Триумф демократии на юге Осетии! А что на севере?

Вступление в должность

Вчера в столице Южной Осетии Цхинвале состоялась официальная церемония вступления в должность четвертого президента Южной Осетии Анатолия Бибилова. Инаугурация прошла на стадионе имени Цховребова. Поздравление от имени Президента РФ Владимира Путина передал Владислав Сурков.
На инаугурации присутствовали экс-президенты Южной Осетии – Людвиг Чибиров и Эдуард Кокойты, глава Северной Осетии Вячеслав Битаров, премьер-министр Абхазии Беслан Барциц, глава ЛНР Игорь Плотницкий, спикер парламента ДНР Денис Пушилин, делегации Госдумы, Совета Федерации, а также Приднестровья и Нагорного Карабаха.

 

«Южная Осетия подала Северу великолепный пример.
Надо работать над тем, чтобы и на севере Алании
выборы проходили так же, как и на Юге. Прямые
выборы Главы прежде всего. Честные и открытые.
С дебатами не «для галочки», а настоящими. И интригой
до самого конца».
Gradus.Pro

Победа Анатолия Бибилова стала главным вестником наступившей реальности. Той новой реальности, которая не может не впечатлять, не может не заставлять задуматься о ее природе, которую мы до конца еще не осознаем.
Тем не менее, уже зреет понимание, что Северной Осетии нельзя и дальше прозябать на обочине российских и общемировых демократических процессов.

Принципиальность, нацеленность на конечный результат, гражданское мужество Анатолия Бибилова, мудрость и истинно мужское чувство достоинства Леонида Тибилова, который признал свое поражение и сделал очень важное заявление о необходимости «разумного подхода к выбору народа», бесконфликтная, спокойная, конституционная передача власти – это все можно смело занести в актив нации. Это бесценный вклад в дело преодоления политической заскорузлости и социальной пассивности «северян».
Общеизвестно, что самыми главными признаками зрелой демократии являются свободные выборы и свободная пресса. При Александре Дзасохове полдюжины газет и два местных телеканала регулярно «полоскали» его, а выборы, как все помнят, были прямые, всеобщие, конкурентные. В 1994 году за пост руководителя Северной Осетии действующий председатель местного Верховного Совета Ахсарбек Галазов соперничал с действующим председателем правительства Сергеем Хетагуровым, а потом, в 1998 году, в ранге президента республики — с депутатом Государственной Думы РФ Александром Дзасоховым.
Память об этих демократических достижениях до сих пор является главным политическим капиталом и служит самой надежной «подушкой» для политической стабильности в Северной Осетии. К сожалению, этот недолгий опыт был прерван Бесланской трагедией. Понадобилось почти 8 лет, чтобы Россия вновь вернулась к прямым выборам глав регионов, о необходимости которых Владимир Путин заявил во время прямой линии с россиянами в декабре 2011 года. И уже в апреле 2012 года закон был принят Госдумой и одобрен Советом Федерации, а с 1 июня 2012 года вступил в силу. Но только не для Северной Осетии, политическая элита которой посчитала, что осетинский избиратель для такой процедуры еще не созрел. Десять-двенадцать лет назад он соответствовал, а потом вдруг скоротечно деградировал. Кто в это поверит?
Сколько же теперь должно пройти времени, чтобы в Северной Осетии, как это две недели назад было в Южной, действующий глава республики на прямых выборах соперничал с действующим спикером парламента? Или с председателем правительства?
— Праздные вопросы! — скажет раздраженный читатель, когда вместо возврата к прямым выборам главы республики мы успели зарубить на корню и смешанную систему формирования местного парламента.
В рассказе Гилберта Честертона один подлый полковник убил сослуживца и в целях сокрытия своего преступления погнал полк под огонь врага, чтобы все погибли, а его жертва стала «одной из». Отменив прямые выборы, Северо-Осетинские депутаты вскоре пошли еще на большее зло (как тот полковник) – перекрыли доступ в парламент самовыдвиженцам и мелким партиям, то есть ликвидировали мажоритарную систему, когда избиратель голосует не за партию, а за человека. Прекрасно зная о том, что неоспоримым плюсом мажоритарной системы является «приближение власти к людям»: избиратели лучше знают конкретных кандидатов, а у тех персонифицируется ответственность перед избирателями.
И в природе, и в науке все друг с другом связано, одно вытекает из другого. Конечно, у всего сущего есть что-то общее, в реальном мире действуют какие-то глобальные константы: «пи» — математическая постоянная величина, «c» — скорость света, теория относительности Эйнштейна, Божья воля…
У осетинского народа, независимо от ареала обитания (на севере или на юге Большого Кавказа), есть тоже «общее» — язык, генетический код, история, культура, традиции… В то же время, — что хотите, то и думайте, — но мне кажется, что результаты выборов в Цхинвале — это отражение весьма характерных внутренних черт, психологических, так сказать, особенностей, присущих именно югоосетинскому избирателю: политическая зрелость, неравнодушие, гражданская смелость. Эти качества фонтаном выплеснулись в едином порыве 9 апреля 2017 года.
Все время в Южной Осетии о себе заявляет «неудобный контингент». Там всегда находятся люди, «кому нужно больше других». Кто сильнее других хочет изменить окружающий мир к лучшему. Эти люди — социальные и политические альтруисты, у которых, по мнению большинства политтехнологов и аналитиков, практически не было шансов победить, никто их всерьез не воспринимал – ни во Владикавказе, ни в Москве. Фактическая победа Аллы Джиоевой в 2011 году ничему не научила ни местных, ни столичных политологов. И поэтому намерения и действия этих романтиков выглядели, на их взгляд, если и не безумно-иррациональными, то уж точно бесперспективными. Но альтруисты, как я их назвал выше, упорно и монотонно стучали в висок общества и — добились своего.

Вместо прогресса – регресс

На фоне триумфа демократии в Южной Осетии становится очевидным, в какую дерьмовую, простите, ситуацию попал североосетинский депутатский корпус. Отмена прямых выборов главы республики и отказ от смешанной системы стали мрачной вехой в политической истории нашего народа, тормозом для дальнейшего развития. Поразительной по этому поводу является цитата из Александра Дзасохова, на которую я уже ссылался в предыдущих публикациях, но она вновь и вновь напрашивается для воспроизведения: «Существует мощная коалиция депутатов, правительственных чиновников, журналистов и партийцев, которая работает даже не на «подмораживание» рейтинга нашей республики, а на его политическое понижение. На самоумаление. Работают над тем, чтобы люди считали нормальным то, что помимо двух-трех республик нормальным в России никто не считает. Но стремление осетинского народа к прогрессу, к совершенствованию выборных методик – это социальный инстинкт. Это механизм эволюции. Это закон природы, который нельзя отменять политтехнологиями».
Убежден, что комментарии к этому совершенно фантастическому по своей глубине тексту излишни – за исключением, возможно, лишь дополнительного напоминания о том, что он родился после отмены прямых выборов главы Северной Осетии.
Люди, поставившие перед собой задачу заморозить осетинское общество, осетинскую политическую систему на годы вперед, сами, может быть, того не желая, производят глубочайшую революционную вспашку этого общества. Не понимая, что нынешний антидемократический уклад в республике внутренне нестабилен.
Да, есть определенные сложности, вытекающие из того, что и экономически, и ментально, и культурно, и социально Северная Осетия привыкла как бы не ощущать свой государственный статус (парламент, Конституционный суд и др. атрибуты) и быть независимой хотя бы наполовину того, что позволяет российская конституция. Но такая унизительная для республики ситуация не может продолжаться бесконечно. Мне кажется, что нужно срочно, не мешкая, не теряя драгоценного времени, отменить всего лишь два (не десять, не двадцать!) закона, что совсем не сложно сделать. И концептуально, и процедурно, и технически. Это ведь не фарш, который невозможно провернуть назад, а в политике такие «маневры» — в порядке вещей.
А еще я думаю, что наш парламент как никогда близок к такому поворотному стратегическому решению. Готовясь (в своем большинстве) к очередному воспроизводству себя во власти, нынешние депутаты не могут позволить себе оставить все, как есть. Любая партия, любой соискатель депутатского мандата должны четко отдавать себе отчет, что победа Анатолия Бибилова коренным образом меняет ситуацию не только в Южной, но и в Северной Осетии. Это стратегическая победа всего осетинского народа, плодами которого мы не имеем права не воспользоваться. Рывок в развитии политической демократии на юге Осетии должен быть синхронизирован с таким же рывком в Северной Осетии – и в политике, и в экономическом развитии. Особенность момента состоит в том, что сегодня югоосетинский феномен в подсознании «северян» начинает работать автоматически. И что словосочетания «югоосетинский контекст», «югоосетинский фактор», «югоосетинский синдром» мы теперь будем повторять намного чаще.
Сегодня едросы, патриоты и коммунисты опять «сплелись рогами». Одни инициируют шаги назад, другие выражают им поддержку. И все вместе формируют систему, в которой нет политической конкуренции, стимулирующей развитие сильных фигур, способных взять на себя ответственность за республику. Личность, лишаясь своих индивидуальных черт, тускнеет и теряется в массе. Вторичный (начиная с 2004 года) отказ от прямых выборов (отметим, что первый раз – не по нашему желанию), а потом еще и от смешанной системы парламентских выборов – это ничем не оправданное сужение коридора возможностей для наших граждан к самораскрытию и развитию.
Герой одной осетинской сказки, оказавшись по воле злых сил в подземном царстве, попал в ситуацию, когда в зависимости от того, за рога какого барана ухватится в темноте, может быть заброшен или на божий свет, или еще на семь ипостасей ниже. Наши депутаты в дружном единении уж точно ухватились не за те рога, и неведомый зверюга швырнул их еще глубже в пропасть. Поводы и оправдания для пребывания там, в политической бездне, смехотворны до слез: «Перессоримся, друг другу горло перегрызем», «Брат с братом перестанет разговаривать», «Нестабильность в обществе спровоцируем» …
Чтобы представить всю «ужасающую» картинку целиком, нужно присовокупить сюда и некоторые недавние комментарии к мирному митингу во Владикавказе 5 марта 2017 года, суть которых свелась к тому, что провокаторы — не за админ-границей, а в самой Северной Осетии. Сами-себя-секущие вдовы понавыдумали даже какие-то «призывы к межнациональной розни», которых не было и в помине.
Но рекорд по нагнетанию страхов принадлежит АМС г. Владикавказа, представители которой свой отказ родственникам главы ТУ «Росимущества» о проведении 24 марта пикета на Театральной площади обосновали «нестабильной политико-криминогенной обстановкой в РСО — Алания». Вот такой сумасбродный неологизм – «политико-криминогенная»!
Но ведь это же — приговор, «неуд», так сказать, работе и республиканских властей, и дислоцированного на территории республики огромадного правоохранительно-силового контингента, который по концентрации один из самых высоких в стране и даже в Европе.
Многие тысячи людей в погонах призваны обеспечивать стабильность и безопасность всех массовых политико-общественных мероприятий. Если не умеют этого делать, то зачем они нужны здесь?
И после такого психо-ненормального самобичевания мы еще осмеливаемся заявлять о рекреационном потенциале республики, о будущей горнолыжной «Мекке» в Мамисоне, о других курортах и зонах отдыха. Скажите, кто к нам приедет отдыхать, если каждый день вопмя вопим о нестабильности, о засилии провокаторов и разжигателей межнациональной розни?!

Выборы в Южной Осетии — эталон демократии

Выше я уже отметил, что у нынешних народных избранников нет времени для долгого и плавного набора высоты, с которой они уже два раза опрометчиво сиганули, чтобы совершить новый взлет, но уже с другой исторической отметки. Нужны очень быстрые и энергичные шаги. Тем более, что после каждого отклонения от исторической траектории возврат к предыдущей точке усложняется. Трудности связаны и с тем, что минувшее десятилетие только усугубило ситуацию. Казалось бы, обстановка в мире и стране, соотношение наших реальных возможностей, природно-географического положения и ресурсов, состояния экономики и демографии требуют прорывных технологий, включая политико-идеологическую сферу, но не тут-то было. Все эти годы власть самовлюбленно обустраивалась в тупике, не занимаясь ни внутренними реформами, ни строительством современного политического пространства, ни развитием гражданского общества, ни диверсификацией экономики, ни разделением бизнеса и власти.
Мы давно уже ни в чем не задавали в этом мире тон — ни в политической жизни, ни в науке, ни в экономике, ни в курортно-рекреационной сфере, находясь на периферии по всем этим параметрам. И вот впервые за долгие годы Южная Осетия явила всему свету эталон демократии высочайшей пробы. Это единственное государство в мире, где выборы нельзя сфальсифицировать. Даже крупнейшая американская демократия не может сравниться с тем, что мы увидели на юге Осетии. Теперь все самые продвинутые политологи мира, Европы, России должны ехать в Цхинвал изучать этот уникальный опыт.
Южная Осетия показала всему человечеству, что решение России о признании ее независимости (26 августа 2008 г.) базировалось на убежденности Кремля в том, что республика и ее народ со своей приверженностью к демократическим и общечеловеческим ценностям, может встать вровень со всем сообществом цивилизованных государств. Что это — на самом деле свободное и свободолюбивое государство, чей народ имеет право на признание и уважение. Порукой тому – высокая оценка Президента России состоявшихся в Южной Осетии выборов: «Уважаемый Анатолий Ильич, примите искренние поздравления по случаю Вашей убедительной победы на выборах президента Республики Южная Осетия. С удовлетворением отмечаю высокий уровень традиционно дружественных российско-югоосетинских связей. Уверен, что с Вашим избранием отношения между нашими странами, базирующиеся на принципах союзничества и интеграции, получат дальнейшее развитие», — говорится в телеграмме, размещенной 10 апреля на сайте Кремля.
Объективности ради следует признать, что Москва внесла существенный вклад в исход президентских выборов в Южной Осетии, предоставив югоосетинскому избирателю полную свободу избирательных предпочтений, а двух главных претендентов в столице приняли на самом высоком уровне: действующего президента Леонида Тибилова – Владимир Путин, Анатолия Бибилова – Валентина Матвиенко. Так или иначе, был соблюден некий паритет. Думаю, что руководству Северной Осетии нужно поучиться у Кремля такой политической гибкости и прозорливости. И, как говорится, никогда не класть яйца в одну корзину.
На мой взгляд, очень важно самокритично признать, что мы, северяне, оказались недостойными опыта наших южных братьев. Югоосетинский феномен — это еще один знак Небес, которые уже не в первый раз окликают наших законотворцев: «Ребята, опомнитесь, хватит плестись в хвосте, становитесь в ряд с другими российскими регионами, где есть прямые выборы губернаторов, а депутатом может стать любой одномандатник!».
К этому же второй раз за прошедшие полгода («Северная Осетия», 23.08. 2016 г. и «Gradus Pro», 08.04.2017 г.). публично призвал и известный наш земляк Эрик Бугулов, экс-сенатор и действующий председатель совета директоров АО «Ремдизель». Этими публикациями он серьезно повысил свою политическую капитализацию и укрепил свое положение как мощного политика и опытного управленца, одного из стержневых фигур осетинской диаспоры в Москве.
В первом своем интервью Эрик Русланович без всяких уклончивостей назвал ошибочным решение нашего парламента уйти от прямых выборов в республике. Такие выборы, по его мнению, придают «больше легитимности руководителю региона», «стимулируют общество тем, что оно в гораздо большей степени будет чувствовать свою ответственность за состояние дел в республике», а также «могут дать толчок для появления новых конкурентоспособных на федеральном уровне элит»
Эрик Бугулов посетовал и на то, что в республике «общественная дискуссия сведена почти к нулю». В то время, как «только аргументированная социально ответственная дискуссия позволит выявить новых политиков».
Толчком к такой дискуссии мог и должен был стать сам материал, затронувший острые политические и социально-эконмические проблемы.
Увы! — у наших депутатов и правительственных чиновников туго со слухом (или со зрением?): притворились, что не слышат, не видят, словно бы автор обращается не к ним, а невесть к кому. На дискуссии времени и желания нет, видать, «слуги народа» и без подсказок со стороны знают, как и чем осчастливить свой народ.
В том же интервью Эрик Бугулов подчеркнул, что республика сейчас нуждается в ярком и сильном лидере, «чей профессиональный и политический опыт поможет объединить вокруг него все здравомыслящие силы в республике…».
Нынешнему главе Вячеславу Битарову не повезло, что мало побыл рядом с Тамерланом Агузаровым – человеком, который был политиком федерального уровня и имел огромный опыт государственной службы. Но из времени совместной с Тамерланом Кимовичем работы Вячеслав Зелимханович извлек максимум пользы. Он — человек способный, быстро, на ходу набирается недостающих знаний и навыков, цепко схватывает азы практической политологии и государственного управления. И никогда не стесняется спросить совета у тех, кто в каком-то вопросе разбирается лучше его.
А самое главное, у Вячеслава Битарова есть отчетливое и глубокое понимание, что мечта о более содержательном, более ярком пути для своей малой родины, которая зародилась при Тамерлане Агузарове, продолжает жить в сердцах жителей республики, глотнувших порцию свежего воздуха перемен. И поэтому сегодняшнее состояние наших домашних дел его категорически не устраивает. Отсюда и жесткость требований от властных структур республики всех уровней совершенно иного качества и результативности работы.

Государство Алания

По данным ВЦИОМа, каждый четвертый россиянин убежден, что Солнце вращается вокруг Земли. Ничего, как говорится, страшного, сам Шерлок Холмс тоже так думал.
Нет ничего страшного и в том, что мизерное, в пределах статистической погрешности, число осетин считают своими предками не алан, а…не знаю даже кого. Может киммерийцев («гиммира», «гуымиры» — «Джимара»)?
Надо отдать должное одержимости Юнус-Бека Евкурова, который в качестве выразителя своих чувств и воплотителя своих замыслов раскопал в нашей республике группу, пусть и небольшую, осетинских манкуртов, которые живут среди нас, ходят по этой земле и превосходно себя чувствуют, плюя в свое прошлое, обзывая предков варварами и т.п.
Не имея того темперамента, который необходим для «внутренней борьбы» с этими весьма пассионарными антиаланистами, я не нахожу ничего более уместного, чем обратиться к ним с просьбой: «Не называйте, пожалуйста, своих (и наших) предков варварами: римляне, с их кровавыми гладиаторскими боями, с их изощренной жестокостью, когда в том же Колизее на потеху зрителям выпускали разъяренных диких зверей пожирать безоружных пленников и пленниц, были не меньшими варварами, чем аланы или гунны. Вспомните, пожалуйста, осетинскую поговорку «Йæ мады дидтой ничи хоны!» («Не пристало свою мать называть непристойной»).
Настоящее – это суммарно взятое прошлое. И если мы со своим прошлым будем обращаться так, как нам предлагают наши «осетины, не помнящие родства», то в недалеком будущем от нашего настоящего останутся только рожки да ножки.
Журналист не должен говорить «я», «мне», поскольку его «я» никого не интересует. Но иногда без этого не обойтись. Когда в начале семидесятых я, выпускник военного училища, прибыл для прохождения службы в Прибалтику, мой первый командир полка, русский по национальности, в ходе ознакомительной беседы назвал меня «Аланом». На мое робкое уточнение, что меня зовут Заур, он рассмеялся и говорит: «Но вы же осетины — аланы!»… Бывалый полковник знал о нас больше, чем молодой лейтенант.
Правда, моему «невежеству» есть объяснение: пока не началась идеологическая охота на наших предков, никто в Осетии на обывательском уровне особо на этом вопросе не зацикливался. Чего нельзя сказать о наших ученых, наших писателях и поэтах – они всегда были вооружены соответствующим знанием.
Известный осетинский поэт Игорь Дзахов еще в советскую пору, когда нашим соседям и в голову не приходило, что они имеют хоть самое отдаленное отношение к аланам, написал поэму «Легенда о предательстве», из которого я приведу небольшой отрывок:
«Солнце встало. И встали аланы
Против ханской несметной орды.
Будет сеча! Готовы колчаны!
И мечи у аланов остры!

— Мы не слыли трусливой падалью, —
Клич их был громче грома подков.
И рубили аланы, и падали
Под клинками татарских полков.

— Будем лучше убиты, но вольные.
И рубились. Один на троих!
И Чингиса бывалые воины
Отступали под натиском их…

Грозный хан стал подсчитывать раны,
Приподняв посеревшую бровь.
Молвил: «Храбро сражались аланы.
Так впервые лилась наша кровь…».
Как вы думаете, кому посвятил эти строки осетин Игорь Дзахов – своим предкам или предкам ингушей?
Не менее известный поэт, наш земляк Рюрик Тедеты («Скифирон») написал в 1968 году:
«Я в грудь себя не бил, не восклицал:
я осетин, аланы – наши предки!
Но там, где надо было, не скрывал,
откуда я, с какой древнейшей ветки».

Поэт оставил нам мудрый наказ: не бить себя в грудь по поводу своего происхождения (в конце концов, в том нет нашей заслуги), но и не замалчивать свою связь с великим пошлым.
Есть такой термин – «пассеистский дискурс», когда у человека голова постоянно повернута в прошлое. И он выискивает там оправдания для сегодняшних действий. А этого не надо делать. История необратима. Поэтому нужно действовать, исходя из сегодняшних реалий, приоритетов и тех целей, которые сегодня на самом деле стоят перед нашими народами. Но если ловкачи все-таки не оставляют в покое нашу историю и норовят приписать ее себе (мы видим эту анекдотичность на каждом шагу), то нужно, как минимум, пристыдить их за недостойное занятие. Сказать им, что демагогия закончилась и с 9 апреля 2017 года в истории осетинского народа начинается новый политический цикл — мы имеем теперь не только республику Алания, но уже и государство Алания. Искусственно раздуваемая проблема «Как нам разрешить «аланский кризис» получила исчерпывающее разрешение: на политической карте мира, спустя 700 лет, снова появилось (возродилось) «Государство Алания».
Между тем в Северной Осетии визуально пока ничего не изменилось – ни в телевещательной сетке, ни в газетах. Нет комментариев, нет выступлений «цвета нации» о значении югоосетинских событий. Как будто ничего не произошло, или что это рядовое событие.
В любом случае, результаты общенародного плебисцита на юге Осетии нельзя больше игнорировать, народ не позволит этого сделать. Пусть где-то сооружают псевдо-аланские ворота, называют города аланскими названиями, отказываются от своих предков, а осетины, прямые (и настоящие!) потомки алан, уже имеют свое Аланское государство. И никто у них его не отнимет! Даже члены «Общества любителей истории осетин».

Заурбек Дзарахохов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *