ДЕЛО, КОТОРОМУ СЛУЖИШЬ….

 «Искусство должно высекать искры из человеческих сердец»

Л.В.Бетховен

И с этим нельзя не согласиться, хотя гений в первую очередь имел в виду музыку. При том, что искусство, в частности и музыка, издревле формировало духовный мир человека, рождало в нём стремление к прекрасному, желание быть лучше и добрее – что, в итоге, и отличает нас от братьев наших меньших. Оно закладывает в обществе основы художественного миросозерцания, привносит в межличностные отношения доброжелательность, чувства терпимости и сопереживания – чего так не хватает в наш, порой жестокий и равнодушный век.

Но ведь для того, чтобы творения созидателей, великих мастеров стали всеобщим достоянием, дошли до каждого из нас, нужны бескорыстно преданные, увлечённые «подмастерья»: артисты, певцы, музыканты-исполнители – воспитанием последних вот уже свыше 35-и лет и занимается заслуженный работник РСО — Алания, педагог ДМШ №1 им.П.И.Чайковского Светлана Георгиевна Камалетдинова. Среди ее учеников — лауреаты и победители республиканских, всероссийских и международных конкурсов Анна Багаури, Залина Басиева и многие ещё, всех, даже при большом желании, не перечислить.

О Светлане Георгиевне я услышал от нашей с женой  близкой подруги, тоже педагоге музыки – и мне, в силу определённых обстоятельств, так и не получившему музыкального образования, о чём жалел всю свою жизнь – неодолимо остро захотелось познакомиться с человеком, воспитавшим целую плеяду одарённых, талантливых молодых исполнителей. Наконец-то набравшись смелости, зашёл в школьную аудиторию, где проводила занятия по классу фортепиано Светлана Георгиевна. После нескольких минут недоумения, вызванного неожиданным посещением, тем не менее состоялся непринуждённый, в меру откровенный разговор.

На мой вопрос – почему именно музыка, а не традиционно женские профессии врача, нотариуса или школьного учителя – ответила: «Из-за детской зависти. Совсем ещё маленькой с родителями была в гостях у знакомых, ну а здесь, как принято, малолетние отпрыски семей показывали свои таланты: кто пел, кто читал стишки или танцевал, а дочка хозяев села за рояль и сыграла незамысловатую, простенькую музыкальную пьесу, сорвав всеобщие аплодисменты и вызвав искреннюю радость и восхищение. Вот тогда-то во мне и зародилась мечта, — может и наивная, детская, — стать музыкантом, дарить людям такую же радость. Ну а дальше – как и положено: музыкальная школа, консерватория. Правда, выдающейся исполнительницы из меня не получилось, зато нашла своё призвание – работать с детьми, о чём никогда не жалела. Это дело, которому не только служишь, но и отдаёшься всей душой».

Зная, как загружены работой педагоги музыки, сколько трудов и времени вкладывают они в своих воспитанников, сколько волнений и переживаний доставляют их выступления, а уж тем более участие в различных конкурсах, интересуюсь – а не влияет ли всё это на семейную жизнь, не мешает в полной мере сосредоточиться на домашних заботах.

«Доля правды в этом, конечно, есть, — немного подумав, отвечает Светлана Георгиевна, — но когда малыш, еле дотягивающийся до клавиш, через несколько лет извлекает из инструмента чарующую, захватывающую музыку – это становится похожим на чудо. И чувство сопричастности этому чуду с лихвой окупает затраченные усилия и труды, становится истинным счастьем».

Для большинства из нас музыка – это яркий, прекрасный мир чувственных переживаний, возвышенных стремлений и помыслов. Это душевный допинг, если хотите, своеобразный наркотик – мощный и такой необходимый. А для людей, посвятивших себя музыке на профессиональном уровне – это ещё врождённый талант, но, кроме того, и ежедневные изнуряющие, упорные занятия, жёсткий, ограничивающий привычный жизненный уклад, режим. Так в чём же, всё-таки, секрет успеха, обязательные условия, при которых молодой музыкант сможет в полной мере самовыразиться, состояться как незаурядный исполнитель.

Мнение Светланы Георгиевны  в этом вопросе весьма категорично: «Талант безусловно необходим, — говорит она,- но как утверждал Чайковский, чтобы стать истинным мастером, нужно всего 10 процентов таланта, остальное – усидчивость, трудолюбие, целеустремлённость. И здесь, как нельзя более, уместна древняя истина: «Чем больше любишь своих учеников, тем строже и требовательней должен быть с ними». А своих воспитанников я люблю безмерно: могу простить им почти любые проступки и мелкие шалости, но только не лень и неусидчивость».

Как раз на этих словах в класс вошли двое симпатичных пареньков лет 13-14, один из них и вовсе неординарной внешности: чем-то похожий на кумира 50-60-х годов Раджа Капура в отрочестве. Поймав мой удивлённый взгляд, Светлана Георгиевна представила их:  — Знакомьтесь, это мои питомцы – Георгий Золоев и Руслан Джа. Действительно, отец у Руслана  индус, что и видно по его лицу, хотя думает и чувствует он как истинный горец — это и немудрено: всю свою жизнь Руслан прожил в Осетии.

В начале беседы ребята слегка скованы, даже замкнуты, но постепенно втягиваясь в разговор, отвечают уже не смущаясь, и, мне кажется, вполне искренне. Как выясняется, Георгия, когда ему было всего четыре года, в музыкальный класс привела бабушка, Бэлла Золоева – известная в республике гармонистка, автор песен из репертуара Алы Хадиковой, и не только её. Папа у него аранжировщик, старшая сестра серьёзно занимается вокалом – так что интерес и тяга к музыке у него естественны, на генетическом уровне.

А вот у Руслана музыкальные способности проявились только к 10-и годам: он пел в школьном хоре, там его приметила и привела в «чайковку» педагог этой же музшколы. Видно нелегко было ему навёрстывать упущенное время, но внутренняя самодисциплина, удивительная работоспособность, умение полностью выложиться — сделали своё дело: он не только нагнал своих сотоварищей, но и стал одним из самых многообещающих учеников. А вообще-то пара друзей, даже в школе, небедной талантами, выделяется особо: оба неоднократно становились лауреатами различных конкурсов, в том числе и международных, а о республиканских и говорить лишне.

С должным уважением оценив немалые успехи юных дарований, интересуюсь – а не сказываются ли регулярные занятия музыкой, что, бесспорно, отнимает много времени, на учёбе в школе, не лишают ли возможности заняться ещё чем-нибудь интересным?

Оказывается, что нет: весь вопрос в умении рационально использовать время, заранее распланировать его, что удаётся далеко не каждому взрослому человеку – тем более это удивительно для совсем ещё юных ребят. Георгий, к примеру, уже который год увлекается восточными единоборствами, а до этого занимался в секции бокса. Руслан же любит проводить свободное время за шахматной доской (всё-таки индус, как-никак). В шутку говорю, что один такой у нас уже был – Марк Тайманов, известный музыкант и гроссмейстер, даже с самим Робертом Фишером сражался, правда проиграл, но кто не проигрывал сверхталантливому и не менее эксцентричному американцу. На что Руслан вполне серьёзно отвечает, что такие случаи — исключение: ему бы только хорошим музыкантом стать.

Кроме классической музыки ребята постоянно слушают и современную: песни и композиции из репертуара Beatles, ABBA, Modern Tolkinq, Gipsy Kinqs, Тото Кутуньо и Раймонда Паулса. А Руслан ещё и с интересом читает Горького, Маяковского?! А вот к творчеству другого гения русской поэзии – Есенина, он пока что равнодушен, но, думаю, с возрастом это ещё изменится.

Оставив в покое ребят, снова обращаюсь к Светлане Георгиевне.

— Сколько раз нужно сыграть одно произведение, чтобы окончательно отшлифовать его, подготовить для прослушивания в аудитории, пусть даже и не очень взыскательной?

— Я даже затрудняюсь ответить. Но уж точно несколько десятков, если не сотен раз.

Хотя я и предполагал что-то подобное, но ответ всё-таки удивил, заставил призадуматься. Ведь многократное повторение даже гениального произведения снижает остроту восприятия (в первую очередь у самого исполнителя), притупляет эмоциональное воздействие.  Поэтому никогда не понимал людей, заучивающих наизусть «Евгения Онегина» — если только они не обладают феноменальной, сверхъестественной памятью. Знаю, не все солидарны со мной, но согласитесь – с первых же строк «Выхожу один я на дорогу…» душу охватывает особая аура, особое настроение: неизъяснимая грусть и печаль человека разочарованного и опустошённого. И воссоздать этот удивительный мир, раз за разом перечитывая гениальные строки – невозможно, да и нужно ли.

К моей радости оказывается, что такого же мнения и Светлана Георгиевна:

Как правило, после многократного повторения любой композиции, любого музыкального номера, мы на какое-то время перестаём его разучивать, возвращаясь, порой, через месяц-другой. Это как редкое вино: оно должно отстояться, насытить свой букет – тогда им и не пресытиться, даже тем, кто его постоянно дегустирует.

Что ж, сравнение, если и оригинальное, но, тем не менее, весьма образное.

     — Ни для кого не секрет, что «окаянные 90-е» нанесли непоправимый урон духовному началу общества, страшно деформировали всю шкалу культурных ценностей и нравственных ориентиров. На Ваш взгляд, что-то изменилось с тех пор, стало ли иным отношение к культуре и искусству?

Безусловно. Искусство, музыкальная культура постепенно возвращают свой  основополагающий, незаменимый статус в системе духовного воспитания подростков и молодёжи, формирования у них общечеловеческих гуманитарных ценностей. Взять, к примеру, хотя бы новую филармонию, открытую в одном из самых уникальных сооружений города – в старинной лютеранской кирхе. А что касается нашей школы  — сами видели, сколько у нас учеников: классы никогда не пустуют. Отсюда и повышенное внимание городских властей, делающих немало, чтобы создать все условия для  организации качественного учебно-воспитательного процесса: вот и окна в школе поменяли на удобные современные, с повышенной звукоизоляцией. Нет недостатка и в музыкальных инструментах, другое дело, что зарплаты не совсем, вернее, совсем не адекватны труду педагогов – но это уже общая для всей страны беда. А вообще-то я уверена, красота — как говорил Достоевский — спасёт мир: а музыка – это абсолютная красота, воплощённая в звуках.

А в это время Георгий и Руслан, сев за рояль, начали играть в четыре руки вальс из балета Хачатуряна «Маскарад». Я было подумал (не без доли тщеславия, естественно), что сделали они это специально, чтобы мне было приятно, но – увы, оказывается, именно этот вальс ребята разучивают к республиканскому конкурсу, который пройдёт в ближайшее время.

Не хотелось уходить: подкупала удивительная атмосфера творческого единения и полного взаимопонимания, но, чувствуя, что отвлекаю и педагога, и её воспитанников от занятий – распрощался и ушёл. Ушёл, будучи глубоко убеждён в том, что пока есть среди нас люди, подобные Светлане Георгиевне Камалетдиновой, для которых (да простится мне мой непроизвольный, но вполне уместный пафос) дело — не работа, а служение, требующее полной самоотдачи духовных  и творческих сил  – земля наша талантами не оскудеет.

Павел ГУКАСЯН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *