Статья раздора

Кто растолкует статью 11 Конституции Республики Ингушетия? Конституция РИ, принятая 27 февраля 1994 года, содержит статью 11, носящую негативный характер в вопросе налаживания межнационального и постконфликтного диалога, уверены общественные организации Северной Осетии.  

 

Спикера Парламента Северной Осетии Алексея Мачнева участники круглого стола «Практическая роль общества в сохранении укрепления  межнациональных отношений» попросили пролить свет на эту проблему. По итогам дискуссии соответствующее обращение направил председатель правления Северо-Осетинской культурно-просветительской общественной организации «Иудзинад» Батраз Кучиев:

«Мы попросили председателя Парламента Республики Северная Осетия- Алания Алексея Мачнева обратиться с запросом в парламент Ингушетии для уточнения (толкования) статьи 11 Конституции РИ. Основанием для нашего обращения является неопределенность в вопросе положения статьи 11 Конституции Республики Ингушетия, в которой говорится: «Возвращение политическими средствами незаконно отторгнутой у Ингушетии территории и сохранение территориальной целостности Республики Ингушетия — важнейшая задача государства». Что означает, во-первых, «политическими средствами», во-вторых, «незаконно отторгнутых», и, в-третьих, что за территории имеются в виду?».

Представители законодательной власти Северной Осетии не стали связываться с Парламентом Ингушетии – руководитель Аппарата Парламента А. Саккаева пояснила, что «решение этого вопроса находится вне компетенции государственных органов Северной Осетии», рекомендовав общественникам искать ответы у федеральных чиновников – обращение «Иудзинада» перенаправили Главному федеральному инспектору СКФО по Северной Осетии Владимиру Келехсаеву.

Батраз Кучиев и его соратники уверены, что «неопределенность содержания правовой нормы допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит — к нарушению принципов правовой определенности, считают в общественно-политических кругах Северной Осетии».

По словам Кучиева «неправильное понимание неопределенной нормы касательно вопросов территории субъекта может привести к нарушению устоявшегося баланса — в этом случае равноправия и самоопределения народов в Российской Федерации».

Осенью 1992 года незаконные вооруженные формирования, вторгнувшиеся из Ингушетии на территорию Северной Осетии, развязали военные действия и попытались насильственно отторгнуть часть территории у Республики Северная Осетия-Алания.

Толкование статьи 11 Конституции Республики Ингушетии должно снять имеющиеся опасения у многонационального народа Республики Северная Осетия-Алания от попытки повторения трагических событий осени 1992 года и различного рода кривотолков, которые могут к ним подтолкнуть, поясняет лидер «Иудзинада» Батраз Кучиев.

 Жанна Тарханова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *