Причины распада коммунистического общества

События, приведшие к развалу коммунистического строя, настолько сильно оглушили научный мир, что по сей день нет ответа на главный вопрос: в чем причины распада коммунистического общества, где спрятаны корни этого распада и, наконец, какое общество мы строим?

Духовное оцепенение научного сообщества оказалось столь глубоким и продолжительным из-за того, что марксизм-ленинизм из теоретического учения об обществе давно превратился в догму, библию. А священное писание, как известно, критиковать нельзя. Можно себе представить, если Энгельс, при жизни К. Маркса писал о нем как о мессии, боге, то, как можно его критиковать при коммунистическом режиме? Объясняя, почему плохо жилось народам, Ф. Энгельс писал: «Истинный разум и истинная справедливость до сих пор не господствовали в мире только потому, что они не были еще надлежащим образом познаны. Не было просто того гениального человека, который явился теперь и который познал истину. Что он теперь появился, что истина познана именно теперь,- это вовсе не является необходимым результатом общего хода исторического развития, неизбежным событием, а представляет собой просто счастливую случайность. Этот гениальный человек мог бы с таким же успехом родиться пятьсот лет тому назад и тогда он избавил бы человечество от пяти веков заблуждений, борьбы и страданий» (К.М.и Ф.Э.,Соч.т.19,стр.191-192). Конечно, если бы он писал об этом в письме другу или высказал в кругу друзей — это одно, но он об этом пишет в работе «Развитие социализма от утопии к науке» (там же, с.230). Казалось бы, после такой оценки К. Маркса Энгельсом классиков марксизма – ленинизма со спокойной совестью из научного раздела литературы можно перевести в раздел фантастики. Тем не менее, автор считает, что для таких «сумасшедших» оценок имеется достаточно оснований. Если бы Маркс и Энгельс остановились только на том, что создали Международное Рабочее Движение Европы и Америки и то бы достойно вписали свои имена в истории. Но это решалось ими как практическое приложение их теоретических конструкций.
За время существования СССР было написано огромное количество книг и статей об учении марксизма – ленинизма, о теории социализма и коммунизма. Однако подвергнуть критическому анализу учения классиков было подобно самоуничтожению для любого исследователя. Поэтому мы все свято «верили» в незыблемость марксизма – ленинизма. Даже хотели поверить, что в восьмидесятых годах ХХ столетия будем жить при коммунизме. Действительность же настолько грубо отрезвила нас, что мы в перестроечное время просто выбросили марксизм – ленинизм как исторический хлам. Наступил этап забвения, и только в ХХI веке начинаем возвращаться, прочитывать и осмысливать марксизм – ленинизм заново. Многие ученые продолжают рассматривать коммунистическую формацию по старому – не разделяя понятия «социализм» и «коммунизм», полагая, что в СССР шло строительство социализма-коммунизма. Если же послушать средства массовой информации, размножившихся политологов и многочисленных политических лидеров, то начинаешь думать о политическом затмении человеческого разума. Ведь нельзя не понимать политическую вакханалию, происходящую в нашем обществе – строим дикий, бандитский капитализм, а прикрываем это коммунистической фразеологией (создание общенационального фронта, ленинские субботники, движение волонтеров, а чтобы бесплатный труд не казался эксплуатацией его надо представить как необходимую часть тренировки по сдаче норм ГТО). Почему бандитский? Потому что собственник возник у нас не исторически, а второпях — партийный и комсомольский состав от низа и до верха расхватывал и раздаривал близким и родным заводы и фабрики, являющиеся собственностью советского народа. Поэтому приватизация не решила задач построения буржуазной демократии в индустриальном обществе и решить не могла. Ладно, не говорят, что строят олигархический капитализм, но они даже стесняются упомянуть, что мы строим просто буржуазное, капиталистическое общество, и что у нас действует буржуазная идеология. Наши политические лидеры уже не в силах скрывать этот цинизм. Конечно, эти политические ляпсусы не Президента, а его помощников.
Очевидно, что многие политические и общественные деятели, руководители государств задаются вопросом, куда идет человечество? Кто-то предлагает теорию глобализации, кто- то теорию постиндустриального общества, а кто-то мечтает вернуть нас в СССР к декретной модели социализма-коммунизма. Некоторые ученые – обществоведы считают марксизм-ленинизм пройденным этапом, теоретической каверзой ХIХ века, а в лучшем случае никогда не осуществимой общественной моделью, т.е. утопией. Теоретическая модель может указывать лишь контуры общественного развития, а мы должны, исходя из практической необходимости, уточнять теоретические модели. Нельзя требовать от исторических деятелей ответов на те вопросы, которые история ставит перед будущим поколением. Они решали те вопросы, которые диктовала им их эпоха. Именно с этой точки зрения мы и должны рассматривать учения марксизма-ленинизма.

Методологической базой исследования служат работы марксизма-ленинизма и социалистов, непосредственных предшественников марксизма и их современников-коммунистов, с которыми они все время спорили, сверяли свои взгляды.
Социалисты (Сен-Симон, Шарль Фурье и Роберт Оуэн), в отличие от Маркса и Энгельса, рассматривали социализм как формацию, следующую за капитализмом. Они утверждали, что на смену капитализма идет социалистическая формация и, что переход от капитализма к социализму совершается под влиянием развития производства, как результат разрешения основного противоречия между трудом и капиталом. Но этот переход не может быть внезапным и насильственным, а постепенным и мирным. Социалисты считают, что нет надобности в революционном переходе к новому строю. Они выступали за согласие между классами через вступление в ассоциации. «Всемирная ассоциация – вот наше будущее, от каждого по способности, каждому по ее делам. Вот новое право, которое заменит собой право завоевания и право рождения». Для них ассоциация несовместима с мечтами о равенстве и уравниловке. Неравенство вознаграждения стимулирует труд – развитие индивидуальных способностей. Коммунизм же дает и ленивому и трудолюбивому одинаково. Фурье не только не призывал к насильственному уничтожению эксплуататоров, но даже буржуазный государственный аппарат считал возможным сохранить и он был прав. Ибо последовательное историческое развитие от капитализма к социализму предполагает мелкобуржуазную частную собственность, мелкобуржуазную идеологию. Если признать, что социалистические экономические отношения возникают в недрах капитализма, то при переходе к социализму нет надобности в революции, как при переходе из любой предшествующей формации к другой последующей формации. Ведь история свидетельствует, что во всех предшествующих социализму формациях стихийно зарождались производственные отношения в виде экономических укладов будущей формации. В частности, основы капиталистического способа производства в виде экономического уклада зародились в недрах феодализма, и длительное время накапливался опыт организации и управления производством, основанном на наемном труде, т.е. в окружении феодального хозяйствования. Когда капиталистический уклад стал господствующим способом производства при феодализме, произошла буржуазно-демократическая революция и политическая власть перешла к буржуазии без единого выстрела. Кстати, так произошли буржуазно-демократические революции в европейских странах и февральская революция в России. Точно так же в недрах капиталистической формации возникли социалистические экономические отношения: потребительские и производственные товарищества, ремесленные мастерские, кооперативные общества, ассоциации, колонии-коммуны и т.д., которые со временем стали бы определяющим социалистическим способом производства и власть перешла бы к социалистам без войн и насилия, на которых настаивал К. Маркс. По замыслу Роберта Оуэна великий национальный объединенный союз производств Великобритании «должен был взять в свои руки управление производством и осуществить мирным путем полное преобразование общества». Это вызвало сильное сопротивление со стороны Маркса за признание сотрудничества классов социалистами.
Какая же сила толкала Маркса на уничтожение буржуазии, если он сам видел и подчеркивал, что «Англия является единственной страной, где неизбежная социальная революция может быть осуществлена всецело мирными и легальными средствами» (Маркс Энгельс, соч. 2 изд., т.23,с.34). С одной стороны он не верит, что господствующие классы допустят мирный переход к социализму, согласятся без «бунта в защиту рабства». С другой – удивляется «откуда это отсутствие сопротивления и эти симпатии по отношению к пролетариату» со стороны буржуазии. Если бы Маркс поддержал Английскую социалистическую революцию, то она произошла бы сразу в нескольких Европейских странах, как и предсказывал ранее сам. Говоря о возможной революции в Англии, Роберт Оуэн писал, что перемены нельзя далее откладывать в угоду одной партии, которая предполагает, что социалистическое движение ослабит ее (имеется в виду компартия) влияние на общественное мнение, если она сама не будет руководить им, этим движением. Это прямой упрек Марксу, который не хотел пойти на социалистическую революцию в угоду своей концепции – коммунистической революции. Следовательно, из теории социалистов вытекало и соответствующее определение понятия «социализма». Если основные средства производства являются государственными и общественными, а остальные представлены как мелкотоварная частная собственность и при этом способ соединения рабочей силы со средствами производства выступает как экономическое принуждение, то перед нами общественно-экономическая формация социализма. Это определение дает автор, исходя из учения социалистов. Следовательно, социалистическая формация сохраняет мелкобуржуазную частную собственность и является антагонистической формацией, как непосредственно зародившаяся в недрах капитализма. Ф. Энгельс подчеркивал, что «как всякая новая теория, социализм должен был исходить прежде всего из накопленного до него идейного материала, хотя его корни лежали в материальных экономических фактах» (т.19,с.189). В качестве такого «идейного материала» автор рассматривает взгляды социалистов Сен-Симона, Фурье и Оуэна, а «экономическими фактами» являются социалистические экономические уклады в недрах капитализма. В вопросах социализма Сен-Симон, Шарль Фурье и Роберт Оуэн не являются утопистами, как считали Маркс, Энгельс и Ленин. Скорее, взгляды классиков на коммунизм можно считать утопическими – не своевременными.
Со времени создания теории марксизма прошло более полутора веков, но каких… В социальной топке плавились народы и государства, менялись системы экономической жизни, рушились вековые устои общественного развития. Сколько острых шпаг схлестнулось в отстаивании или низвержении марксизма. Развал СССР и крах международного коммунистического движения вынудили теоретиков вновь обратиться к классикам: то ли они действительно устарели; то ли мы их не так поняли, не так читали. Нужно критически осмыслить марксизм-ленинизм – взять на вооружение все положительное, отбросить устаревшее и отложить на потом непостижимое на сегодняшний день, необъяснимое, да и не актуальное как понятие «коммунизма» и «анархизма». Бурные события девяностых годов подвели нас к очень опасной черте в своем развитии настолько близко, что фантастика Герберта Уэльса обретает зримые очертания. Некоторые политические деятели в открытую начали говорить о народе как о «морлоках» и «элоях» (выступления Грефа и Чубайса на экономическом форуме в декабре 2016 года, единичные высказывания губернских чиновников различного калибра).
На мой взгляд, главной причиной востребованности марксисткой теории является обострение основного противоречия капитализма – между трудом и капиталом, а проще говоря, между бедными и богатыми. Это противоречие присуще всем антагонистическим формациям, в том числе и социализму. Ибо при социализме тоже сохраняется мелкобуржуазная частная собственность. Стало быть, актуальность марксизма сохраняется, пока не разрешится основное противоречие – борьба между бедными и богатыми. Острота этой борьбы временами притупляется, накал борьбы ослабляется, а временами обостряется как в современном мире. К. Маркс понимал, что социализм не уничтожает частную собственность, поэтому и лишает его права на существование отдельной экономической формацией. Буржуазия тоже видит в социализме частную собственность, поэтому особо остро не выступает против пролетариата и это коробит Маркса. Он возмущается, что рабочие и буржуа строят совместные коммуны и ассоциации, то есть совместные предприятия. Маркс не хотел признать, что социализм есть идеология пролетариата и что пролетариату коммунизм непонятен и не нужен. Маркс не хотел понять, что пролетариат видит свое освобождение в приобретении собственности, своего дела в кооперативах, коммунах, фаланстерах, ассоциациях. Пролетариату были ближе и понятнее взгляды социалистов. Пролетариат сформировался как мелкобуржуазный собственник, но никак носитель коммунистических идей и не как строитель коммунизма. Для этого нужно время, чтобы сформировалось общественное сознание на основе новых экономических отношений. Если первобытному обществу понадобилось полуторатысячелетие для формирования системы частной собственности и переходу к рабовладельческому обществу, то социализму понадобятся все две тысячи лет, чтобы отучить людей от частной собственности и подготовить их к переходу к коммунистической формации. В принципе, если исходить из определения коммунизма Марксом и Энгельсом «как постоянного процесса движения к лучшей жизни», не учитывая процесс формирования сознания, можно с помощью бандгрупп или «внешней» силы совершить коммунистическую революцию где угодно и когда угодно, но надолго ли? Во-первых, вершители революции и управленцы довольно быстро превращаются в притеснителей. В качестве примера сошлюсь на послесталинских руководителях СССР. Во-вторых — «в отдельно взятой стране» может победить революция, но удержаться не сможет. В Чили к власти пришли законным парламентским путем, а удержаться не смогли – США расстреляли Великую победу Чилийского народа. Даже признанная в мире «социалистическая система» во главе с СССР не смогла помочь в удержании победившего в Чили социализма. Сегодня мы видим, как США ежедневно сеет «демократию» по всему миру. Конечно, социализм можно объявить какой угодно фазой, но как быть тогда с другим положением Маркса, что каждая формация определяется способом производства, которое и определяет всю общественно-экономическую жизнь общества на каждом этапе своего развития. Способ производства любой формации меняется в зависимости от той связи, которая устанавливается между средствами производства и человеком труда. Следовательно, если каждая формация имеет свой способ производства, свою экономическую структуру, то говорить о социализме как первой фазе коммунизма просто некорректно, нелепо. Значит, Маркс не прав в своем утверждении, что социализм есть лишь первая фаза коммунизма. Социализм как историческая общественно-экономическая формация не был и не есть случайное явление. Это был и есть закономерный этап развития человеческого общества, который начал свое шествие по миру теперь, хотя развитие экономических отношений социализма началось с великой депрессии мировой капиталистической системы, то есть с 1933 года, но об этом ниже. Маркс и Энгельс осознано упустили шанс совершить социалистическую революцию. Даже Ленин подчеркивал, что Маркс исключал Англию, где революция, и даже народная революция, представлялась и была тогда возможной без предварительного условия разрушения «готовой государственной машины». Это очень важное замечание для понимания сути социалистической революции. В то же время они мечтали о насилии, о свержении и уничтожении буржуазии. По всей вероятности, эта злоба — влияние бедственного, стесненного материального положения самого Маркса. Победа любой формации не может сопровождаться классовой борьбой и всегда осуществляется эволюционным, то есть естественным путем. Социальная революция не нарушает систему экономических отношений, лишь отбирает политическую власть у побежденного на экономическом фронте класса. Новое прочтение классиков с высоты ХХI века позволяет автору утверждать, что базовой ошибкой К. Маркса является отрицание социализма как отдельной экономической формации. Собственно, это и послужило зыбким фундаментом будущего карточного домика и является Первопричиной развала «коммунистического общества», поскольку перепрыгивает через социалистическую формацию. Насильственно навязать какие-либо экономические формы бытия возможно, но изменить общественное сознание за такой короткий период практически невозможно.
Тем не менее, автор считает обоснованным оценку Лениным формационной теории Маркса. Признавая создание исторического материализма величайшим завоеванием научной мысли он писал — «Хаос и произвол, царившие до сих пор во взглядах на историю и на политику, сменились поразительно цельной и стройной научной теорией, показывающей, как из одного уклада общественной жизни развивается, вследствие роста производительных сил, другой более высокий, — из крепостничества, например, вырастает капитализм» (Ленин, ПСС, т.23,с.44). И вот из этой стройной цепочки формаций Маркс изымает или ограничивает существование социалистической формации двумя-тремя годами
Какие же причины заставили Маркса отказаться от полновесной социалистической формации и объявить ее фазой – ступенью коммунистической формации, которую, при захвате власти, пролетариат пройдет в два-три года по Марксу или два-три десятилетия по Ленину? Причины эти гениальны по своей простоте. Первая – Маркс хотел эмансипировать еврея, то есть «создать такую организацию общества, которая упразднила бы предпосылки торгашества, ростовщичества – такая организация — коммунистическое общество, где не будет денег, сделала бы еврея невозможным. Эмансипация евреев в ее конечном значении есть эмансипация человечества от еврейства» (Маркс и Энгельс, соч., изд.2,т.1,с.402). По всей вероятности решение отца Маркса «отказаться от еврейства, чтобы сын смог сразу получить входной билет в Европейскую культуру», оставила глубокий след на психике молодого Маркса.
Вторая – революционная торопливость. Марксу не хотелось ждать – «это удел русских,- подчеркивал он — но наш брат, который живет лишь один раз, может околеть, не дождавшись результатов своего труда». Нетерпение, проглядывающее в этих строках, было очень понятно, но все же не вполне справедливо. Как это часто с ним бывало при его революционном нетерпении, видя ясно, куда идут события, недооценивал продолжительность пути – писал его ученик Франц Меринг.
Третья (прикрывающая первые две причины своим объективизмом) — «экономическое освобождение рабочего класса есть, следовательно, та великая цель, которой должно быть подчинено всякое политическое движение как средство» (Маркс и Энгельс, соч.,2 изд., т. 19, с.351).
Первые две причины как бы завуалированы, это как бы между прочим, а для освобождения рабочего класса необходима «внешняя» сила для установления диктатуры пролетариата. Диктатура – эта власть, опирающаяся не на закон, не на выборы, а непосредственно на вооруженную силу той или иной части населения, в данном случае пролетариата. Не только классики, но и «общество коммунистов-революционеров» писали в своем уставе, что «целью общества является низложение всех привилегированных классов (низложение, уничтожение привилегированных означает приостановить, прервать прогрессивный естественный ход развития общества В.М), подчинение этих классов диктатуре пролетариата путем поддержания непрерывной революции, вплоть до осуществления коммунизма, который должен явиться последней формой устройства человеческого рода». (Багатурия Г.А. «К вопросу о развитии марксисткой теории формационного преобразования общества», с. 19). Интересно, сколько бы нас осталось сегодня при «непрерывной революции»? Никого, по – моему, они работали на «золотой миллиард» уничтожая миллионы своих сограждан. Собственно, и у классиков действие формационных законов заканчивается там, где с помощью «внешней» силы устанавливается диктатура пролетариата. А раз формации лишены объективного, закономерного развития, то можно «социализм» объявить хоть десятой фазой «коммунизма». Социализм с мелко буржуазной частной собственностью развивается в некоторых странах, начиная с Великой депрессии капиталистической системы. На сегодняшний день бесплатное образование, бесплатное медицинское обслуживание и т.д. существуют в западных странах, а не у нас. Швеция же с шестидесятых годов считалась лабораторией социализма, где руководители государства ездили на работу на велосипедах, а преступники в тюрьмах получали пособие больше чем зарплата наших рабочих. Правда, сеяльщики американской демократии достали Швецию – убили руководителя государства только за то, что они не пользовались службой телохранителей. А «ростки коммунизма» — рабочий контроль качества выпускаемой продукции, который СССР приписывал себе, впервые возник в Японии, предприятия которой отвечают за жизнь рабочего с момента рождения и до гробовой доски.
Таким образом, классики обосновали насильственный переворот внешними силами, чтобы «успеть увидеть результаты своего труда». С чего же началась подготовка к Октябрьскому политическому перевороту? Экономическое развитие России в конце ХIХ начале ХХ веков привлекло внимание Западных стран. По поручению правительства Франции редактор журнала «Economist Eurоopeen», Эдмон Тэри провел исследование экономического развития европейских стран, в том числе и России. Отмечая поразительные успехи во всех областях экономической жизни России Тэри писал: «Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 год идти так же, как они шли с 1900 по 1912 год, Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой, как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении». Естественно, западные страны не могли допустить такой ход развития и втянули Россию в первую мировую войну, но этого им показалось мало и они стали прорабатывать вопрос об экспорте германской социалистической революции. Из беседы германского посла с Австрийским разведчиком Парвусом видно, какие планы строили Европейские страны по развалу России: «Интересы Германского правительства вполне совпадают с интересами русских революционеров. Русские социал-демократы могут достичь своей цели только в результате полного уничтожения царизма. С другой стороны Германия не может выйти победительницей из этой войны, если до этого не вызовет революцию в России. Но после нее Россия будет представлять опасность для Германии, если она не будет расчленена на ряд самостоятельных государств». (Арутюнов,т.1,с.235)
Победа любой формации не может сопровождаться классовой борьбой, если она проходит эволюционным путем. В этом плане история знает только две кровопролитные революции: «Парижская коммуна» и «Октябрьская революция», которые потопили свои народы в крови. Это является доказательством преждевременности и (неправомерности) не естественности их появления. Это были не революции, а политические перевороты, ибо социальные революции бывают бескровными – это смена политической власти экономически господствующим классом. Поэтому автор считает Второй причиной развала «коммунистического общества» Октябрьский переворот, который был совершен «внешней» силой – западными банкирами. Непосредственно переворот совершили «частью наши красноармейцы; члены разведгруппы майора Германского генштаба фон Бельке переодетые в русскую солдатскую и матросскую форму; сводный отряд финских сепаратистов». После победы «Октябрьской революции» по указанию Ленина богатства России потекли железнодорожными составами в Германию, на Запад. Почти через сто лет картина повторилась. Однако теперь не только наши богатства вывозятся на Запад, но и отбираются у нас полномочия нашей власти. Наш центральный госбанк подчиняется не нашему правительству, а МВФ, наш президент и правительство находятся под внешним управлением, как утверждает профессор Катасонов. Как говорится — вот тебе бабушка и Юрьев день! Боролись-боролись и окончательно напоролись.
В результате победы Октябрьской революции установилась Советская власть с государственной собственностью на средства производства, то есть военно-феодальный коммунизм, называемый «социализмом-коммунизмом». Автор считает, что социализма как формационной системы с частной собственностью в нашей стране не было. Почему военно-феодальный коммунизм: экономическая система опирается на государственную собственность, а формой правления являлась диктатура пролетариата, т.е. развитие шло не через экономические законы, а партийными декретами (директивами) от пленума до пленума? Тем не менее, значение Октябрьской революции ВЕЛИКО! Она пробудила от вековой спячки народы мира к новой жизни. Человечество осознало, что спаянностью и силой оружия можно освободить себя от векового рабства и оспорить законы господствующего класса, которые не отражают интересы угнетенных классов. Об этом не стоит забывать сегодняшним господствующим классам нашего общества. Осознанию этого факта в огромной степени способствовало созданное Марксом и Энгельсом «Международное Рабочее Движение» Европы, в последующем преобразованное в «Интернационал». Конечно, из наших партийных боссов только Жириновский, с его неиссякаемой энергией, смог бы восстановить или хотя бы оживить это движение. Но, к сожалению, не ту партию поручили ему возглавить. В этом плане даже стыдно упоминать о Зюганове, который осознанно врет народу. Потому «осознано», что доктор философии не может не понимать, какой урон нанес Ленин русской цивилизации. Зюганов не может не понимать, что общество превращается в болото, если более 25 лет в парламенте страны сидят одни и те же лица и моросят одно и то же.
Как бы мы не назвали экономическую систему Советского государства, она победила, и не просто победила. Она вспыхнула фейерверком и пронеслась по небосклону истории, приведя Россию от сохи до космической Державы на плечах Великого Революционера Прометея – Иосифа Виссарионовича Сталина! Эта оценка сталинского периода не противоречит тому, что Октябрьский переворот был преждевременным. Трудно предсказать, что было бы с этой революцией не окажись на политическом олимпе Сталина. Плеханов в споре с Лениным отстаивал эволюционный путь развития и настаивал, что «не надо нам совершать Октябрьскую революцию в такой отсталой стране. Весь мир признал нас (коммунистическую партию) в качестве оппозиционной партии и если мы войдем в Учредительное Собрание в качестве оппозиционной партии мы Россию приведем к коммунизму. Если же мы пойдем на осуществление Октябрьской революции мы на века похороним идеи коммунизма». К великому сожалению автора история подтвердила правоту В.Г. Плеханова. В.И. Ленин — злой гений, который отомстил за брата, а попутно подгребал под себя марксизм. Если Маркс утверждал, что революция может победить одновременно в нескольких наиболее развитых европейских странах (т.4,с.334), имея в виду, что нескольким и наиболее развитым государствам легче будет противостоять внешним угрозам. Ленин же, подсчитывая лошадных и безлошадных крестьян в российских губерниях, изыскал там империалистическую стадию развития капитализма. С одной стороны, Ленин называет Россию наиболее слабым звеном в цепи капитализма, а с другой приписывает ей высшую стадию развития монополизма – империализм. Империализм не изобретение Ленина. Маркс это прекрасно видел, говоря, что Англия страдает от монополистического развития, тогда как Германия – от отсутствия монополистического развития. Несмотря на это, Ленин утверждал, что революция может победить в одной отдельно взятой стране. И победил. Но цена этой победы была катастрофической для России. Гражданская война унесла миллионы жизней и красных и белых. Обе стороны думали о спасении России.
Третьей причиной развала «коммунистического общества» автор считает враждебное капиталистическое окружение, усилиями которого мы оказались в экономической изоляции. Но и это не останавливало поступательное развитие России. Тогда капиталистическая система решила нас уничтожить физически, направив фашистские орды Европы против России. Россия под руководством Сталина не только победила, но сумела создать «социалистическую» систему государств. Однако капиталистический мир не отказался от своих коварных планов по уничтожению СССР. Они «пошли другим путем» испытанным еще в революции – подкуп и организацию пятой колонны из тех, кто раскулачен, репрессирован, выслан из страны.
Четвертая причина распада «коммунистического общества» – не прекращающаяся до развала СССР гражданская война. Несмотря на то, что Маркс указывал, что богатство нажитое своим трудом не является капиталом и не может быть источником эксплуатации. Именно этот класс должен был составить экономическую базу социализма при господстве государственной собственности на основные средства производства. Однако Октябрьский переворот во главе с Лениным хотели осчастливить «весь» народ ценой уничтожения 90% российского крестьянства. Уничтожил ядро крестьянского хозяйства – «кулачество». Кто такие кулаки? Люди, которые жили своим трудом, на которых всегда держалась Российская империя. Психологически они более активны, деятельны и трудолюбивы. Эти особенности формируют определенный склад ума, благодаря которым они выделяются от остальных. Поэтому дети уничтоженных, репрессированных, изгнанных после Октябрьского переворота, в 60-х годах вместе с приходом Хрущева оказались у власти, кто раньше, кто позже, а кто и изначально притаившись, всячески вредили и разрушали устои государства. Открыто принародно стали говорить, что они мстили, и будут мстить Советскому союзу, занимая государственные посты. (Большевики убили моего отца за две коровы, а я сейчас могу купить район, область и.т.д.) Все всё знали, докладывали наверх, но прошло время, острота борьбы спала, а коммунизма все нет и нет. Хотя возникла притча, что коммунизм создан внутри садового кольца, но в народе говорили, что от председателя сельсовета и до генсека жили по коммунистически, а над рабочим человеком смеялись. Читатель наверное помнит, как Брежнев пошутил, что низкие зарплаты это следствие воровства и приводит байку как в студенческие годы разгружали продукты и про себя не забыли. Это шутка в устах Генсека прозвучала зловеще. Он видел, что незаконно рожденное государство идет к своей гибели. Значит, руководство партии и государство обуржуазились и ждали момента, чтобы поделить между собой нажитое добро Советского народа. А решать надо было основное противоречие между производительными силами и производственными отношениями, т.е. надо было менять систему отношений – вводить мелкую частную собственность. Начать строительство новых социалистических отношений, пойдя по пути конвергенции или по китайскому пути. Мао — единственный лидер, который понял и реализовал суть социализма. Культурные революции Мао это очистительное сито от пятой колонны и не только. Мао продолжатель теории марксизма. На знамени будущего коммунизма можно будет начертать МАРКС-ЭНГЕЛЬС-СТАЛИН-МАО, исключая компилятора марксизма и палача русской культуры — Ленина. Он хотел уничтожить народ на генетическом уровне. Выселяя интеллигенцию на Запад, которая создавала там, в различных отраслях науки целые направления, как например П. Сорокин — эмпирическую социологию, благодаря которому сегодня в США за сутки могут узнать мнение всего населения страны. В.В. Леонтьев – создал институт экономического анализа. Является создателем теории межотраслевого анализа. Нобелевский лауреат. и т.д. Естественно, после ленинской «прополки» русского народа «остались Иваны не помнящие родства».
Пятой причиной развала «коммунистического общества» можно назвать синдром победителя. Что это значит? Синдром победителя – когда человек считает себя лучше других, а когда проигрывает, получает не только психологическую травму, но и материальный и невосполнимый морально-политический ущерб. Это и есть тот синдром, который привел нашу экономику к упадку. Безусловно, вернувшееся к гражданской жизни военачальники все были достойными людьми. Их массово привлекали к управлению страной на различных должностях по принципу – герои могут все, но они не были подготовлены к управлению экономической жизнью общества в гражданских условиях. В качестве примера сошлемся на Брежнева с его «Малой землей», и уж совсем анекдотичный случай, когда секретарь обкома партии искренне удивлялась – как птицефабрика может выполнять план по сбору яиц без петуха. Поэтому Сталин под конец своей жизни, в ноябре 1952 года признался, что «к моему удивлению страной управляют безграмотные люди» и тем самым подписал себе приговор. Берий несколько раз писал Сталину записки, что такую огромную державу невозможно далее держать на штыках, надо переходить на экономические формы правления, и Сталин каждый раз ставил резолюцию – «тов. Берия, еще не время». Это дает нам право предполагать, что Сталин хотел ввести социалистическую систему хозяйствования, то есть наличие государственной, коллективной и частной собственности в стране. Но для этого надо было завершить восстановление разрушенного войной хозяйства, города и села. После смерти Сталина к власти пришел Н.С. Хрущев, а вместе с ним и мутная волна управленцев из потомков «обиженных» революцией: дети раскулаченных, белогвардейцев, репрессированных, представителей пятой колонны. Затем стали обучать их в партийных школах управленцев по краткому курсу партпросвета, выпускник которого с одинаковым успехом мог руководить как металлургическим комбинатом, так и роддомом без учета спецификации производства – коммунист может все. Но уже в шестидесятых годах открыто заговорили в правительственных кругах о необходимости экономических реформ для повышения производительности труда. Руководство страны, вводя хозрасчет, хотело наполнить старые меха новым содержанием, то есть старые производственные отношения не могли принять новые методы хозяйствования. Чтобы заработал хозрасчет, необходимо было изменить формы правления, т.е. изменить отношения человека труда к средствам производства. Дать ему собственность путем создания акционерных предприятий, разрешить открытие мелких частных хозяйств, те же колхозы освободить от партийной опеки, превратить их в кооперативные хозяйства, не разрушая их. Нужно было ввести для повышения производительности труда частнособственнические отношения – социалистические методы правления. Рабочий обнищал и оплату труда «вымпелами» и «знаменами» больше не хотел. Он хотел есть, а коммунистическими идеями типа передовых «знамен», да «вымпелов» сыт не будешь. Поэтому, сколько бы мы не винили Хрущева, Брежнева, Андропова, Горбачева, Ельцина – слаб человек, тяжесть трона не всяк может выдержать, а залезть и посидеть там, всяк горазд. Историческая личность может многое, поторопить или замедлить естественный ход развития событий, но отменить не может и не всякая личность на троне становится ИСТОРИЧЕСКОЙ. В свое время Г.В. Плеханов подчеркивал, что дойти до трона чистеньким невозможно, но если, взойдя на трон, сумеет отряхнуться от старого – он становится исторической личностью. За Путина я спокоен, ему это не грозит. Петербургский клан может спать спокойно. На сегодняшний день наше руководство «стесняется» признать, что мы строим капиталистическое государство и что у нас действует буржуазная идеология. Ведь идеология — это система взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности и друг к другу. А действительность такова – захват власти, собственности и обнищание народа. Отражение капиталистической действительности в моем сознании и мое отношение к этой действительности есть буржуазная идеология, а нам врут нагло, что у нас нет идеологии. У нас есть буржуазная система экономических отношений, а идеологию этих отношений мы пытаемся спрятать под понятием «патриотизм». Это значит, что и хоругви наши выставлены на продажу, а патриотизм выставлен на посмешище. Если богатство страны и сама земля находятся в руках чубайсят и абрамовичей, а умершему два метра земли продают по грабительской цене, то что мне остается делать, кроме как проявлять патриотизм – вызывая в Сирии огонь на себя. Отмена общего призыва в армию из той же серии – наемной армии можно приказать стрелять в народ, охранять богатства нуворишей. Нацгвардия создана для охраны власти от народа. Такова печальная действительность.
Краткие выводы
Первой причиной развала «коммунистического» общества послужила неверная теоретическая ориентация на возможность перескочить через социалистическую формацию и неверная практическая установка в осуществлении революции на «внешнюю» силу.
Осуществление Октябрьского переворота было преждевременным, теоретически не обоснованным, но практически оказалось возможным, и потому являлось незаконнорожденным государством. Оно просуществовало благодаря Сталину, а не диктатуре пролетариата. Поскольку диктатура была и при Хрущеве, и при остальных генсеках, но они обуржуазились, поэтому и разрушили СССР.
Внешнее враждебное капиталистическое окружение с первых дней после революции повело борьбу против Советской власти. Так случилось, что Октябрьский переворот совершили западные правители, а потом стали бороться против него. Собственно Россия как государство, ни в каком виде не нужно было Западу, оно было нужно им как кладовая в чулане. Они до сих пор лелеют мечту – расчленить Россию на мелкие государства. Поделить богатства России между собой.
Гражданская война в России продолжалась до развала СССР. Интеллигенция уничтожена или выслана из страны. Работоспособная часть крестьянства уничтожена. Разрушен генофонд русского народа. К сожалению, эта разрушительная работа продолжается до сих пор.
Синдром победителя, когда все поры власти заполнились безграмотными людьми. Могу утверждать, что и сегодня во властных структурах и гуманитарных отраслях работают более 50% безграмотных людей. Отсюда и низкопоклонство, раболепие с одной стороны и с другой чванство не менее глупых людей.
Как подчеркивали социалисты «только тогда бывает нужен большой правительственный аппарат для поддержания порядка, когда политическая система не стремится определенно к общественному процветанию, потому что в этом случае на народную массу неизбежно приходится смотреть как на врага установленного порядка». Пожалуй, лучше не скажешь о нашем сегодняшнем государстве. Чтобы освободиться от диктата крупной буржуазии (олигархата) необходимо поменять систему политической власти. Надо перейти к строительству действительно социалистической системы с превалированием государственной и сохранением частной собственности. Прежде всего, финансово-кредитная система должна быть только государственной, ни один банк не должен находиться в частных руках; необходимо сохранить всеобщую воинскую обязанность, наемная армия не защитит страну, если можно нанять – можно и продать. Это уловка господствующего класса, чтобы неимущие гибли за охрану их собственности; Земля, ее недра, стратегические заводы и фабрики, должны быть государственной собственностью. Все остальное – сельское хозяйство, торговля, услуги, мелкие заводы и т.д. будут принадлежать среднему классу. При этом жестко охранять интересы среднего класса от поглощения их корпорациями. Всего этого нужно добиться только конституционным путем. Необходимо создать социалистическую партию в основном из трудовых слоев населения. Она должна иметь свою службу безопасности. Руководство этой партии всецело должно заниматься строительством партийных рядов, налаживанием связей с другими родственными партиями иностранных государств, поиском и подготовкой кадров на выдвижение в государственные органы, которые будут реализовывать партийную программу на государственном уровне. При этом руководители партии сами не будут выдвигаться на государственные должности. Это будет оговорено в уставе партии, чтобы пожизненно не сидели в органах власти подобно сегодняшним руководителям партий. Автор признает только эволюционный путь борьбы за власть и перемены в стране. К сожалению, автор не исключает и революционный путь развития, если властные структуры продолжат свою пагубную для общества политику. Обнищание народа столь катастрофическое, что они поддержат политический переворот, несмотря на угрозы Чубайса — «прольется много крови». Естественно, он имеет в виду народной крови, а не своей. Ненависть же народа к угнетателям настолько высока, что возможный политический переворот окажется более кровавым, чем Октябрьская революция. Напоследок, хочу напомнить, что строительство социализма в нашей стране не есть возврат к «социализму-коммунизму» советского типа.
Автор надеется на критические отзывы в печати для совершенства высказанной концепции.

В.Г. Малиев,
кандидат философских наук
28 мая 2019 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *