23- километровой объездной  скоростной двух полосной автомагистрали Квешети- Коби, шести мостов и пяти тоннелей, длина одного из которых будет достигать 9 километров ведущей к границе с Россией.  Новая дорога позволит сократить путь с 1 часа до 20 минут, и она будет на 12 км. короче существующей сейчас.

Отсюда следует, что с грузинской стороны идет серьезная, основательная подготовка к увеличению турпотока в Грузию. А этот поток будет проходить через Северную Осетию.

Возникает вопрос: готова ли североосетинская сторона к такому развитию ситуации и какую выгоду мы можем получить, не только для развития горных сел, но и республики в целом, ибо по ней проходит весь участок федеральной трассы. К сожалению, мы не торопимся насыщать ее объектами современного сервиса, которыми каким-то образом следует заинтересовать частника. К примеру, налоговыми льготами и субсидиями.

Есть давние хабары, о решении строительства объездной дороги во Владикавказе. Но что получит взамен Северная Осетия от наплыва транспорта и увеличения пассажирского  (туристического) потока? Думается, что пока ответа не существует. Мы привыкли работать в отсталом режиме, «плыть по течению реки»,  а надо бы действовать   на опережение, если действительно хотим развития экономики, в том числе и в горах в частности. Среди субъектов СКФО, только Северной Осетии достались в наследство от СССР такие важные коммуникационные связи с Закавказьем, как две перевальные дороги, а мы сидим на них, не получая должную выгоду.

Налоги, сборы, платежи

  Если просмотреть данные по бюджету РСО-Алания за последние годы, то в них нет отдельной строчки сведений по собираемости налогов, сборов и платежей с горных территорий республики и по программе «Горы Осетии». Нет данных и о размерах субсидий, расходов и капитальных вложений в развитие горных территорий, в том числе по названной выше республиканской программе освоения горных территорий.

В РСО-Алания порядок, ставки и сроки уплаты транспортного налога устанавливаются местным законом. Там есть перечень городов и населенных пунктов, откуда собираются налоги.  Не указаны в них  перевальные автомобильные дороги Военно-Грузинская и Транскам, от эксплуатации которых  достаются нам только выхлопные газы. Загаживают окружающую среду, а платы за это нет.

Не смогли мы и  в Интернете найти данные об отчислениях от таможенных сборов с имеющихся в республике таможенных постов  «Верхний Ларс» и «Зарамаг» в республиканский бюджет РСО-Алания. Там воруют, а мы нищаем.

В итоге, у нас в Северной Осетии «финансы поют романсы», и мы в долгосрочной «долговой яме», которую хотят «засыпать» с кармана обнищавшего налогоплательщика. Это уже – не справедливо. Кто транжирит, тот и пусть платит долги.

Культура, обычай и традиции гор

 Традиции населения гор сохраняют важнейшие этические аспекты социума: трудолюбие, уважение к старшим и заботу о детях, соседскую взаимопомощь, заботу о репутации своей фамилии, любовь к своему краю. Каждый горец гордится природой своих гор, и мы знаем множество легенд  о камнях и скалах своего ущелья. Гость ущелья – это его гость. Он хранит древнее знание о том, как вести сельское хозяйство в горах, и живет в ладу со своими домашними животными. Это человеческий капитал – мощный потенциал для того, чтобы превратить пессимизм в  уверенность в том, что «в горах можно будет жить нормально».

Только горы и население гор, могут спасти осетинский язык, нашу культуру и традиции от тлетворного влияния западной культуры и образа жизни. Если мы хотим  выжить как нация, то выживем только в горах.

Мы сами, большинство из нас, тоже вышли из этих самых гор. Они — «колыбель» осетинского народа.  Они  нам давали возможность в тяжелые годы сохраниться, выжить и  возродиться. Разве на нас не лежит обязанность в сохранении красоты гор, ее уникальной природы и проявлять заботу о тех, кто не изменил этим горам, родным нашим очагам и сохранять могилы наших предков? Думаю, уверен, что это наша всех вместе прямая обязанность и долг!

Есть ли будущее у горных селений Северной Осетии?

 В СМИ республики, писали:  «В Северной Осетии формально существует программа развития горных территорий, в которой участвуют 115 (?) сел республики. Жителям этих сел обещают современную инфраструктуру, а животноводам и растениеводам, которые пожелают туда перебраться, предоставить субсидии и гранты. Чтобы поддержать интерес к истории республики и вернуть домой потомков горцев, местные власти и общественники предлагают восстановить родовые башни» (неужели нельзя прекратить — ВРАТЬ?- авт.)

Принятая в свое время республиканская программа  «Горы Осетии» и учрежденная Дирекция по этой программе, не дала ожидаемого эффекта. Ее задача – поддержка горного населения и горной экономики, связи между населением и властями. За это время решались какие-то локальные, «мелкие» проблемы горного населения. Однако ввиду весьма ограниченных финансовых средств, отпускаемых на ее выполнение, функции «поддержки горной экономики», оказались просто невыполнимыми.

То же самое касается и оставшихся в горных селах единиц жителей. Закрылись образовательные и медицинские учреждения, которые подпали под так называемую — «оптимизацию». Горы стали заселяться так называемыми дачниками из Владикавказа, построившими в горах целые поселки для летнего отдыха. Ранее процветавший в республике горный туризм, и туристическая отрасль экономик в целом,  пришли в упадок.

Северная Осетия стоит на перепутье. Или создадим высокоразвитую горную территорию — подобие горной Швейцарии или останемся на уровне отсталого Королевства Непал.

В мире есть хороший опыт освоения горных территорий, в той же Швейцарии, Австрии и других странах. Можно и нам перенять полезный опыт. К примеру, развивать фермерско-крестьянский туризм, когда обслуживанием туристов занимаются в частных домах (хозяйствах), кормят их самими же приготовленной, экологически  чистой, выращенной в горах продукцией. Но для этого фермерам надо оказывать помощь в предоставлении ссуд и льготных кредитов. Помогать строительными материалами, техникой, транспортом, строить дороги и другу инфраструктуру.

Понятно, что развивать горные территории Северной Осетии не придёт «чужой дядька». Никто не будет вкладывать значимые инвестиции в наши горы (таких гор — половина планеты), а тем более иностранные инвесторы. Это следует понять и учесть.

Есть и хорошая новость. Как пишут в СМИ республики, Глава РСО-Алания В. Битаров предложил   создать экспериментальное поле агронома, и даже принят проект программы. Назначены ответственные лица — члены правительства. В. Битаров на заседании Проектного офиса для этих целей предложил увеличить субсидии, направленные на развитие садоводства, в том числе на горных территориях в Пригородном, Ирафском и Алагирском районах, где нужно выбрать по одному селу и приступить к практической деятельности.

Правда, и здесь возникнет проблема с хранением, переработкой и реализацией продукции. К примеру, наши соседи из Кабардино-Балкарии и даже Ингушетии, тоже взялись за развитие садоводческой отрасли. Создается опасность, что произойдет переизбыток рынка от яблок. Что в таком случае делать? Опять вскармливать скот?

В мире с древних времен существует испытанная веками практика, когда правители той или иной страны на время освобождали своих поданных от уплаты налогов, чтобы инициировать рост экономики.  При отсутствии крупных инвестиций, в том числе иностранных, как в Северной Осетии, можно объявлять налоговые каникулы. В период международных экономических санкций в отношении России, этим стимулятором роста экономики, пользуется и правительство Российской Федерации. Это тем более выгодно и разумно будет применить в наших условиях для освоения и развития горных территорий Северной Осетии.  В  наших горах проживает всего – 0,7 процентов населения и освобождение их от налогов и иных  платежей (за энергоносители), существенно не повлияет на общий сбор налогов и на бюджет республики. Все надо оставлять органам местного самоуправления самих населенных пунктов на развитие и самим налогоплательщикам. Тогда и будет рост (рачительный хозяин, сначала  вырастит овцу и будет  стричь шерсть с овцы, чем с ягненка сдирать шкурку). У нас получается наоборот. Мытари губят малый (индивидуальный) и средний бизнес, который из года в год хиреет и резко сокращается их доля в экономике республики. На сегодня она составляет порядка 10-15 %, когда она в экономически развитых странах, порядке 45- 60 доли  ВВП.  Надо руководству республики менять этот ущербный  курс и перестать «кошмарить» бизнес.

О праве собственности на землю

 Часть 2 статьи 9  Конституции РФ провозглашает и закрепляет положение о том, что:

«Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности». То же самое закреплено в части 2 статьи 10 Конституции РСО-Алания: «Земля и другие природные ресурсы   могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности в соответствии с законодательством Российской Федерации и Республики Северная Осетия – Алания».

Статья 36 Конституции Российской Федерации, провозглашает и гарантирует, что: «Граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю… Условия и порядок пользования землей определяются на основе федерального закона».

И далее, статья 64 Конституции РФ устанавливает, что: Положения настоящей главы составляют основы правового статуса личности в Российской Федерации и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном настоящей Конституцией».

В нарушение указанных основополагающих норм  Конституции РФ, определяющих статус личности, его прав и свобод,  Верховный Совет СОАССР, состоявший в большинстве из партийно-советской номенклатуры, принял 12 ноября 1994 года Конституцию РСО-Алания, а затем республиканский дискриминационный  Закон «О землепользовании» в котором сознательно, в своих «шкурных» интересах  объявили мораторий на частную собственность на землю на 49 лет,  лишили граждан Северной Осетии иметь права собственности на землю, в т.ч. сельскохозяйственного назначения и распределили ее между собой на праве аренды до 49 лет (два поколения) по «бросовой» цене аренды. По воле наших правителей или злому року, граждане Северной Осетии, поставлены в разряд второсортных граждан РФ, лишенных права собственности на землю

В результате в нашей республике выросло поколение новых алдаров и холопов (крепостных крестьян). Это касается не только плоскостных земель, но и горных территорий.  То есть, власть отобрала у своих граждан право, которое им принадлежит от рождения.

По этой причине, земли республики стали «бесхозными», временщиками алдарами они используются нещадно и приходят в непригодность, а сельское население эксплуатируется для своей собственной наживы.

Подобному несправедливому, преступному распределению земельных ресурсов республики, в том числе в горных территориях, следует положить конец.

Выводы

 1) Проблемы сбыта сельскохозяйственной продукции: отсутствие централизованных закупок, низкие закупочные цены, отсутствие дотаций, недоступность мест на рынках;

2) Отсутствие рабочих мест и дополнительных или альтернативных сельскому хозяйству заработков;

3) Высокие  цены на электроэнергию, при отсутствии магистрального газа;

4) Некачественная мобильная телефонная связь, недоступность к Интернету;

5) Чрезвычайно низкое качество дорог и транспортных (коммуникационных)  связей между селами в горной части республики и центром;

6) Недоступность к качественному, бесплатному  образованию и медицинскому обслуживанию горцев;

7) Низкий уровень социально – культурного обслуживания и торговли продуктами (товарами) первой необходимости;

8) Отсутствие сельскохозяйственной техники, собственно мини-техники и информации о ней. Как результат – тяжелый труд;

9)  Ущербная (вредная) фискальная (налоговая) политика по отношению к производителям сельскохозяйственной продукции;

10) Нет прозрачности по налоговым сборам, платежам, поступающим из горных территорий, а также отсутствуют данные по расходам на горные территории для их развития;

11) Отсутствие задатков к созданию и развитию горного, крестьянско-фермерского, частного крестьянского  туризма;

12)  Отсутствие, здоровой конкуренции и засилье (давлении)  монополистов в производстве и торговле над малым и средним бизнесом. В экономике в целом;

13)  Земля, как мощный экономический ресурс, не введена в товарооборот.

Наши рекомендации:

 Советовать что-то компетентным, профессионально подготовленным должностным лицам — занятие не из благодарных, но  важных для развития.

Руководство республики в лице Главы РСО-Алания В. Битарова и председателя правительства республики Т. Тускаева по своей основной специальности и профессии, являются аграриями, выпускниками Горского государственного аграрного университета, а председатель правительства к тому же доктор наук и профессор указанного высшего учебного заведения.

Оба они по рождению горцы, выросли и знают проблемы горной части населения Северной Осетии. Но, чтобы сады зацвели в горах, знать мало. Надо дело делать.

Как и у прежних правительств, у них имеется, красиво написанная программа развития горных территорий, в которой якобы участвует 115 населенных пунктов  (очевидная приписка количества). Только никто из жителей горных территорий Северной Осетии не знает, куда упрятана это программа, чтобы ознакомиться с ней и  внести свои изменения и дополнения. Возможно, она составлена для внутреннего пользования самого правительства, но тогда дело другое и понятное.

Но тем ни менее, мы позволим  себе сделать следующие рекомендации:

  1. Опубликовать в СМИ программу развития горных территорий, чтобы общество, горцы, знали, что их ожидает в ближайшее будущее и могли вносить в нее свои замечания и дополнения (коррективы). Программа же для них принята;
  2. Провести инвентаризацию и паспортизацию пригодных под пашни, сенокосы и луга, всех земельных площадей горных территорий;
  3. Определить в бюджете РСО-Алания отдельной строкой приходную и расходную часть на развитие горных территорий с конкретикой по населенным пунктам;
  4. Принять республиканский закон о налоговых каникулах по всем видам налогов, платежей и сборов и горского населения, занятого производством сельскохозяйственной продукции и горным туризмом, сроком на 10 лет;
  5. Усилить контроль (надзор) над соблюдением законодательства об охране природы, окружающей среды, земельных и водных ресурсов, полезных ископаемых, руд и лесов на горной территории РСО-Алания. Наказать виновных и устранить экологические, природоохранные нарушения закона;
  6. Воссоздать в горных территориях учреждения бесплатного образования, здравоохранения, быта и культуры;
  7. Отменить антинародный дискриминационный Закон «О землепользовании в РСО-Алания» о моратории на 49 лет право собственности граждан республики на землю;
  8. В каждом из ущелий определить «точки» (центры)  роста в определенных населенных пунктах. Там же создать пункты приемки (закупа) и переработки сельскохозяйственной продукции.

Совет общественного доверия

Сентябрь 2019 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *