К вопросу о Национальной научной библиотеке …. профессионально

В предыдущем номере нашей газеты была опубликована статья Фатимы Найфоновой «К вопросу о национальной библиотеке», в которой автор высказала ряд критических замечаний в адрес национальной научной библиотеки и ее руководства. Сегодня мы публикуем ответную статью Ирины Хаймановой, руководителя национальной научной библиотеки.

Когда мозг человека наполнен  враждебностью, у него желаемое обретает реальные черты. Он настолько проникается этой реальностью, что пытается навязать ее всем окружающим. Нечто подобное долгое время происходило в соцсетях: злопыхатель занес для удара свой лакированный ботинок под маской бесконечной боли за Главную библиотеку Осетии. Уловила потаенные мысли пишущего, разъедаемые неким непризнанием и  неудовлетворенностью, и для меня стали очевидны и методы «борьбы» — оскорбительные наскоки, инсинуации, а то и прямая клевета. Как реагировать? Укусить, чтоб неповадно было? А потом, как ни в чём не бывало, отправляться своей дорогой, с душой, преисполненной чувством собственного достоинства и умиротворения, забыв об этом? Нет. Я, как руководитель библиотеки, читая эти опусы (не лишне заметить – не  находящие в сетях ни малейшей поддержки, а натыкающиеся лишь на активное и весьма аргументированное неприятие), воспринимала их с немалой долей удовольствия, расценивая исключительно как факт признания того, что делается библиотекой, тем более, что в такие моменты помнится, что «никто не бьет мертвую собаку». Логично же думать, согласитесь, что ты (в данном случае библиотека в пять этажей) — «собака» живая?

Я полагала, что смогу занять некую нейтральную позицию «над схваткой». Однако реальность в очередной раз посмеялась над всеми моими намерениями:  если раньше все измышления муссировалось в соцсетях, то теперь их автор, как кузнечик, перепрыгнул границы и доскакал до республиканской прессы. Однако забавно: непрофессионал  разбирается в библиотечных вопросах в разы лучше, чем те, кто проработал в библиотеке не один десяток лет и несет за нее полную, в том числе, моральную ответственность, считая возможным, конечно же, в силу своей некомпетентности, заявлять об этом на всю республику. Спешу предварить самоуверенные выпады автора, обозначающего себя профессионалом-библиографом: профессионализм — это  систематическое, эффективное и надёжное (подчеркиваю систематическое, эффективное и надежное)  выполнение  сложной профессиональной деятельности в самых разнообразных условиях. С высоты своих специальных знаний считаю необходимым напомнить, что «беда, коль пироги начнет печи сапожник…».

Так что, я не без сожаления должна отказаться от жреческой мантии и, засучив по-деловому рукава, попытаюсь сжато изложить вам свою точку зрения, более или менее обоснованную, так как я смею считать себя  профессионалом, оперируя фактами (без оценки их хорошести) и действовать, исходя из собственного морального кодекса.

 

Кому и когда Вы задавали вопрос:  «Почему не издается «Летопись печати Северной Осетии»,  на который, якобы, не получили «вразумительного ответа»? Ни  в  периметре библиотеки, ни за его пределами мне этот вопрос озвучен не был. Вы абсолютно самодостаточны? Вам хватает собственных ответов на Вами же поставленные вопросы? «Сама — спрашиваю, сама – отвечаю»… Да Вам не нужны эти ответы, потому что интересы Ваши не стыкуются с ситуацией, касающейся издания Летописи и других вопросов деятельности библиотеки. Мой отклик адресован пользователям библиотеки и общественности республики, которую Вы с огромным энтузиазмом и завидным усердием уже давно и настойчиво вводите в заблуждение.

Так вот, большой профессиональный коллектив библиотеки считает честью и долгом работу по осуществлению библиографического и статистического учета всей  печатной продукции,  выходящей на территории республики, которую ведет библиотека с 1959 года; итогом ее и является ежегодная «Летопись печати Северной Осетии». Работа по составлению Летописи не останавливалась ни на один день. Расписана каждая без исключения книга, статья, монография, увидевшие свет с 1959 по 2016 год. Это огромный и кропотливый труд, требующий и времени, и знаний. Издание же  Летописи – это уже вопрос, выходящий за рамки финансовых возможностей самой библиотеки. Ваш посыл к минитипографии (подчеркиваю – мини) Национальной научной библиотеки по меньшей мере наивен, т.к. ее мощности весьма и весьма ограничены и в техническом, и в финансовом смысле. А «заламывание рук» относительно отсутствия печатного варианта Летописи при наличии электронного, в век бурного развития информационных технологий и активного включения именно библиотек в процесс информатизации, — свидетельство косности и неактуальности мышления.

Теперь, что касается «безнадежного отставания» от Дагестана, Ингушетии и Кабарды  (как же, должно быть, заманчиво сыграть на национальном самолюбии!).  Вот некоторая сравнительная характеристика, которая очевидна в нашу пользу. Итак, в Кабарде в печатном варианте Летопись существует до 1991 года, в электронном – с 1991 до 2012 г. Если брать по объему каждого издания, напрямую зависящему от количества издаваемой в республике печатной продукции, в Кабарде средняя цифра 1500 записей в год,  в РСО  — Алания – 12000. Разница колоссальная, тем более, что каждый источник должен быть описан в соответствии с библиотечным стандартом и систематизирован. В Дагестане Летопись издана до 2015 г., но…, что принципиально – это исключительно книжная летопись, периодические издания дагестанская библиотека не включает в Летопись. Объем книжной летописи Дагестана – 400 записей. В Ингушетии хронологические рамки Летописи – 1992 – 2006 год, ежегодный объем – 2500.

Вам думается, что Вы очень тонко и искусно играете злободневной терминологией, в частности «аланистикой», «раздувая кадило» и привлекая  внимание руководства республики, доведя до уровня трагедии и абсурда деятельность научной библиотеки, приведшей ни больше, ни меньше к «смерти национальной библиографии». Как же Вы откровенны в своих намерениях и как далеки от библиотечной профессии… Специалисты Российской национальной библиотеки, являющиеся для нас  безусловным авторитетом, на днях дали свою оценку библиографической работы ННБ РСО — А. Привожу дословно: «Ваши издания наглядно демонстрируют высокий уровень научно-библиографической  работы, ведущейся специалистами библиотеки. Наши читатели смогут получить самое широкое представление о культурной жизни Республики Северная Осетия – Алания. От всей души надеемся на дальнейшее сотрудничество. Генеральный директор РГБ А.И. Вислый». Согласитесь, эта оценка разительно отличается  от Вашей, дилетантской.

Далее, о фонде редких изданий. В чем Вы, наверно, единственно правы, так это в том, что он подпадает под федеральную программу сохранения книжных памятников. Именно поэтому его состояние систематически контролируется органами, ответственными за это, а именно – Управлением Министерства культуры РФ по Южному, Северо-Кавказскому и Крымскому  федеральным округам. Раз в два года сотрудники управления приезжают в библиотеку с одной целью – отследить состояние фонда, соответствие условий его хранения установленным нормам. Последняя проверка была в 2016 г., которая не обнаружила никаких нарушений в организации редкого фонда библиотеки. Без устали повторяя то, что книги с нарушением норм хранятся в цокольном этаже, Вы, подмечая мелочи, не заметили, что мы сделали почти невозможное, отстроив практически с нуля на 3-ем этаже библиотеки помещение, где сейчас и размещается фонд? В хранилищах редких книг поддерживается необходимый влажностный режим. Издания, являющиеся книжными памятниками, усилиями сотрудников отдела редкой книги вошли во Всероссийский свод книжных памятников, составляемый придирчиво и тщательно Центром по работе с книжными памятниками Российской государственной библиотеки. Спешу Вас успокоить — это факт, также красноречиво свидетельствующий о состоянии  фонда редких книг, и для беспокойства  причин нет.

И наконец, о том, что мы считаем главным для себя – информационное обеспечение пользователей библиотеки. Исходя исключительно из желания максимально полного удовлетворения запросов наших читателей на национальную литературу, и была осуществлена реорганизация национально-краеведческого сектора. Это было взвешенное и хорошо продуманное решение, связанное с тем, что очень небольшой  фонд абонемента уже не отвечал потребностям читателя. Для того, чтобы расширить спектр национальной литературы, которую любой желающий (единственное ограничение – отсутствие прописки в г. Владикавказе) мог взять на дом в отделе основного книгохранения, была отобрана (конечно, с учетом мемориальной функции библиотеки) дублетная литература. Тем самым фонд выдаваемых на дом книг был существенно обогащен. Взять необходимую книгу из этого фонда читатель может не где-нибудь, а в специализированном отделе Краеведческой литературы и …  совершенно бесплатно. А Ваша удивляющая своей глупой смелостью клевета относительно платной книговыдачи — это предмет отдельного общения, в другом пространстве.

Ницше говорил: «Я питаю недоверие к людям, постоянно наводящим порядок». Сложно не согласиться. Ваше неуемное желание привести все в порядок  обнаруживает лично для меня недостаток порядочности и попытку скрыть свою некомпетентность в иных аспектах.

На том закругляюсь, дабы не горевать потом о напрасно потерянном времени.  Я не могу позволить себе быть  расточительной по отношению к нему, слишком много ярких и любопытных проектов ждут своего воплощения: новые гранты, издания, круглый стол с участием РНБ и национальных библиотек СКФО, выставки, встречи, презентации, заседания клубов, поэтические вечера, масштабная и яркая «Библионочь», так полюбившаяся жителям республики. Словом, все то, чем и должна быть наполнена библиотека, отвечающая современным требованиям, соединяющая в себе и информационную, и образовательную, и социальную функции, являющаяся настоящим культурным центром, развивающимся усилиями и профессионализмом большого коллектива. Мы не идеальны, но знаем свои слабые места, и это важно. Мы знаем, что наши усилия по их устранению непременно приведут к запланированному результату.  Задумайтесь и Вы о быстротечности времени. Займитесь  собой. А если захотите всерьез что-либо обсудить — милости просим, но только с непременным желанием достичь понимания и без потери чувства такта.

P.S. К слову. Министр культуры РФ, за которую Вы так радеете – МедИнский, а не МедЫнский. Как «журналист и библиограф», Вы это должны знать.

Ирина Хайманова

Заслуженный работник культуры РСО — Алания,

участник кадрового резерва Министерства культуры РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *