О судьбе российских женщин и детей в Сирии и Ираке

В апреле текущего года в Северную Осетию были доставлены три осиротевших ребенка, которых вернули после нескольких лет пребывания в охваченной войной Сирии. Туда их вывезли родители, решившие примкнуть к террористической группировке «Исламское государство» в 2014 году. После смерти отца и матери, осиротевшие дети в течение года выживали в «аль-Холе». Они были переданы представителям Всероссийской организации ветеранов «Боевое братство» руководством курдских «Отрядов народной самообороны» в городе Камышлы. Сейчас дети проживают в Осетии с родной тетей.

По разным источникам в Сирии остаются несколько тысяч человек, жены и дети уехавших туда россиян, в том числе из Осетии, и воевавших на стороне боевиков.

В адрес МПОО «Единый Кавказский Форум» и редакции газеты «Мир Кавказа» поступают обращения граждан с просьбой помочь в возвращении домой их близких, оказавшихся на территории Сирии и Ирака. Специально подчеркиваем – в этих обращениях речь идет исключительно о женщинах и их детях.

Когда СМИ напоминают о российских женщинах и детях, оставшихся в разоренных войной Сирии и Ираке, большинство наших сограждан полагает, что речь идет исключительно о выходцах из горских народов Северного Кавказа. При этом судьба студентки МГУ Варвары Карауловой, в 2015 году задержанной при попытке перейти турецко-сирийскую границу, а затем осужденной российским судом на 4,5 года колонии за попытку вступить в запрещенную в России террористическую организацию «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) – воспринимается как некое исключение из общего правила.

Но вот в начале июля текущего года в Москву самолетом из Ирака были доставлены дети россиянок, мужья которых состояли в ИГИЛ. Среди привезенных детей оказалась и девочка по имени Нюра, мать которой осуждена в Ираке на длительный тюремный срок за нелегальное проникновение в страну. Мама Нюры попала в Ирак, когда ей самой было всего 13 лет – она поехала туда вместе с семьей, насчитывавшей семь человек. Там вышла замуж, родила дочку, а затем была война и приговор в виде 15 лет лишения свободы за незаконное пересечение границы Ирака. Не за участие в боевых действиях на стороне ИГИЛ, а именно за незаконный въезд в страну, за что, например, в России, как правило, «наказывают» депортацией на Родину.

Причем, мама маленькой Нюры — далеко не единственная жительница Урала, оказавшаяся в иракской тюрьме. Для многих молодых россиянок «свадебное путешествие» на Ближний Восток обернулось трагедией. Есть там и женщины из Тюменской, Челябинской и Свердловской областей, Ханты-Мансийского автономного округа, Ямала и т.д. – практически из всех регионов России. Но больше всего, конечно, представительниц северокавказских народов. В целом, по различным данным, только в Сирии и Ираке находится от двух до трех тысяч российских женщин и детей, в том числе до 300 детей, являющихся круглыми сиротами.

Уточним. Это женщины и дети, в свое время вывезенные из России мужьями, примкнувшими к террористическим организациям. В настоящее время мужей можно не принимать в расчет – большинство из них погибло, кто-то уже отбывает наказание. Наверное, есть и такие, кто бросил свои семьи и скрылся «до лучших времен».

Еще раз уточним. В настоящем материале речь не идет о женщинах, принимавших участие в террористической деятельности. Если таковые и были, то их не могло быть много – взгляды радикальных исламистов на роль женщины просто не предусматривают ее участие даже в общественной жизни, не говоря уже о войне. И как показывает опыт, в том числе и полученный в Чечне, немногочисленных женщин, примкнувших к террористам, чаще всего используют в качестве смертниц. Независимо от причин, побудивших их, эти женщины заслуживают наказания и должны его понести.

Но в чем вина женщин, которые покинули страну, подчинившись воле своих мужей? Фактически они стали жертвой пропаганды, которой поддались главы их семей. Потом они стали жертвами войны, убившей многих из них и оставившей живых без кормильцев. И, наконец, они стали жертвами ответных мер, в том числе на законодательном уровне, которые приняли власти стран, пострадавших от террористов. Например, власти Ирака с целью максимально сократить приток иностранных добровольцев в ряды террористических организаций, многократно ужесточили наказание за незаконный въезд в страну. Но побочными жертвами нового закона стали и без того обездоленные женщины, которые не смогли вовремя покинуть Ирак и теперь их сотнями сажают в тюрьмы на срок до 15 лет. А их дети оказываются на положении круглых сирот.

И здесь возникает принципиальный вопрос – почему женщины и дети, официально не лишенные российского гражданства, не могут вернуться на Родину? Меньше всего в создании препятствий этому можно подозревать власти Сирии и Ирака, которым своих беженцев девать некуда и для которых отъезд нескольких тысяч женщин с детьми станет хоть каком-то облегчением.

Российские правозащитники считают, что этому препятствуют отечественные специальные службы, опасающиеся возвращения потенциальных носительниц радикальной исламской идеологии. Нельзя не согласиться с тем, что такая угроза существует, но вот относительно ее размеров – можно поспорить. Женщины, воспитанные в исламских традициях, как правило, сосредоточены на семейной жизни и воспитании детей. И главное – кем вырастут дети, вернувшиеся из Сирии и Ирака, зависит не только от того, как их будут воспитывать в семьях, но и от того, как они будут адаптированы в российское общество через школы, общественные организации, работу и т.д.

Не говоря уже о том, что те, кто уже вернулся, оказываются под наблюдением не только правоохранительных органов, но и своих родственников, соседей и т.д. Даже если они захотят вернуться к противоправной деятельности – это очень быстро обнаружится.

Этот момент представляется очень значимым. Особенно в свете того, что некоторые из женщин, в свое время вывезенных из России и оказавшихся в террористических анклавах ближневосточных стран, все же возвращаются назад. Возвращаются, используя те же самые криминальные схемы и коррупционные возможности, благодаря которым они в свое время сумели покинуть Россию. При этом их пребывание в «горячих точках» оказывается скрытым от властей, специальных служб и даже соседей. Только ближайшие родственники могут быть посвящены в эти обстоятельства, которые они ни когда не станут афишировать.

Но допустим, что российские женщины и дети так и остались в странах, которые не считают их своими гражданами и не рады видеть их на своей территории. Не нужно гадать, чтобы понять какая судьба их ждет. В любом случае, они никогда не станут друзьями нашей страны, а вот быть ее активными врагами – вполне могут.

Таким образом, логика подсказывает, что наших соотечественниц и их детей необходимо как можно быстрее вернуть на Родину, в привычную этническую и культурную среду, где они имеют все шансы реабилитироваться психологически и социализироваться в российском обществе.

Но немаловажное значение имеет и тот факт, что у проблемы российских женщин и детей, оставшихся в «горячих точках», помимо правового, есть и моральный аспект. Готово ли российское общество забыть о них? Готово ли оно остаться глухим к страданиям не только упомянутых женщин и детей, но и их ближайших родственников – дедушек, бабушек, дядей, тетей и других? Готово ли оно смириться с тем, что все эти люди утратят эмоциональную связь с государством, которое обрекло их близких на страдания и гибель на чужбине и перестанут воспринимать это государство как свое? Готово ли оно отвернуться от своих граждан, попавших в беду, а также проигнорировать мнение тех, кто считает необходимым оказать им всю возможную помощь? А таких ох как немало.

И если российское общество готово к этому – как можно охарактеризовать само это общество?

МПОО «Единый Кавказский Форум»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *