В кольце врагов

«Если долго и терпеливо сидеть на берегу реки,

можно увидеть, как по ней проплывет труп твоего врага».

                               Китайская пословица

 В то время, как Глава республики Вячеслав Битаров в Москве решал проблемы строительства школы в Дарг-Кохе, налаживания массового туристического паломничества в Осетию и другие важные вопросы, в его отсутствие нежданно-негаданно (смотря для кого!?) в республике резко разладились межконфессиональные отношения и развернулись невиданные доселе интернет-баталии.

 Поводом (не знаю – формальным или неформальным) или еще точнее — «спусковым крючком» послужил стократно процитированный  комментарий экс-младопарламентария Романа Габараева в соцсетях.

Русский язык невероятно богат. В нем более150 тысяч слов. А я смотрю на интернет-фото этого молодого, вполне симпатичного человека, и не могу для него из этих полутора сотен тысяч слов подобрать ни одного. Приличные слова не подходят, а сыпать бранными – себя не уважать.

Казалось бы, конфликт можно было исчерпать на ранней стадии, тем более что смутьян сразу же был подвергнут общественному осуждению (на данный момент он наказан еще и в судебном порядке). Значит, можно сесть за стол и обсудить реальную проблематику межконфессиональных отношений, продумать способы (варианты) общественной и информационной поддержки усилий по развязыванию «гордиевых узлов», если они на самом деле существуют, а не померещились.

Но не для того, скажем так, организуются провокации, чтобы незамедлительно включить красный свет и ударить по тормозам. И вот уже в Обращении к Владыке Леониду говорится, что «эта история — не единичный случай», и что за последние годы «по возрастающей идет атака на православное духовенство и верующих».

Авторы документа утверждают, что язычники (ну и сдались им эти «язычники»!) присвоили или уничтожили объекты христианского культурного наследия, сбросили в пропасть иконы и памятные камни, запретили людям с православным нательным крестом (они что — принудительно их раздевали? – здесь и далее ремарки – мои. З. Дз.) посещать древнюю святыню Реком.

Досталось и официальным республиканским СМИ, которые якобы разделяют верующих на «своих», то есть адептов «истинной веры», и «не своих».

И теперь — особое внимание: все это происходит «с молчаливого одобрения властей», из-за «идейных установок руководства республики», которая, как утверждается в письме, даже в рамках подготовки к празднованию 1100-летия крещения Алании «полностью игнорирует православную тематику».

В общем, опасность пришла, откуда ее не ждали. От самой веротерпимой паствы. Так или иначе, но с этого момента начинается широкоформатное бедствие, картина по ходу набирает градус трагедии.

Иероним Босх – наверное, самый загадочный художник в мире, хорошо знал, как со своими чудовищными гибридами и странными сюжетами напугать грешных людей и призвать их к благоразумию.

Авторы обращения, под стать знаменитому голландцу, тоже знают, чем и как можно напугать федеральную власть. И поэтому, спустя полтысячелетия, ужасы Великого мистификатора, который извлекал свои невиданные образы из глубин подсознания, воскресли в письме-обращении на имя архиепископа Владикавказского и Аланского Леонида Горбачева.

Владыка, назвав «ситуацию серьезной», добавил еще перцу, обещав «не дать разорвать духовную и государственную (вот это уже круто!) пуповину, связывающую наше великое отечество Россию с нашей малой родиной Осетией» и «не допустить, чтобы Осетия вкатилась в каменный век язычества».

Агрессивный тон, командный голос – это явно не укладывается в привычный образ духовного лица, да и вряд ли слово из Библии должно быть схоже с языком политической риторики.

Однако «мы» тоже не лыком шиты, и в ответ на «радикальную провокацию» был придуман еще более радикальный «симметричный ответ» — я думаю это наиболее емкая и точная из тех оценок, что прозвучали за последние дни в социальных сетях.

Люди, писавшие от имени так называемого «Совета организаций осетинской религии» это полотно (теперь уже в адрес В. Битарова, А. Мачнева и Т. Тускаева) изобразили такой вселенский ужас, такой межконфессиональный апокалипсис на территории крохотной Осетии, что просто кровь стынет от этих кошмарных подробностей, на фоне которых Иероним Босх отдыхает.

А ведь Босх был непревзойденным мастером в создании невероятных существ — он соединял несоединимое. Православные жалобщики и невесть откуда вязавшийся Совет тоже соединились в несоединимое: оба текста своей сутью направлены против Битарова (ниже я объясню – почему). Причем Совет своим «криком души» нанес по республике и ее Главе еще более чувствительный удар («Кæд цæфæй нæ мæлыс, уæд – рæхуыст!»), чем «антиязыческий манифест».

Давайте «галопом по Европам» пробежимся по тексту:

«- Мы, представители осетинских религиозных организаций, с тревогой наблюдаем за состоянием и положением дел в области межнациональных и межконфессиональных отношений в Осетии. Особенно в последнее время (то есть во время правления Битарова.) Осетия из гостеприимной страны, наполненной дружелюбием и взаимоуважением, скатывается к открытому религиозному противостоянию, (Какой туризм, ребята? Какие путешествия в Древнюю Аланию? Не до жиру, быть бы живу!).

— Уже в разных местах Осетии происходят открытые межконфессиональные конфликты, причем, объектом для нападок становятся именно осетины, не желающие подчинять свою духовную жизнь иным культам, и ситуация продолжает деградировать. (Это все, еще раз напоминаем, происходит при Битарове!).

— Мы видим, как против осетинского этноса, против моральных и нравственных устоев, наполняющих понятие «Æгъдау», ведется неприкрытая информационная война…

— Осетины никогда прежде не сталкивались со столь изощренными методами информационной агрессии.

— Мы наблюдаем за тем, как осетинский народ разрывают на враждебные друг другу религиозные группы. Уже сейчас нередки факты отказа от общения близких родственников друг с другом, потому что они принадлежат к разным конфессиям, объединениям, сектам, течениям, и т.п…».

Читать дальше нету сил… Это же настоящий крестовый поход, но уже не против турок-сельджуков с целью освобождения Иерусалима с Гробом Господним, не против мусульман или католиков, а с целью поголовного обращения в христианство осетинских язычников. Если это действительно так, то возникает вопрос: почему такое стало возможным именно сейчас?

 Ты помнишь, как все начиналось?

  «Рыба гниет с головы. Когда целый руководитель региона вопреки здравому смыслу, традициям и желанию людей устраивает странные массовые пляски вокруг рощи, ничем хорошим это закончиться не может» предсказал интернет-бот «Владимир Бин».

А некий его коллега «Садовник» продолжал: «Прости меня, Бог, но может еще Симд станцуете вокруг Метро?».

А ведь тем июльским днем 2017 года Вячеслав Битаров ничего лишнего не придумал, никакие смыслы не искажал.

Исполнили Симд? Но это наши корни. Важнейший элемент духовной культуры народа. Грациозный и грандиозный Симд испокон веков являлся главным магическим ритуалом, исполняемым в первозданных осетинских храмах.

Известный знаток наших обычаев и ритуалов, Заур Цораев, называет Симд кульминацией кувда (молитвы), молитвенным танцем. И я полностью с ним согласен. Симд – это не джигитовка, не демонстрация горской удали, это даже не просто танец в обычном понимании, а «танец – молитва» («кафт-куывд»). Именно в результате таких культовых танцев, как Симд, приверженцы осетинских традиций становятся просветленными носителями «чистого божественного духа».

А разве в Роще Хетага запрещено молиться? Разве это не исполнение завета Коста Хетагурова «Цæйут, æфсымæртау, радтæм нæ къухтæ / Абон кæрæдзимæ, Иры лæппутæ!..»?

Парни и девушки Осетии взялись за руки…

Вот посмотрели бы и садовники и бины на все это великолепие, на лица людей, а потом прислушались бы к себе. И внутри, если не у каждого, то у очень многих прозвучит голос, что именно это было кульминацией праздника.

Но проблема в другом: ни тогда по «горячим следам», ни потом многочисленная свита, целый штат помощников и советников не объяснили людям, что же там, в Роще, произошло в тот день. Ребятам и девчатам из окружения Главы всегда было свойственно думать, что только они знают, что хорошо для их шефа, а что — нет. А то, что этот факт с неослабевающим напором муссируется три года, им — по барабану.

А еще в социальных сетях много писали и пишут о «даче клятвы по инициативе Вячеслава Битарова в священной для осетин Роще новыми членами Правительства»… Интернет-пользователи активно обсуждали данный факт, строили варианты, что бы это значило…

Жаль, что сам Вячеслав Зелимханович в каком-нибудь из своих многочисленных интервью не рассказал, что клятвы-то никакой не было. Ни хоровой, ни сольной. Был откровенный разговор о требованиях, которым должен соответствовать любой руководитель республиканского уровня. Хотя я знаю, что «Хетӕджыстӕн» (клянусь именем Хетага) у нас, осетин, существует. Особенно у выходцев из Алагирского ущелья.

Симд, клятва, нежелание открыто объяснять свои действия и комментировать свои, не для всех понятные шаги, — это были первые ласточки, первые признаки того, что с информационным обеспечением у нового руководителя республики не все благополучно.

Видимо, он и сам это понимал — менял руководителей УВП и пресс-службы, ввел даже личного пресс-секретаря, но кардинально ничего не изменилось. Потому что он сам тоже не менялся.

Гром среди ясного неба

 Я не разделяю апокалиптический пафос Архиепископа Леонида, но полностью согласен с тем, что «ситуация серьезная». Это на самом деле серьезнее, чем думаем мы, серьезнее, чем думает сам Вячеслав Битаров.

Но только в том случае, если посмотреть на дело под таким углом зрения — почему именно  в его бытность? Не было же такого при Галазове, Дзасохове или при Мамсурове… Да и вообще никогда не было! Осетия являлась оазисом взаимопонимания между людьми разных конфессий, а такие мировые религии, как православие и ислам, которые в той или иной пропорции мирно сосуществуют в республике, настолько приспособились к местным условиям, что совершенно не подавляли первичные религиозные воззрения осетин, базирующиеся в основном на индоевропейской религии.

И тут среди ясного неба загрохотала тяжелая артиллерия. Логика проста: раз такого за новейшую историю Осетии никогда не было, а при Битарове случилось — значит виноват будет он. Что правда, то правда: раньше эту тему действительно никто не педалировал, а сейчас ударили по самому незащищенному месту Вячеслава Зелимхановича, зная о том, что политика – это его «ахиллесова пята».

Подобный расклад действительно способен огорошить любого, а руководителя республики – подавно. И Вячеслав Битаров не может не принять близко к сердцу факт беспрецедентного, может быть, единственного за всю новейшую историю, попыток (причем – с обеих сторон!) превращения в прах наработанной веками межконфессиональной гармонии.

Причины, как я их вижу, не только в злокозненности противников нынешней власти, но и в нежелании последней, наряду с заботой о национально-культурном развитии, строить (формировать) гражданское общество, в отсутствие которого общественность по-прежнему остается чудовищно наивной, легко поддающейся самым дешевым трюкам.

Любым успехам в экономическом росте, культурном совершенствовании предшествует появление нации – не в этническом, а в гражданском смысле. Именно такой гражданской нации, представители которой не бегают ни к попу, ни к мулле, ни к барину для продвижения своих партикулярных интересов, а решают все по закону.

Но уж коль скоро при Главе республики нет Совета по развитию гражданского общества и правам человека, нет Совета по культуре, то эти жизненно необходимые ниши заполняют какие-то слепые митинговые силы (они особо выпукло проявили себя во время стихийных протестов против «Электроцинка»).

А после того, как покричали на площади, аппетит их к политической и государственной деятельности невероятно возрос. Некоторое время спустя, они даже просочились в зал парламента и несколько раз пытались сорвать заседания высшего законодательного органа республики.

Увы, за воспрепятствование деятельности органов государственной власти они не понесли никакого наказания. А те, кто выпустили Джина из бутылки, вряд ли знают, как его обратно туда запихнуть.

Ирон æгъдау — ирон дин

 В Осетии живут, как по Высоцкому: «Кто верит в Магомета, кто — в Аллаха, кто — в Иисуса, / Кто ни во что не верит — даже в черта, назло всем…». Никто никому не запрещает верить в то, во что он верит. А «ӕгъдау» аккумулирует в себе то лучшее, что содержалось в тысячелетних верованиях осетин, составлявших важную часть их мировоззрения. Не имеющий официально закрепленного в обществе статуса, «ӕгъдау» позволил осетинскому народу даже в советскую атеистическую эпоху безболезненно и, самое главное, непротиворечиво удовлетворять свои духовные потребности, сохранить национальное лицо и не потерять связующей нити с Миром.

Конечно, осетины в массе своей христианами не являются. Мусульманами тем более. Но среди северокавказских регионов Осетия — самый православный регион.

Правда и то, что у осетин нет единой книги, где были бы прописаны все традиции, молитвы, кодексы поведения. Но какой силы должна быть Вера в единого Бога, чтобы она, веками передаваясь из поколения в поколение, до сих пор живет в душе народа! Осетинские верования, осетинский тысячелетний духовный опыт современны и приличествуют ситуации. Они на самом деле притягивают и объединяют представителей других конфессий.

Не нужно быть крупным специалистом в области осетинской религии, чтобы не знать и не видеть, что она характеризуется рядом отличительных особенностей, что в конечном итоге отражается на достаточно специфическом представлении о Боге, человеке, цели и смысле человеческой жизни.

Например, если из «Первой книги Моисея» мы знаем, что Бог сотворил человека по своему образу и своему подобию (Бытие 1:26), то как выглядит «осетинский Бог» — никому не известно. Стыр Хуыцау в созданном им мире имеет безличный (безличностный, не персонифицированный), непостижимый и практически недоступный даже для просветленного человека характер.

Еще одно важное отличие. На протяжении всей 2000-летней истории Церкви христиане называют себя «рабами Божьими». В Евангелии тоже много притч, где Христос называет так своих последователей. В осетинской же религии нет такого понятия — Хуыцауы цагъайраг.

Я это к тому, что в многополярном мире массовое взаимопроникновению религий и культур – это повсеместное явление. А в Осетии родственность, близость, взаимосвязь и взаимопроникновение православной и осетинской («Ирон дин») религий вообще неоспоримый факт. Осетинский Æгъдау, равно осетинская религия не могут быть соперниками или оппонентами православия, поскольку одинаково предписывают своим приверженцам высоконравственные нормы поведения.

И тем не менее, как я уже отметил выше, осетинская религия — это совершенно оригинальная форма осознания Мира, присущая только осетинскому этносу. Совершенно самостоятельная система взглядов и воззрений на место человека в этом Мире. Это огромный пласт самобытной культуры и искусства, свод моральных норм и типов поведения, обрядов и культовых действий.

Мировоззренческая и духовно-нравственная система «Ирон æгъдау» – это фундамент межнационального согласия в республике, который складывался и цементировался на протяжении веков.

Это мощное средство для предупреждения межнациональных разногласий и религиозных конфликтов, которые чаще всего развязываются не из конфессиональной нетерпимости, а из чьих-то политических устремлений. Все, кто открывает подобные ящики Пандоры, должны понимать, что ничем хорошим, в том числе для них, это не кончится.

Нынешний «подкоп» под межнациональное согласие тоже был усилен тем, что сразу же получил политический окрас — антироссийский подтекст.

Не только у владыки Леонида, но и во многих других головах на самом верху федеральной власти прочно утвердилось мнение, что православие – это духовная скрепа России.

С этим можно не соглашаться, спорить, но только не с помощью ответных провокаций, а с опорой на Основной Закон государства, согласно которому все религии на территории России равноправны. И любой культ может стать деструктивным, если надумает покинуть то место, которое отведено ему Конституцией.

Лично я считаю, что раздор на религиозной почве возможен по мере того, как светскость вытесняется из нашей государственной и общественной жизни. То есть возможен, по мере сужения действия Конституции РФ, которая не дает ровным счетом никаких полномочий или прав на вмешательство религиозных институтов в управление государством. А в условиях Осетии еще и по мере ослабления осетинской веры, которая была, есть и всегда будет главной скрепой межнационального и межконфессионального согласия в республике.

Толерантность и взаимоуважение между народами, населяющими Осетию, это ее визитная карточка. У нас нет проблемы ущемления русского языка. Не в обиду представителям других наций и народов будет сказано, но по уровню владения русским языком — и в процентном соотношении, и в качественном — осетины занимают одно из ведущих позиций в России.

Поэтому дискредитация традиционной веры титульной нации — это самое опасное, что может прийти голову врагам России и Осетии.

И мы, к сожалению, стали свидетелями таких попыток, приуроченных (кто бы в этом сомневался?) к выборам в Гордуму. Но разве оно того стоит?

Я не знаю, что Владикавказ обретет с воцарением известного мецената в кресле градоначальника, но ощущение такое, что с этими выборами у нас (или в нас) что-то треснуло, надломилось и окончательно рухнуло. Уже и реальная дата (1100-летие) не сплачивает, а становится еще одним поводом для взаимных претензий, а то и ненависти.

Я не очень представляю, сколь резко изменится жизнь горожан, если на место условного Махарбека придет условный Русланбек, но то, что на вершине нашей власти постоянно крутятся, меняются местами одни богатые (не буду называть их «зажравшиеся»), вот это вызывает куда больше вопросов у простого народа, а не комбинации букв перед «беками».

Язычество язычеству – рознь?

 Те, кто пугает себя и других засильем язычества в Осетии, наверняка не ни разу не общались  с  самым, без преувеличения сказать,  именитым и титулованным  осетинским политиком Александром Дзасоховым, которого    совсем не  смущает языческое прошлое осетин.  В Книге «Формула политического долголетия» («Совершенно   секретно», М., 2004)  слова Александра Сергеевича «Наше православие инкрустировано нашими языческими жемчужинами» даже  вынесено в заголовок отдельного раздела.

Подзабыли, видать,  критики осетинского  язычества и о том, что и в  современной России прекрасно себя чувствует великое множество обрядов, сохранивших языческую древность: сожжения соломенных чучел в Масленицу, прыжки через огонь на Ивана Купалу, хождения ряжеными на святочной неделе по домам и колядование… Причем христианские великие праздники соединились с теми языческими ритуальными игрищами, которые вообще не имели ничего общего с богословием Православия, а были терпимы Церковью и осознанно сохранялись как милые русскому сердцу забавы и развлечения.

Многие языческие ритуалы вошли в официальную христианскую обрядность. Например, погребение покойных. А в современном свадебном ритуале языческая народная традиция по сей день сохраняется в среде русских христиан, составляя красивейшую часть свадьбы.

Языческое поклонение сезонным переменам природы тоже было включено в христианский народный календарь, где уже христианские святые, а не языческие божества, покровительствовали хозяйственным делам и урожаю.

В христианской обрядности нашли свое место и языческие культы огня и воды (в виде обычая возжигания свечей и лампад), а культ воды преобразился в христианские ритуалы водосвятия, паломничества к святым источникам, лечения святой водой.

Чего тут говорить, христианские вероучители проявили великую мудрость, не отталкивая от церкви все, что было близко-дорого и привычно народу, в жизнь которого входила новая религия. В русском народе остались жить такие факты язычества, как вера в приметы, стремление отчураться («чур меня!») или оградиться от сглаза и нечистой силы («тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить»), привычное нам «застучим по дереву»… Соединение славянской языческой картины мира с христианским мировоззрением породило удивительное явление, именуемое Русским Православием.

Почему же об этом не знают или замалчивают радетели за судьбы нашей республики?

Грабли – повсюду

Казалось бы, после событий в соседней республике Вячеслав Зелимханович должен был немедленно усилить внимание к общеполитическим, в том числе — религиозным вопросам. Но политически близорукое окружение Битарова не извлекло урока из конфликта Евкурова с муфтиятом Ингушетии, стоившему Юнус-Беку Баматгиреевичу должности главы РИ.

Впрочем, все «подставы» Битарова с первого дня правления республикой идут от «своих» или тех, кого он считает своими. Например, кто-то же ведь из «своих» (а не чужих!) придумал дать молодежному форуму название «Ирон фæсивæд». С учетом его назначения и состава участников – это ошибка не лексическая, а политическая.

Я ведь не зря в своем интервью просил уважаемого Вячеслава Зелимхановича почаще встречаться с аксакалами осетинской литературы. Почаще перечитывать Коста Хетагурова:

                        «Мæ Иры фæсивæд! Дæ цинæй дæ хъыгæй

                        Фæластон мæ сау зæрдæ дард…».

Вы можете представить, чтобы молодежный форум на Селигере или в другом месте с участием Владимира Путина проходил под вывеской «Русская молодежь», а не «Молодежь России»? Вроде бы мелочь, но даже такие банальные раздражители приобретают в определенной ситуации гипертрофированное значение, активируют подгруженную под конфликтность реактивную массу.

В своем недавнем интервью («Свободный взгляд», 20 июля 2019 г) я прямо сказал, что нежелание (или неумение) вести политическую работу чревато серьезными последствиями для Главы республики, который уже, как минимум, два раза опасно покачался на краю пропасти, но Серый дом промолчал. Хотя, 90 процентов сказанного касается восседающих там людей. Представляю, как они возмущены, что персонально не уполномоченный на это З. Дзарахохов дает советы самым умным и совершенным в поднебесье человекам.

Что происходит во власти,  что из себя вообще  представляет  «битаровская власть»,  как она устроена и кто в ней какую роль выполняет – это тема  для отдельного  разговора, но одна  яркая очевидность  сразу  бросается  в глаза: ближнему кругу Битарова удобно играть пьесу, что все решает Глава, а они не причем. Этому кругу нужно, чтобы «Зелимханыч»  и дальше оставался как «человек, отвечающий за все». Так удобно, выгодно, безопасно, в конце концов!

Хотя, в принципе, любая «придворная  камарилья»  придерживается такой тактики, но у нашей – своей особенности,  свои комплексы, свои родовые пятна, но  об  этом — в другой раз.

Так вот, если слово «советы» вызывают аллергию у «ближнего окружения», давайте назовем их просто итоговыми выводами к указанной публикации.

Уважаемый Рустем Казбекович! Вот то мелкотемье, по поводу которого я уже столько «ворчу» — благоустройство дворов, ливневки, укладка асфальта, субботники, мусор вокруг Бекана, снятие с должности музейного работника – эти вопросы никак нельзя опустить рангом ниже, хотя бы на уровень Таймураза Тускаева, если не профильных министров?

Вы же планируете рабочий день (неделю, месяц…) Главы республики? Так внесите предложения — он же к вам не может не прислушиваться! В таких сферах, как национальная политика, религия, количественно избыточная и качественно ущербная коррупция и др. — есть много опасных тенденций и явлений, и поэтому Главе республики важно именно на них акцентировать внимание.

Туризмом может заниматься председатель соответствующего комитета, экономикой – профильный министр, мусором вокруг озера Бекан – Чермен Мамиев, а вот политикой никто, кроме Главы республики, не должен и не будет заниматься!

Администрация Главы и правительства наконец-то должна стать мозговым центром, генштабом по разработке прорывных идей, организующим началом эффективной (системной!) работы власти, а не организатором праздничных концертов — для этого тоже есть соответствующее ведомство — Минкульт.

Подскажите, пожалуйста, пиарщикам-пропагандистам, чтобы они больше времени и сил тратили не на тиражирование обещаний что-то сделать, а на рассказ и показ того, что уже сделано за три-четыре года.

Запретите бесполезные для имиджа Главы фильмы и телесюжеты, в которых его от раза к разу наделяют не достоинствами и качествами лидера нации, а менеджера районного уровня. Поймите – ничто не делает власть столь смешной, как пресловутое мелкотемье. Скажем, команду срезать остатки металлических крепежей на оставшемся между проспектом Мира и парком им. Коста Хетагурова ограждении может дать и Борис Албегов, но даже если указание прозвучало из уст Вячеслава Битарова, не делайте это достоянием всей республики, а с учетом всемирной паутины — достоянием всей России, ближнего и дальнего Зарубежья.

Только смешная власть со смешным телевидением может посвящать специальный репортаж на ТК «Осетия-Ирыстон» такому выдающемуся (!!!) событию, как «Борис Албегов проинспектировал один из дворов Владикавказа».

Уже и асфальт заменили, и уличное освещение наладили, а в скором времени установят даже урны и лавочки… На одном из тысячи дворов! «Грандиозно!» — сказал бы Шурик из «Кавказской пленницы».

И последнее (наверняка — самое главное!). Добродетель обычно неистова лишь в припадке тщеславия. Обладая властью, она уравновешена и спокойна. И вам, Вячеслав Зелимханович, тоже надо быть по-человечески терпимее к чужому мнению, тем более, если оно сопряжено с вопросами, которые волнуют людей. Признайтесь хотя бы самому себе, что именно неоправданная самонадеянность ваших «асов» стала одной из причин того, что ни одно должностное лицо адекватного уровня, и даже ни один простой смертный за всю обозримую историю Осетии не подвергался такой уничижительной обструкции во всем информационном пространстве республики. Отсюда–необходимость в тщательном взвешивании интеллектуального багажа своих «корифеев», по вине которых, как я уже писал, нынешняя власть оказалась втянутой в бесчисленное количество «чужих», совершенно избыточных для нее войн. С бывшей властью, с блогерами, отчасти с силовиками…» и т.п. («СВ», 20.07.2019). А тут еще — и с церковным начальством!

И попытайтесь, пожалуйста, относиться к прессе не как к инструменту для достижения цели, а как к институту, который необходим обществу.

Говоря языком редактора газеты «Завтра» Александра Проханова, «следует быть зорким, нравственно чутким, политически прозорливым, чтобы в один день не оказаться в мошонке» у тех, кто с соблюдением всех норм грации сочиняет рапсодии о притеснениях православных верующих, с одной стороны, и традиционной веры осетин – с другой.

Осетия была, есть и останется нашим общим и уютным домом для всех, кто ее любит и заботится о ее процветании. Таким уникальным местом, где комфортно чувствуют себя все основные и неосновные религии. Где христианский священник без всякого опасения быть неправильно понятым может поздравлять осетин с их «языческими», — я этот термин употребляю намеренно, для усиления контраста, — праздниками.

Ребята, давайте жить дружно!

  «Сверху солнышко печет,

А внизу река течет.

В этой речке утром рано

Утонули два барана.»

Сергей Михалков

 Помнится, в советской школе практиковались литературные чтения по теме «Давайте жить дружно» — через анализ поступков героев произведения Сергея Михалкова «Бараны». Урок начинался с небольшого испытания – выводили двух ребят, ставили их на прямой линии («узкий мостик») друг против друга и предлагал пройти навстречу, но так, чтобы не упасть.

Некоторым ребятам удавалось пройти «мостик», не толкаясь, не обижая друг друга. А вот у баранов в стихотворении Михалкова не получилось! Почему? Потому что это были бараны! И они на узкой горной тропинке (или на мостике) никогда друг другу дорогу не уступают.

И поэтому вывод в конце урока был в духе Кота Леопольда: давайте жить дружно!

Учительница еще спрашивала: «Бараны» — это трагедия или комедия?». Одни говорили трагедия (бараны утонули), другие – комедия, поскольку ситуация, в которую они попали, была комичной. Но правильный ответ был — трагикомедия.

Еще один ассоциативный штришок. В КНР во время холодной войны была популярна притча: пока два тигра дерутся в долине (СССР и США), умная обезьяна (Китай) сидит на дереве и ждет, когда оба тигра ослабят друг друга, после чего обезьяна станет победителем. Эту крылатую фразу про «умную обезьяну» приписывали и Мао Цзэдуну, хотя она идет из глубин китайской философии.

В общем, если подожженный умелыми руками провокатора (провокаторов) бикфордов шнур добежит до пороховой бочки, то победителей однозначно не будет (впрочем, их и сейчас нет). По обе стороны искусственно возведенной баррикады окажутся только пострадавшие. Одним словом, неправы и те, и эти. Перестарались, передержали. Теперь пора умерить пыл. И не забывать Сергея Михалкова.

Заурбек Дзарахохов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *