Юг и Север: разрешима ли таможенная проблема?

Проблема оформления временного ввоза автотранспортного средства из Южной Осетии в Россию знакома многим автовладельцам. Легковой транспорт с югоосетинскими номерами не пропускают на территорию России из-за двойного гражданства автовладельцев.

На российско-югоосетинской границе КПП «Нижний Зарамаг» сотрудники Федеральной таможенной службы России часто останавливают и разворачивают обратно автомобили с югоосетинскими номерами, следующие из Южной Осетии. Эта проблема касается не только жителей Южной Осетии, но и Северной Осетии, зарегистрировавших свои машины в соседнем государстве.

Не первый год на пути этой категории автовладельцев встают таможенные барьеры — двойное российско-югоосетинское гражданство и, соответственно, двойная прописка в обоих государствах. Еще в 2015 году в связи с ужесточением таможенной проверки многие автовладельцы, которые не могли въехать из Южной Осетии в Россию через КПП «Нижний Зарамаг» в качестве решения проблемы сменили постоянную регистрацию на временную. Эти вынужденные меры позволили получить возможность оформить ввоз на транспортное средство сроком на один год.

С 8 октября 2015 года в таможенном законодательстве России произошли изменения и югоосетинским автовладельцам предоставили право получать ввоз на транспортное средство на год вместо прежних трех месяцев. Однако будни автовладельцев эти решения не сильно облегчили. Регулятор выставил новое требование к водителям — отсутствие постоянной прописки на территории России и стран Таможенного союза. Кроме того, сотрудники таможни на пропускном пункте «Нижний Зарамаг» ужесточили правила проверки — наличие российской прописки у желающего въехать на территорию Северной Осетии из Южной, таможенники «пробивают» не только в собственной базе данных, но дополнительно обращаются за информацией к коллегам из подразделения Управления по вопросам миграции МВД по РСО-Алания.

Представьте себе ситуацию. Вы, глава семейства, едете с семьей — малолетними детьми и стариками родителями в Северную Осетию, например, в Ногир на свадьбу, или еще дальше —  в другой российский регион, но вас останавливают и держат на границе, вместо обычных формальностей добавляются новые: проверяется наличие российской прописки. Пока на клавиатуре долго вбивают ваши данные, смотрят в монитор, ожидают появления информации, затем таможенник неспешно набирает номер «миграционщика», вальяжно прикуривает сигарету, демонстрирует эрудицию на знание анекдотов, и между делом запрашивает ваши данные. В это время в духоте, вы томитесь в тесном салоне авто, под испепеляющими лучами солнца. Дети, капризничая, плачут, старики, дрожащей дряблой рукой медленно утирают мятым скомканным платком выступающую на лбу испарину, а ваша жена нервно обхватывает голову и выдает: «Зачем я только вышла за такого неудачника замуж?!» и вступает на «дерзком чысанском» в словесную перепалку с таможенником: «Пропустите нас быстрее, иначе…», и вот именно в этот момент годовалый Давидик срочно требует сменить его мокрый памперс.

Или вот такой вариант. На оживленном переулке вы держите продуктовую лавку: торгуете сметаной, молоком, и «весь Цхинвал» собирается у вас, чтобы прикупить «чесночную» колбасу и соленья. Продукты завозите из Северной Осетии, а иногда приходится доезжать и до Горячеводска. Выезжать приходится часто. Но вы уже не раз попадали в капкан законодательных противоречий — товар не завозится, ассортимент не обновляется, продажи падают. Подчеркну, что 99 % населения Южной Осетии — граждане России, и соответственно, согласно требованиям российского законодательства, прописаны на ее территории — преимущественно в Северной Осетии, вместе с тем, являясь гражданами Республики Южная Осетия, соответственно прописаны по месту жительства на территории этой республики. Соответственно эти люди никак закон не нарушают, наоборот, становятся жертвами бюрократических засад.

Вместе с тем, по словам самих жителей Южной Осетии, ограничения никак не касаются россиян, прописанных в остальных, кроме Северной Осетии, российских регионах. «Такая странная избирательность нас не только настораживает, но и конкретно злит!», — сердито сквозь зубы твердит Габо.

«Если мы говорим о единстве осетин, и объединении Южной Осетии и России, кому нужно нас разделять границами и шлагбаумами? Таможенники в свои правила игры играют, а политики нам другие планы рисуют. Люди при чем? Ответьте мне! Я время свое здесь трачу не от хорошей жизни. Меня политика не интересует, меня дети в Алагире ждут, я их домой должен забрать, скоро в школу идти».

Сотрудники таможенного поста «Нижний Зарамаг» невозмутимо роняют: «Мы всего лишь исполняем свои обязанности — соблюдаем нормы Таможенного кодекса Евразийского экономического союза».

Ограничения таможенной службы жители Южной Осетии – Государства Алания считают дискриминацией и намерены жаловаться в суд. Общественный деятель, юрист из Цхинвала Тимур Кокойты готов оказать водителям необходимую юридическую помощь.

«Если вы являетесь ПО ФАКТУ жителем Южной Осетии (лица, постоянно проживающие в РСО-Алания, в др. субъектах РФ и пользующиеся временным ввозом для уклонения от таможенных платежей, проходят мимо, предложение не для вас), то я готов потратить немало своего времени, нервов (знаю наперёд, с какими трудностями это будет сопряжено) и помочь каждому в положительном решении возникшей проблемы. Предупреждаю, что и от вас самих потребуются воля и желание защитить свои права и законные интересы — при необходимости, нужно будет подавать от своего имени жалобы в вышестоящие таможенные органы или в суд. Все этапы и инстанции готов пройти вместе с вами», — пишет Тимур Кокойты на своей странице в Фейсбук.

По словам моих источников президент Южной Осетии Анатолий Бибилов недавно вызывал к себе руководителя юго-осетинской таможни Мурата Цховребова и распорядился урегулировать проблему с руководством Северо-Кавказского таможенного управления.

Примечательно, что аналогичные призывы Бибилов делал и ранее. Решить проблему на официальном государственном уровне он уже требовал еще несколько лет назад.

В 2015 году в бытность спикером парламента Южной Осетии он отчитал того же самого руководителя Государственного таможенного комитета республики Цховребова на заседании парламента.

«Такие же пропускные пункты функционируют и на российско-абхазской границе, но таких проблем там никогда не возникало. Поэтому сомнительно, что решение, которым руководствуются таможенники на «Нижнем Зарамаге», было принято на федеральном уровне». Анатолий Бибилов напомнил о подписанном между Москвой и Цхинвалом большом союзническом договоре в марте 2015 года, отметив, что «учитывая отношения России и Южной Осетии и подписанный договор о союзничестве и интеграции, подобная проблема, которая наносит удар по интеграционным процессам, не должна была возникнуть вообще».

Тогда Анатолий Бибилов подчеркивал, что «если проблема в ближайшее время не решится, парламент обратится в Совет Федерации и Госдуму РФ».

Глава таможенного комитета Южной Осетии осенью 2015 года Мурат Цховребов обещал разрешить конфликт, обсудить ситуацию с руководством ФТС, звучал вариант с обращением «за помощью и в управление администрации президента РФ по соцэкономсотрудничеству с государствами-участниками СНГ, Абхазией и Южной Осетией».

Югоосетинская сторона предлагала подписать  дополнительное соглашение, в соответствии с договором «О союзничестве и интеграции», чтобы возобновить пропуск югоосетинских транспортных средств в прежнем режиме.

В ответ на гневные заявления югоосетинских политиков в том же 2015 году представитель таможенной службы РФ в Южной Осетии Олег Рева резюмировал: «Автомобили с югоосетинскими номерами могут, как и прежде, беспрепятственно въезжать на территорию России… Никаких изменений в правилах пересечения границы с Россией нет. Никаких приказов, инструкций или постановлений правительства нет и не предполагается».

Он также пояснил, что югоосетинские автовладельцы с 8 октября 2015 года могут оформить ввоз на транспортное средство сроком на год, который выдается автовладельцам с югоосетинскими паспортами и не имеющим постоянного места регистрации в России. С тех пор как из уст российских и югоосетинских чиновников вылетели эти слова минуло четыре года.

Но судя по актуализировавшейся этим летом старой проблеме, она не была решена тогда. Есть ли сегодня политическая воля у руководства Южной Осетии? Вопрос пока остается открытым.

После множества жалоб в соцсетях, оставленных «водителями – отказниками» за дело взялся депутат югоосетинского парламента от Народной партии Дзамбулат Медоев. На своей странице в Фейсбук народный избранник поделился собственным опытом. «Уважаемые жители Южной Осетии! Вчера я лично выехал на границу в пункт пропуска Н. Зарамаг проверить, что называется, на себе — как обстоит дело с оформлением временного ввоза транспортных средств для жителей нашей республики. По прибытии в пункт пропуска я заполнил два экземпляра пассажирских таможенных деклараций (ПТД), дал письменное объяснение должностным лицам таможенного поста о том, что постоянно не проживаю на территории Евразийского экономического союза и передал все необходимые документы им для оформления временного ввоза. Через 5 минут ожидания инспектор, принявшая у меня документы, сообщила мне об отказе в оформлении временного ввоза. Я попросил у неё письменный, мотивированный отказ. Мою просьбу удовлетворили — на оборотной стороне (ПТД) была проставлена отметка об отказе со ссылкой на норму Таможенного кодекса ЕАЭС. В принципе, моя поездка на таможенный пост была обусловлена именно желанием получить ПИСЬМЕННЫЙ ОТКАЗ, который я намерен обжаловать в вышестоящий таможенный орган и далее в суде, так как он неправомерен». Депутат опубликовал номер своего мобильного телефона и попросил «всех жителей Южной Осетии, кто получал отказы и кому ещё предстоят отказы в оформлении временного ввоза, требовать у должностных лиц таможенного поста ПИСЬМЕННЫЕ, МОТИВИРОВАННЫЕ ОТКАЗЫ и связываться в дальнейшем со мной для составления индивидуальных жалоб и, в конечном счёте, решения данной проблемы для всего населения Республики Южная Осетия».

6 августа Тимур Кокойты и Дзамбулат Медоев совместно обжаловали действия таможенного поста «Нижний Зарамаг» в вышестоящий орган — в Северо-Осетинскую таможню. «На ответ по жалобе отводится 30 дней, пока ждем», — прокомментировал Тимур Кокойты. – «Если будет отказ в удовлетворении жалобы, то подадим в суд или в вышестоящие таможенные органы — Северо-Кавказское таможенное управление и ФТС России. Причиной отказа, как известно, называют наличие постоянной регистрации (прописки) в Северной Осетии». Возмущаются запретительными мерами таможенников и на северном склоне Главного Кавказского хребта. Внушительная часть местного автотранспорта щеголяет по улицам республики с «юоровскими номерами». В апреле этого года уже североосетинские парламентарии тоже пообещали «добиваться снятия временного ограничения на ввоз транспортных средств из Южной Осетии на территорию России».

«Мы изучили все нормативные документы, законы, связанные с этими правоотношениями. Посмотрели, какими законами регулируются отношения РФ с другими государствами, в том числе членами ЕАЭС. Сегодня мы представляем обращение парламента Северной Осетии председателю правительства РФ с предложением снять временные ограничения для ввоза автотранспортных средств из Южной Осетии на территорию РФ», — заявил депутат от Единой России Тимур Ортабаев.

Слова «единоросса» стали реакцией на гневную отповедь коллеги — ранее депутат от «Патриотов России» уроженец Южной Осетии Дзамбулат Тедеев в жесткой форме потребовал навести порядок в этой сфере.

Однако, как и прежде, главными требованиями к автовладельцам остается наличие паспорта гражданина Южной Осетии, постоянное проживание в этой республике и отсутствие постоянного места регистрации на территории России. Серьезные проблемы возникают и у таможенной службы. В последние годы отмечается значительное увеличение количества транспортных средств, временно ввезенных на территорию России через пункт пропуска «Нижний Зарамаг» и не вывезенных обратно в установленные сроки, поэтому североосетинская таможня занимает третье место в России по количеству не вывезенных транспортных средств. Такие данные привел в ноябре 2018 года начальник отдела таможенных процедур и таможенного контроля Северо-Осетинской таможни Алик Хаев.

По официальным данным, через североосетинский МАПП «Нижний Зарамаг» на территорию России все еще ввозится большое количество транспорта, определенная часть которого не вывозится в срок. На 2015 год таких машин было 2200, а с введением нового срока временного ввоза их число снизилось до 407. На ноябрь 2018 года таможенники провели 141 мероприятие по поиску лиц, вовремя не оформивших вывоз транспортных средств с таможенной территории РФ, и выставили требования в размере 155 млн рублей. Руководитель отдела таможенного оформления и таможенного контроля Северо-Кавказского таможенного управления Валентина Молчанова тогда же пояснила, что процедура оформления временного ввоза транспортных средств на территорию России усложнилась, поскольку ввозится большое количество транспорта, определенная часть которого не вывозится в срок. «В 2015 году начал действовать приказ, в котором четко прописаны сроки вывоза транспортного средства, действия таможенных органов. По статистке, с 2010 по 2015 год на МАПП «Нижний Зарамаг» числилось более 2200 не вывезенных транспортных средств для личного пользования. С момента вступления в силу приказа, в не вывозе находится 407 автомобилей за 2016, 2017 и 2018 гг.».

Молчанова объяснила, что нововведения в таможенном кодексе, разрешают передачу временно ввезенного на территорию РФ транспортного средства другому лицу. «В случае передачи транспортного средства для осуществления его вывоза с таможенной территории, лицо, которому передано ТС в нарушение правил, несет солидарную ответственность по уплате таможенных пошлин», — цитирует представителя СКТУ ИА «Спутник». В прежние годы требование выставлялось только декларанту, в настоящее время оно выставляется и лицу, которому передали автомобиль, «таможенные органы, в случае нарушения сроков пользования транспортным средством, будут разыскивать два физических лица», — подчеркнула Молчанова.

Интересно, что таможенные органы Южной Осетии и России плотно взаимодействуют и часто подписывают соглашения, протоколы в области таможенного дела. Так в апреле 2016 года между Россией и Южной Осетией было подписано Соглашение об интеграции таможенных служб двух государств. Позднее, в 2017 году, был анонсирован переход на совместный контроль двух таможенных служб в пункте пропуска «Нижний Зарамаг».

Тогда глава таможенного комитета Южной Осетии Мурат Цховребов заявил, что конкретизировал эти положения:

«В соглашении четко прописано, что до конца 2017 года наши сотрудники должны перейти с таможенного поста «Рук» на таможенный пост «Нижний Зарамаг». Все оформления будут происходить в одном окне. К примеру, если российский таможенник будет оформлять товар на экспорт, то тут же наш сотрудник оформит тот же товар уже на импорт».

Однако по прошествии двух лет можно констатировать, что эти планы до сих пор не реализованы, и об облегчении жизни, как юго-осетинских автовладельцев, так и перевозчиков товаров, говорить не приходится. Более того, к 2020 году юго-осетинские таможенные органы по Соглашению об интеграции обязались перейти на законодательство Евразийского союза в сфере таможенного регулирования и законодательство РФ о таможенном деле, и возникает дополнительный вопрос — с какими новшествами столкнутся в этой связи жители Южной Осетии?

Резюмируя, можно сказать, что проблема ввоза транспортных средств и, в целом, вопросы, связанные с миграцией между Россией и Южной Осетией через пункт пропуска «Нижний Зарамаг», касаются буквально каждого в Южной Осетии, так как на сегодня это единственная транспортная артерия, связывающая маленькую республику с внешним миром. С учётом данного факта и в связи с декларируемыми союзническими отношениями от ответственных служб двух стран требуется максимальное сосредоточение внимания на проблемах, возникающих в этой области. Но, к сожалению, за одиннадцать лет после признания Россией Южной Осетии, и подписанных за это время многочисленных договоров и соглашений, говорить об упрощении процедур, формальностей на этой границе пока не приходится.

Одной из возможностей решения проблемы могло бы стать вступление Республики Южная Осетия — Государства Алания в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), где в настоящее время состоят пять государств СНГ, и куда также стремится и братская Республика Абхазия. Если бы президент Анатолий Бибилов смог добиться вступления Республики Южная Осетия — Государства Алания в ЕАЭС, то это было бы еще одним большим шагом по объединению «разделенного» осетинского народа и укреплению безопасности Государства Алания. Тем более что, как уже говорилось выше, югоосетинские таможенные органы до конца следующего года будут стремиться к использованию законодательства Евразийского таможенного союза в сфере таможенного регулирования.

 Жанна Тарханова

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *