Цыплят по осени считают

 «… Нет униженья

     в осознанной собственной малости —

  величие жизни

                 печально осознанно в ней».

                             Евгений Евтушенко

         Любое высказывание, любой жест — художественный, общественно-политический, бытовой, какой угодно — обретает реальное содержание лишь в конкретном контексте.

         Контекстом и квинтэссенцией моей публикации в газете «Свободный взгляд» за 18 февраля 2017 года была годовщина смерти Тамерлана Агузарова. Через три дня в газете «Пульс Осетии» Юрий Фидаров, редактор этой газеты и по совместительству депутат местного парламента, поместил свой ответ на мою статью, не имеющую никакого отношения к информационному поводу. Но, видимо, нужен был именно человек с «тонким аналитическим умом» и избыточным запасом «элементарной этики», чтобы выжать из моего материала повод для пропаганды и восхваления своей партии и ее лидера.

Сразу оговорюсь — интерпретировать предельно безобразный и неуместный (в свете печальной даты) текст было очень непросто. Не потому, что не за что зацепиться, а по той причине, что после знакомства с этой писаниной приходит понимание: остатки совести давно покинули бренное тело его сочинителя.

         Единственное, чему можно позавидовать – фехтовальной реакции автора: даже выходных дней не пожалел — в субботу вышла статья «Заветы Агузарова», а во вторник — реплика Фидарова «О заветах и наветах».

Очень часто перед журналистом стоит дилемма: «быстро, но не точно или «точно, но не быстро». Юрий Фидаров выбрал первый путь. Видно, что писал в темпе, не хватило концентрации, сосредоточенности. И если убрать парочку клокочущих комплиментов по адресу своего шефа, то материал получился очень слабый, торопливость сыграла с автором злую шутку.

Нормальные люди должны были, если и не смахнуть слезу, то хотя бы выдержать паузу. А он дико активизировался! Подгадав момент, который мало кем из уважающих себя и свою аудиторию людей может быть использован для таких целей. Неужели времена настолько изменились, что теперь это не кажется «уходом за флажки»?

Но обратимся к тексту: «Восемь месяцев, отведенных ему судьбой руководить нашей республикой, действительно стали месяцами надежды для жителей Осетии. Именно Тамерлан Кимович открыто озвучил назревшие проблемы и дал объективную оценку катастрофическому положению, в котором оказалась республика. Да, это так! И спорить с этим никто не вправе, да и вряд ли кто будет».

Это даже как-то трогательно, по-своему умилительно. Спасибо, Юрий Астемирович! Как говорит ныне молодежь, «ППКС» — подписываюсь под каждым словом.

Вы говорите, что «спорить с этим никто не вправе, да и вряд ли кто будет»? Уже спорят! Те, кто боязливо ежился, а потом злорадно распускал слухи, запуская раз за разом очередную сплетню, сегодня воспрянули духом и через очередных представителей древнейшей профессии изрыгают злобный бред.

В силу своей способности мечтать и заблуждаться, я полагал, что духовные карлики не будут швырять комья грязи вослед безвременно ушедшему Главе республики. Не станут, пусть и безрезультатно, пытаться принизить его роль в общественно-политической истории нашего народа. Увы!..

Я не буду пересказывать свое эмоциональное впечатление, это непечатно. Терпимо, если такие умозакидоны случаются по недомыслию, либо психической патологии. Ну а если это осознанные действия, приуроченные к годовщине со дня смерти человека, то проблема залегает гораздо глубже.

Да и сам Юрий Астемирович после пары дежурных фраз о том, что Агузаров «был достойным сыном своего народа» надкусил совершенно иную изюминку, будто я сравниваю (в другом месте – уравниваю) Тамерлана Кимовича Агузарова с Владимиром Ильичом Лениным, и на полосу посыпались глубокомысленные рассусоливания о некорректности таких сравнений.

Сравнивать и уравнивать – это совершенно разные вещи, Вы же филолог (языковед, буквоед) советской филологической школы. И обязаны понимать разницу. Хочешь кого-либо с кем-либо сравнивать – на здоровье! А вот уравнивать?..

         Я не сравниваю и не уравниваю Агузарова с Лениным. Хотя бы потому, что все исторические параллели хромают, они не всегда рискованны, но всегда некорректны. И никаких прямых аналогий между этими именами в моем тексте нет.

         Было просто предложение Вячеславу Битарову не выпускать из рук агузаровское знамя — как Сталин не выпускал ленинское. Как любой боец на поле боя, который подхватывает из слабеющих рук раненного командира боевое знамя и продолжает с ним движение вперед, увлекая за собой бойцов.

         Но личная проблема Юрия Фидарова состоит в том, что он не имеет навыка глубокого чтения. Впрочем, глубоко можно нырять в воду или копать землю. А что значит – «глубоко читать»? Есть ли прибор для измерения «глубины чтения»? Выше головы ведь не прыгнешь: как позволяют мозговые центры, так и прочтешь.

         И Юрий Фидаров подобрал какой-то хитрый ключ к моим текстам, он находит в них то, чего там нет. Цитирует пристрастно, но при этом пониманием смысла не отягощен.

Или понимает, но использует некий оригинальный художественный прием, приписывая мне (как бы себе в самонасмешку!) то, чем сам денно и нощно занимается — расточает восторженные эпитеты своему патрону.

Третий закон Фрэнсиса Чизхолма гласит: «Даже если ваше объяснение настолько ясно, что исключает всякое ложное толкование, все равно найдется человек, который поймет вас неправильно».

И этот человек действительно нашелся — в лице депутата-редактора. И пытается меня убедить, чтобы я не слишком уж усердствовал, дескать, «в народе о нем (Тамерлане Агузарове) и так сохранится такая память».

Ого, какое неожиданное открытие! Если память о человеке имеет свойство сохраняться сама-собой, зачем ее тогда еще увековечивают названиями улиц и школ, сооружением памятников, изданием книг и т.д.? Лично у меня нет сомнений, что образ Тамерлана Кимовича, укоренившийся в общественном сознании, коррекции не подлежит. Однако это не означает, что таких попыток нет и не будет. И что лживым словесам не нужно ничего противопоставлять.

Я — ностальгический человек. И с удовольствием (то с тихой радостью, то со щемящей болью) вспоминаю те времена, те события и тех людей, которые из моей головы и моего сердца никуда уже не денутся… Но в данном случае пишу о человеке, которого нет в живых. И только бесстыдник со смещенными нравственными ориентирами может вступить со мной в полемику и в день годовщины Агузарова доказывать, что он «не первый и единственный, кто заговорил о проблемах республики. До его прихода, — просвещает нас Юрий Фидаров, — обо всех проблемах не говорили, а буквально кричали депутаты от фракции «Патриоты России»!». А Агузаров лишь «практически слово в слово повторил то, о чем говорила наша фракция»…

Думаю, если продолжить раскопки, то можно накопать, что кто-то еще раньше лидера патриотов высказывался на злобу дня. И что это меняет?

Не герой моего романа

          К Арсену Сулеймановичу Фадзаеву я отношусь индифферентно, он – великий спортсмен, но как политик — не герой моего романа. У меня есть другой политик, постарше возрастом, которому я симпатизирую в силу своей внутренней организации, своих предпочтений. Он хотя бы с поразительной точностью и выразительностью расскажет про 100 стран, где побывал. Про Фиделя Кастро или Че Гевару, с которыми много раз встречался лично. Как говорится, жажда знаний и любовь к учителям – вещи разные.

Но штука в том, что Фидаров забывчиво не называет имя «политика мирового масштаба», при котором он был без единого шанса стать депутатом республиканского парламента. И редактором одной из местных газет. Можно понять нелюбовь к человеку, который, сам того не осознавая, лишил его этих двух базовых удовольствий.

Да, я писал и памфлеты, и оды. И могу честно сказать, что вознести высокую добродетель столь же сложно, как и осмеять низкий порок.

Ну ладно. Предположим, что перехвалил. Но ведь в книге «Формула политического долголетия» кроме моих оценок есть еще и мнения 15-ти таких известных в России и в мире людей, как Евгений Примаков, Анатолий Громыко, Генрих Боровик, Гурий Марчук…  И мое «восхваление» блекнет в сравнении с их высокими отзывами о личности героя книги.

Извините, не могу не похулиганить. Мальчик может восхищаться взрослой тетей или проклинать «эту суку» — разницы никакой, она ему так и так — «не даст». Не подумает даже…

Юрий Фидаров – давно уже не мальчик, он может сколь угодно гнусавить, скрежетать зубами по поводу «политика мирового масштаба», но до его высоты никогда ему не дотянуться.

В былые времена у Арсена Фадзаева всегда была смелость критиковать власть, в основном – мамсуровскую, меньше – дзасоховскую, хотя повлиять ни на что не мог. Ни Александр Сергеевич, ни Таймураз Дзамбекович не видели его в своих командах. Ни в каком качестве! Наоборот, пиарщики Таймураза Мамсурова периодически выкладывали в СМИ чувствительные материалы, сильно снижавшие критический запал Арсена Сулеймановича.

         «Фадзаев и партнеры. Награды и аферы» («Налоги России», 17 февраля 2013 г.); «Бурятский уголь для Арсена Фадзаева» («МК», 20 февраля 2013 г.); «Подмосковный «аэродром» Арсена Фадзаева» («Паритет-пресс», 9 января 2014г.); «Кто может призвать к порядку Арсена Фадзаева?» (vasilcuk.blogspot.ru/2014/01/blogpost.html)…

Малоприятная очернительская кампания в прессе продолжается вплоть до сегодняшних дней:

«Кристально чистая» биография депутата Арсена Фадзаева, тесно связанного с киллером «Джако» («Преступная Россия», 16 ноября 2015г.); «Кто у кого «в кармане»?» («Версия», 27 февраля 2017г.) …

Это — далеко не полный перечень резонансных публикаций об Арсене Фадзаеве. Казалось бы, Фидарову до глубокой старости хватит работы – спорить, писать опровержения, очищать от грязи доброе имя своего патрона. Чего ж тогда он ко мне-то привязался-прицепился, как клещ, причем в самой безобидной ситуации?

Да потому, что душонка подлая. Потому, что хвастлив и завистлив. Любит срубать деньги за свое малодаровитое ремесло. И не может понять, что я не такой. Деньжат не срубаю. Ни за книги, ни за статьи, ни за стихи.

Знаете ли вы, Юрий Астемирович, когда Жанна Козырева, директор издательства «Ир», хотела внести сумму причитающегося мне (по всем существующим официальным канонам) гонорара за книгу «Феномен Тамерлана Агузарова» в калькуляцию, я категорически отказался и объяснил, что на имени близкого человека не могу ни одной копейки положить в карман. То же самое было и с розничной продажей. Меня буквально достали, дайте, мол, свои реквизиты, куда перечислять вырученные от реализации книги деньги. И я дал им нотариально заверенное предписание перечислять деньги в Детский дом-интернат «Виктория».

Нет, я нормальный человек, деньги бы мне не помешали хотя бы свое хилое здоровьице (после двух инфарктов) подправить… Но Жанне Козыревой я тогда сказал: «У Тамерлана Агузарова было немало состоятельных друзей. И если кто-либо из них в знак признательности за мой труд купит мне баночку вкусненького пивка, я не откажусь». Это – дословно.

Как вы уже догадались – таковых не нашлось. Разумные люди предпочитают жить не минувшим, а сегодняшним и завтрашним днем. Потому и так много вокруг меня советчиков: «Заур, да брось ты писать о мертвом, он ушел, его нет и уже не будет, ты его не вернешь, пиши о тех, кто жив, влиятелен, состоятелен и т.д.» Может, они и правы. Горе ведь недолговечно. А жизнь цинична и жестока.       Такая вот поразительная особенность нашего кривого времени…

Разница между мной и Фидаровым состоит в том, что я, утыкаясь в клавиши, пишу о человеке, покинувшем материальную реальность… Пишу, руководствуясь заповедью, которую с ранней юности мне внушал мой отец: «Чи цы кæны, уый — йæхицæн». Пишу об умершем человеке, и если даже и героизирую, то не нарушаю заповеди: «О мертвых либо хорошо, либо никак».

А Юрий Фидаров, человек более духовный и возвышенный, чем я, отрабатывает перед живыми. Старательно и ревностно, высунув от прилежания язык. Собственно, вот это обстоятельство — едва ли не самое ключевое в характеристике моего оппонента.

Сколько не чирикай, а поклевать тоже хочется

          Юрий Фидаров в свите Арсена Фадзаева — один из фундаментальных персонажей. Отменно вымуштрованный пиарщик. И самый талантливый из холопов, которые мне когда-либо встречались.

Да, было время, когда он не больно покусывал власть, но сколько не чирикай, а поклевать тоже хочется. Накопилась, конечно, и усталость (сколько можно косить под оппозиционера?), появилась возможность бросить без оглядки на кон весь свой предыдущий псевдооппозиционный опыт и пожить себе в радость. Неостановимое душевное движение привело его к патриотам, а через них – в парламент, который (сперва лишением республики прямых выборов главы, а потом и смешанных выборов депутатов) он и его друзья  замуровали в самый антидемократичный во всей России саркофаг.

Сошлюсь опять на Александра Дзасохова: «Существует мощная коалиция депутатов, правительственных чиновников, журналистов и партийцев, которая работает даже не на «подмораживание» рейтинга нашей республики, а на его политическое понижение. На самоумаление. Работают над тем, чтобы люди считали нормальным то, что помимо двух-трех республик нормальным в России никто не считает. Но стремление осетинского народа к прогрессу, к совершенствованию выборных методик – это социальный инстинкт. Это механизм эволюции. Это закон природы, который нельзя отменять политтехнологиями».

Не слишком ли много цитат для одной статьи? Возможно. Но мне все они так по душе, что я развесил бы их повсюду огромными цветными буквами в редакции «Пульса Осетии», авось подтолкнут Юрия Фидарова хоть что-то приличное сделать для Осетии, помимо того, чтобы раздавать мне моральные оценки и поучать, о ком и как писать – хвалебно или критично.

         — «Сейчас легко говорить о проблемах, даже требовать от действующей власти немедленно решить их. Требовать от новой власти здесь и сейчас разгрести авгиевы конюшни, в которых нечистоты накапливались десятилетиями, по меньшей мере нечестно… Но, простите, уважаемые «требовальщики», а где вы были, эдак, полтора десятка лет назад?..» — пишет Фидаров.

И полтора десятка лет назад, Юрий Астемирович, и более я находился там, где у меня не было политических или управленческих полномочий (помогал, советовал, но решений не принимал), была гражданская позиция и был свой инструментарий — печатное слово. И видя, как «сноровисто разворовывалась» наша республика, я готовил для местных газет антикоррупционные материалы, даже умудрился выпустить несколько номеров газеты «АнтиКор» (которая за отсутствием спонсоров неизбежно сдулась), осуждал общественные пороки, критиковал власть имущих, невзирая на ранги. Например, колючие стихотворения «Шашлычные костры» и «Мамисон» появились в прессе в 2014 году, то есть в те дни, когда Т.Мамсуров был Главой республики. И никаких намеков на «недружественное поведение» со стороны Таймураза Дзамбековича это не повлекло, он всегда достойно воспринимал критическое слово в свой адрес.

Ровно то же самое делаю и сейчас — в силу своих скромных способностей и возможностей реагирую на злобу дня (Юрий Фидаров, надрывно рыдающий неизвестно о чем, прекрасно об этом знает), ничего при этом за это не имея, кроме неприятностей.

Я бы, конечно, очень хотел сохранять свою психологическую стабильность, меньше нервничать, чаще бывать на лоне природы, больше заниматься другими душеприятными и телополезными практиками. Но не получается.

Хроническую озабоченность у Юрия Фидарова вызывают попытки нарушения мира (или перемирия – он сам пока не знает, не определился с терминами) между властью и главной политической силой (!!! — Ау, вы где, едроссы?), то бишь «Патриотами России». Этой теме он посвятил очередную передовицу «Пульса Осетии» (№9-2017 г.) за своей подписью «Cui prodest? Cui bоnо?», в которой ученически прилежно обличает врагов. Они ему мерещатся везде — хищники с острыми клыками, заказчики с изощренным умом, очернители, стравливатели и прочая хренотень.

Так и хочется спросить: «Вы, горе-редактор, случаем у себя под кроватью их не ищете? Вдруг они под тараканов замаскировались?».

Такой конспирологии, таких страхов перед реальными и придуманными врагами и такой улетной восторженности по поводу свершений своего хозяина я давно уже не встречал: «Матерый Арсен Фадзаев, закаленный в бесчисленных избирательных кампаниях, вполне может выиграть парламент «в одни ворота». А едроссы вообще уже не в счет?!! Чего молчит их лидер Тимур Ортабаев?

О победах – с помпой, с пеной у рта. А о том, как в 2007 году на выборах в гордуму Владикавказа Арсен Фадзаев проиграл Рите Фидаровой, однофамилице и наверняка родственнице Юрия Фидарова, – ни словечка. Вот такая объективность!

Да и на кой ему объективность? Он разгадывает «цели и задачи» заказчиков. Борзописец, который многие годы пишет исключительно по заказу своего хозяина, ищет и даже предполагает, что кто-то, помимо него, занимается тем же самым. И попутно внушает своему хозяину, что укротить этих «тигров» может только Юрий Фидаров. Не силой, не смелостью, не моральностью, а нагнетанием страхов, доносами, стравливанием с действующей властью, оформленными под заботу о стабильности.

Он предлагает поразмышлять над тем, кому выгодно скликать людей на площадь. Что ж, давайте поразмышляем: Битарову выгодно? — нет, Хадарцеву – тоже, Фадзаеву – тем более… Так кому же? Выгодно славным наследникам шакаленка Табаки, которым без разницы, тигр одолеет льва или наоборот, им всегда — пища!

С десяток раз упомянув имя Махарбека Хадарцева, Юрий Фидаров выдает, сам того не желая, кого пуще всего побаивается. Да чего там Фидаров, когда даже председатель Правительства Таймураз Тускаев все совещание с руководителями предприятий по производству пива проводил на эзоповом языке, а имен самых крупных уклонистов от уплаты налогов (речь — о сотнях миллионах рублей) не назвал вообще. Зато ругаемые властью блогеры и интернет-комментаторы были менее дипломатичны: «Пусть Хадарцев платит налоги, каждый день на новых машинах премиум класса…» («Сослан», Gradus Pro), «Ни слова про ВПБЗ «Дарьял». Интересно, к чему бы это?» («Ким Кимчев», Gradus Pro).

Что касается премьера, он удивил меня в очередной раз: «Принуждать мы никого не можем, но нам важно, чтобы налоги поступали в полном объеме». Почему не можем, Таймураз Русланович? Для чего тогда нужна власть? Разве уплата налогов — это добровольное занятие?

Еще одна очень-очень селективная цитата из Фидарова, которую с большим удовольствием приведу: «Начнем с того, что автор (это, конечно, про меня) ничтоже сумняшеся заявляет, что Фадзаеву предоставляются от новой власти «различные политические преференции». Вопрос: какие политические преференции, то есть преимущества и льготы, предоставляются и предоставлялись Арсену Фадзаеву?».

Прежде чем ответить на этот праздный и политически безграмотный вопрос (Вы еще о смысле жизни спросите!), хочу особо выделить, что термин «преференции» для Юрия Фидарова — как красная тряпка для полубешенного быка. Нещадно его эксплуатирует уже два раза подряд в редакторской колонке «Пульса Осетии». Ну что тут скажешь: знает кошка, чье мясо слопала. Или: на воре шапка горит. Страшно, если вдруг кто-то подумает, что Арсен Сулейманович весь свой оппозиционный пыл разменял на эти вот самые «преференции», то есть — сторговался с Битаровым.

А нужно ли бояться? Политика,  как считает известный российский философ и политолог Татьяна Алексеева, — это процесс взаимоприспособления власти и общества, процесс торга (!) и переговоров, нахождения согласия и компромиссов, когда люди, руководствующиеся разными интересами, в конце концов, приходят к принятию приемлемых для всех решений.

Одним словом, невозможно стать успешным политиком, не будучи, так сказать, «политическим торгашом». И у Арсена Фадзаева, конечно же, хватит ума и политического опыта «выторговывать» для своей партии и поддерживающих ее людей предпочтения, благоприятствования, привилегии, льготы, должности и т.п. Так делают все партийные лидеры во всем мире (кроме тех, кто грезит революциями и прочими формами захвата власти вооруженным путем), не нужно этого отрицать. Мы ведь, Юрий дорогой, тоже не с макаронной фабрики и кое в чем смыслим. Да, афишировать это никто не станет, но факты не перестают быть фактами оттого, что ими пренебрегают. А часы продолжают ходить даже тогда, когда на них не смотрят.

Я говорю, пишу о преференциях именно «новой власти», а Юрий Фидаров в поисках доказательств отсутствия оных совершает экскурс и в 2011 год, и в 2012-й, иллюстрируя, как обижали Фадзаева тогдашние правители.

С приходом Тамерлана Агузарова ситуация изменилась, фракция патриотов получила два комитета, но это, по мнению «тонкого аналитика», «было направлено на внесение раскола в рядах фракции «Патриотов России».

Может быть, Юрий Фидаров на самом деле и неглупый человек, но на поверхности его сумеречного сознания царит совершенно искренняя убежденность в том, что везде одни происки внешних и внутренних врагов.

Получается парадокс: не давали преференции (то бишь комитеты) – было плохо, дали — тоже плохо (оказывается, это делается для раскола).

Кстати, не я первый удивился «невероятным финтам» Арсена Фадзаева, в той же «Версии» («Кто у кого «в кармане»?», 27.02.2017 г.) черным по белу написано, что «…Начинал Фадзаев политическую карьеру когда-то в СПС – таким образом, в ходе своего «дрейфа» он уже успел переместиться с правого фланга на левый».

Разумеется, человек может менять взгляды и убеждения. Например, в молодости думал одно, а повзрослев и приобретя жизненный опыт, стал о том же самом думать иначе. Дрейфует – и пусть дрейфует на здоровье! Так, видать, ему больше нравится. В пикировании в сторону своих вчерашних политических оппонентов нет ничего нового или противоестественного. Политика, как считает Александр Проханов, всеядна. Но очень плохо, если прецедент увековечивает принцип.

«В 2016 же году Арсен Сулейманович как опытный политик, не желающий ввергать республику в пучину раздрая (в стране дикарей что ни выборы – раздрай, раздор, апокалипсис! – З.Дз.), сам снял свою кандидатуру и не стал снова баллотироваться в высшее законодательное собрание страны, несмотря на просьбы тысяч и тысяч жителей Осетии… Политиков, равных Арсену Фадзаеву по опыту предвыборной борьбы, пожалуй, мало найдется не только в Осетии, но и в стране (в мире!!! — З.Дз)…».

Кто о чем, а вшивый о бане. Я — об Агузарове, Юрий Фидаров – о Фадзаеве… Попридержите своего «верного Руслана», Арсен Сулейманович, он дискредитирует Вас поболе любых недоброжелателей. Скажите ему, что так холуйствовать неприлично. Стыдно. Тошнотворно. Тем более сейчас, когда выборы еще не близко. Неужели Вы не видите, что в писанине «укротителя тигров» ваши духоподъемные решения и судьбоносные действия нехудожественно преувеличены, а противостояние со мной не в меру эпично?

Избыток общих, проходных мест, на которых сочинитель расслабился, схалтурил, снижает оценку за технику и общее художественное впечатление. На подступах к середине материала вдруг устаешь, но не от биения мысли, а от нужды пережевывать одну за другой фидаровские сопли… Я бы на вашем месте секвестрировал ему гонорар — для экономии средств и употребления их на другие предвыборные цели.

Вообще, полагаться на людей, которые могут ответить начальнику лишь визгом восторга и радостным повиливанием всего тела (были бы хвосты – виляли бы хвостами) — это большой риск. Я понимаю, что чувство меры — это не их стиль, но заставьте, Арсен Сулейманович, своих стряпчих прекратить крайне комплементарное, близкое к неприличию восхваление великих дел «патриотов», от которого начинает подташнивать. Неужели Вы сами этого не чувствуете?

Предложите им наизусть выучить мои строки, а лучше – пусть повесят их на стенах своих кабинетов: «Нет богов среди Арсенов, нет Арсенов средь богов!» («Черные и белые шары», «Олимп», 2011).

 С думой о сентябре…

          Что такое «хороший тактик»? Это человек, который умеет добиваться краткосрочных побед. А чем эти победы кончаются в стратегическом смысле, хороший тактик, как правило, не задумывается.

В нашей новейшей истории шаг вперед (прямые выборы руководителя республики) чередуется с двумя шагами назад, и робкий прогресс меняется очевидным регрессом. Это говорит о том, что мы тактики, а не стратеги.

С чем, с какой программой идет на сентябрьские выборы Арсен Фадзаев, если там нет конкретных предложений по совершенствованию республиканской политической конструкции механизмами прямой демократии? Барражировать без такой «амуниции» над электоральным полем – это пустая трата времени и ресурсов.

Возврат прямых выборов главы республики – вот что могло бы патриотам существенно добавить голосов. Конечно, это нужно было сделать еще вчера, но до сентября время еще есть, да и политическая ситуация оставляет простор для маневра. И ваша (и наша тоже!) персональная вменяемость определяется именно наличием понимания, что вот эта бурная и совсем не скучная, а очень даже живая деятельность известных людей, любящих Осетию с гораздо  большей силой, чем все остальные, привела к тому, что республика лишилась и прямых выборов главы республики, и смешанной системы парламентских выборов. Идущие на парламентские выборы вне этих идей, вне таких предложений рискуют потушить свою популярность и загнать себя в политическую яму, которую сами же и вырыли.

Всякую систему характеризует не ошибка. Всякую систему характеризует реакция на ошибку. Как ни странно, но именно допущенные ошибки могут стать мощной мотивацией для депутатов действующего парламента, когда он, преодолев свои прошлые заблуждения, может выйти на новый уровень сознания. И поймет, что нельзя больше подсовывать уставшему за 10 лет раздраженному обществу давно изжившие себя представления о том, какой на нынешнем этапе развития Северной Осетии должна быть ее политическая система.

Наши огнепламенные патриоты, несколько раз отработав назад, должны, наконец, продемонстрировать предельную определенность своей позиции, если, конечно, они испытывают хоть какое-то чувство неловкости за кучи наломанных дров.

Настало время сформулировать четкую политическую программу, а не тиражировать какие-то затейливые сказки Юрия Фидарова. Определить точное свое местоположение в политической системе республики, отдавая себе отчет в том, что линии водораздела между «Единой Россией» и «Патриотами России» как никогда подвижны, условны.

Помните известную фразу из «Белого солнца пустыни»: «Гюльчатай, открой личико!»? Это когда матерый убийца прятался за паранджой убитой девушки, а Петруха, который хотел на ней жениться, все просил, чтобы она показала личико. А когда паранджа была, наконец, снята, то там оказалось совсем другое лицо.

И если результаты выборов в сентябре будут не такими, какие ожидает Арсен Фадзаев, то спрос за это будет с Юрия Фидарова, совсем запутавшего своими аттракционами перевертывания и трюками с одеванием паранджи избирателя, который уже не может отличить едросса от патриота.

Фидаров призывает рассуждать здраво: «если в одном округе в Осетии будут баллотироваться доктор наук, писатель, Герой России, учительница, генерал и, к примеру, базарный лоточник при деньгах, кто выиграет выборы? Ответ очевиден!».

Но в то же время, — утверждает Юрий Фидаров, — ни один адекватный лидер партии не откажется включить в свой список нормального, адекватного, грамотного «одномандатника».

Вопрос в другом: а захочет ли этот достойный человек в партию?

Идея может быть благородной в теории (или в изложении партийных пропагандистов), но разрушительной на практике. Поэтому соизмерять ее нужно не с партийными или личными выгодами, а с ценностной азбукой своего народа.

Вредоносность смешанной системы — это придуманный Виталием Чельдиевым и Юрием Фидаровым миф, то есть священное предание, которое запрещено «расковыривать» рациональным образом. А ведь Виталий и Юрий не первый день в политике. И они не хуже меня знают, сколь важно для политика реальное знание жизни людей, умение уловить и выразить настроения и надежды народной массы. Ну, где же вы, многоуважаемый Виталий Анатольевич с подпевающим вам Юрием Астемировичем обнаружили в Осетии массы, которые против прямых выборов главы и против смешанной системы?

Один из интернет-пользователей, Владимир Магкаев, поддержав решение Вячеслава Битарова выйти на прямой диалог с митинговавшими 5 марта против петиции о переименовании Ингушетии в Аланию, сделал очень важную оговорку: «А что касаемо кадрового выбора в исполнительные органы республиканской власти, считаю это отдельной темой. Но, тем не менее, скажу что думаю: настала пора перемен…»(Vladimir Magkaev).

Слова «настала пора перемен» — это суть любой предвыборной программы. Это в духе покойного Тамерлана Агузарова, который оказался на вершине Северо-Осетинской властной пирамиды именно по той причине, что Осетии понадобились люди, готовые изменять ее в лучшую строну, а не те, что оставят все, как прежде.

Однако это не единственный вопрос, который возникает. И не главный. Самый важный из них, «касаемо кадрового выбора в исполнительные органы республиканской власти», звучит в интернет-комментарии того же Владимира Магкаева.

Думаю, что Вячеславу Битарову нужно внести серьезные изменения в свой командный состав, особенно на ключевые должности. Речь даже не идет о конкретных личностях, а об общем векторе. Чтобы никому, даже случайно, не приходила в голову мысль: «госструктуры на службе у бизнеса».

         И нужно вплотную заняться политикой. В прямом смысле этого слова. Политика нужна для того, чтобы периодически возникающие или повторяющиеся раздражители не притупили понимание имеющихся у нации перспектив, не приглушили ее стремление к новому, передовому, прогрессивному.

Политика – эта такая сильная вещь, что она заставит вплотную собой заниматься даже тех, кто еще недавно во всю мощь голосовых связок декларировал свою отдаленность от нее. И такое уже происходит. Особенно на фоне, как я уже писал, интенсивных, хорошо спонсируемых и рождаемых в недрах спецслужб наших «евродрузей» проектов по аланизации некоторых частей Северного Кавказа.

В сегодняшней Северной Осетии политики нет, она — для неудачников, а для удачливых людей существует власть. А ведь еще недавно у нас были политики, да и сейчас, с учетом крайне сложных процессов, они нарождаются на глазах.

О чем договорились и еще договорятся партлидеры и властей предержащие, и куда сдвинется вся политическая картинка ближе к сентябрю – невозможно предвосхитить с ювелирной точностью. Но расклад политических сил, потенциал игроков, опыт публичной и подковерной борьбы, связи с федеральным центром и другие слагаемые предвещают немало сюрпризов. В том числе неприятных.

 Митинг во Владикавказе – что это было?

          Одна часть североосетинского общества посчитала, что акцию спровоцировала петиция ингуша Алихана Цароева в соцсетях о переименовании Ингушетии в Аланию. Профессор СОГУ Тамерлан Камболов даже призвал своих друзей по Фейсбуку спокойно воспринимать очередную соседскую «несуразицу вокруг аланской тематики», которая, дескать, нам ничем не угрожает.

В социальных сетях участники обсуждений с иронией и не без удовлетворения отметили, что «авторы петиции сделали за бесплатно больше, чем мы за несколько лет — подняли у осетин «аланский дух», сплотили народ, побудили людей отстаивать свои права, вынудили власть выслушивать свой народ, заполнили Интернет новыми материалами о том, что осетины — потомки алан… Пока есть такие люди — мы не забудем, кто мы такие есть», — написал пользователь Георгий Дарчиев на странице паблика «Магас Дедяков» в Facebook.

Другая группа политологов и аналитиков сошлась на том, что «ингушскую сторону в организации провокаций никто не подозревает» и митинг имеет исключительно «внутриосетинскую» природу. Вполне вероятно, что это «оппоненты Битарова, которые хотят дестабилизировать обстановку перед выборами в парламент в сентябре этого года». По мнению политолога Руслана Тотрова, скорее всего, республиканская власть склоняется именно к этой версии, что просматривается из ее чересчур нервных заявлений.

Ничего, так сказать, неожиданного. Как говорит упомянутый выше Александр Проханов, «политика такова, что она воспользуется любым казусом, произошедшим ли в культуре, в религиозной сфере или в мире стихийных бедствий и природы». И поэтому в статье «Заветы Агузарова» я прямо заявил, и даже отдельный подзаголовок отвел под эту проблему: «Партия реванша» существует, она никуда не делась». И было бы алогично, если бы оппоненты Вячеслава Битарова не попытались извлечь из текущей ситуации политические дивиденды. Это и ожидаемо, и объяснимо.

А неожиданно и тягостно-удручающе лично для меня прозвучало заявление профессора СОИГСИ Юлии Усовой, которая полагает, что за акцией (митингом во Владикавказе, а не за воззванием Алихана Цороева) стоят организованные деструктивные силы, цель которых «не только обострить отношения между Ингушетией и Осетией, но и дестабилизировать ситуацию во всем СКФО».

В общем, опять, как повелось, виноваты мы сами. Так было и в 1981-м, и в 1992-м, и в 2004-м. Самое время вспомнить постбесланские откровения Александра Дзасохова: «Я понимал, что нельзя в этой трагической обстановке, когда кругом царит скорбь, допустить, чтобы по чьей-то наивности или из-за отчаяния ответственность за случившееся была загнана вовнутрь республики. Неоднократно на встречах с общественностью, с прессой я подчеркивал, что Осетия не является источником терроризма. Что беда пришла к нам извне, и если переводить ответственность на людей в самой республике, это оставит безнаказанными тех, кто готовил и совершал страшное преступление. Не уверен, что мне удалось всех убедить. Но и расследование в результате оказалось половинчатым, не всесторонним».

К сожалению, далеко не всеми были услышано это тревожное предостережение. И сегодня мы опять рискуем наступить на те же грабли: мы – провокаторы, а они – агнцы.

У меня, скажу как на духу, наверняка тоже есть претензии к нашим предкам аланам: крошечное жизненное пространство в 12 тыс.кв.км., половина которого – горы, – вот все, что из обширного материального ареала обитания оставили они нам, двум Осетиям. Ни тебе пирамид Хеопса, ни Китайских стен, ни Висячих садов Семирамиды… Скакали они с «огнем и мечом» по всему миру, в то время как оседлые народы строили великие города и неприступные крепости, создавали письменность, летописи…

Но негоже мыслить историю в категориях: хорошая, плохая. История любого народа — это не вестерн и не лубок. Это достояние, это крест и благословение. И за отказ от нее, от своих предков рано или поздно придется держать ответ перед потомками.

Странное дело, чеченцы от своих предков не отказываются, но зачем и для чего это делают ингуши, чьи предки известны под названиями кавкасионы, дзурдзуки, глигвы, кисты — не понятно.

Инициатором нынешнего этапа аланизации ингушей, как пишет интернет-пользователь Тамаз Качмазов, является не какой-то блогер или просто человек с улицы, а сам глава этой республики.

Юнус-Бека Евкурова по-человечески можно понять: когда по лесам бегает еще немалое количество террористов, а база их поддержки в народе еще достаточно высока, то нужно объединить людей чем-то высоким, патриотичным, отвлечь массы переписыванием своей истории, поиском новых предков, возведением в их честь монументов и т.д.

Однако нужно ясно понимать, что за петициями Алихана Цороева, видео-обращениями «Руслана Сафарбековича», и др. провокационными материалами и действиями — все те же завуалированные территориальные притязания, на которые нужен адекватный аргументированный ответ.

Тем более, что ограничиваться сбором подписей они не собираются. Автор петиции о переименовании Ингушетии в Аланию уже обратился к президенту РФ и к главам субъектов с просьбой поддержать его и «дать рекомендации главам республик о необходимости проведения съезда представителей народов для выработки единой концепции о современных представлениях алан, их культурного и исторического наследия» (kavpolit.comblogs/ithink/32742/)

Мощную моральную поддержку Цороеву Алихану Уматгиреевичу оказывает Евкуров Юнус-Бек Баматгиреевич, который говорит (на встрече с представителями молодежных и общественных организаций), мол, ингуши знают, что они являются потомками алан. Вот не знали еще четверть века назад, а потом вдруг узнали. В науке такое часто случается: не знали, допустим, что Земля круглая, а Галилео Галилей теоретически доказал, что это действительно так, и за это его чуть было не сожгли на костре (как его предшественника Джордано Бруно, который тоже утверждал, что Земля круглая и вращается вокруг Солнца).

Но четверть века – это всего лишь срок для полной смены одного поколения другим. А знания о предках формируются веками. Но у некоторой части ингушей они сформировались в кратчайшие по историческим меркам сроки.

Наблюдая за тем, как неблагодарные дети запутались в поисках новых отцов, не могу удержаться от соблазна обобщить и задать им несколько вопросов, которые крутятся в головах наших сограждан по СКФО:

— Если все перечисленные народы Северного Кавказа являются потомками алан, то почему бы не укрупнить весь регион и не назвать его Аланией? Создав очередную историческую общность (с «советским народом» не очень-то получилось), новую историю и культуру.

— Какова конечная (истинная, а не декларируемая!) цель всех этих акций, и принесут ли они мир и дружбу между осетинами и ингушами (пока они явно имеют обратную реакцию стороны осетин)?

— Кем были ингуши до того, как стали аланами? Почему сегодня аланом быть круче, чем ингушом? Какие это дает преимущества? Может,  существует какой-нибудь уникальный ген доблести, совести и чести, который был только у алан?..

Я не знаю, какой процент населения Ингушетии сейчас реально озабочен поиском великих предков, в какой мере умы нации поразила эта идея, но зато точно знаю, что перед каждыми выборами Президента России кто-то на Кавказе начинает мутить воду. Думаю, что наши спецслужбы разберутся, кто за всем этим стоит. Выяснят, насколько верна информация, что в данном случае — это происки британской разведки. Дескать, есть у них там спецотдел по межнациональным конфликтам, который разрабатывает такие вещи, а потом проводит их в жизнь через ингушских мигрантов, которых за границей немало.

В любом случае, нужно иметь в виду, что «аланивание», как и любое оболванивание – это не такое безобидное занятие, как может показаться стороннему наблюдателю. Оно – где исподволь, где напрямую — посягает на истоки и культурные коды соседних народов, задевает их национальное самосознание, посягает на национальную самоидентичность, высаживает семена недоверия и враждебности. Такие идеологические «мины» опаснее боевых зарядов – не сегодня, так завтра они начнут взрываться межнациональными конфликтами. Пренебрегать такой опасностью, терять бдительность – ни в коем разе нельзя. Посмотрели бы, скажем, на реакцию ингушей, если бы на территории Осетии появились какие-нибудь «Вайнахские ворота». Или какая-нибудь местность вдруг стала бы называться «Дзурдзукией» — по имени легендарных предков вайнахов-ингушей.

Но поскольку «аланизация» — это официальная идеология ингушских властей (см. «Историю Ингушетии» с предисловием Юнус-Бека Евкурова, «Аланские ворота» в пригороде Магаса, содержимое «Зала Славы ингушского народа», интервью главы РИ программе «Легенды армии» на телеканале «Звезда» и т.п.), то и опровергать ее нужно идеологией, просветительской работой, а не митингами и демонстрациями.

Абсолютно прав министр РСО — Алания по делам национальностей Аслан Цуциев: «Мы должны, например, поставить памятник Ос-Багатару (последний царь Аланского государства), мы должны поставить таблички на тех памятниках археологии, остатках фортификационных сооружений, о том, что это средневековые аланские крепости, а также создать серьезный научный центр по алановедению. Вот чем надо отвечать».

Пусть наши патриотические бизнесмены (не будем их перечислять поименно) построят, вернее, реконструируют настоящие Аланские ворота в Дарьяльском ущелье. А еще важнее, как я уже писал в предыдущем своем материале, начинать нужно с осетинского языка, поскольку согласно фундаментальным исследованиям отечественных и европейских ученых, именно осетины являются носителями языка, культуры и традиций древнего народа.

«Алано-осетинский» («осетино-аланский») – такие толковые словари,  по аналогии с «Историко-этимологическим словарем осетинского языка», выдающимся трудом великого Васо Абаева,  но показывающие в более доступном для широкого читателя формате корни современного языка осетин, должны в скором будущем появиться на наших книжных полках, на их презентации нужно приглашать ведущих алановедов Европы и мира, провести симпозиумы, различные конкурсы с реальными поощрениями и другие мероприятия по теме. Почему бы, скажем, Комитету РСО — Алания по туризму не разработать экскурсионные «Маршруты алан», «Дорогами алан» — и по Осетии, и по Европе?

Одним словом, такими вопросами, как «Кто такие аланы, какое они к нам, осетинам, имеют отношение, и как нам быть с новоявленными кровными родственниками на Северном Кавказе?» – должны вплотную заниматься не охочие до митингов пассионарные силы, а Глава, Правительство и Парламент Северной Осетии. Наши ведущие ученые – историки, этнографы, лингвисты, антропологи, специалисты по историческому языкознанию, палеогенетике и т.д. Наши достопочтенные мужи в «Стыр Ныхасе», которых по обсуждаемой проблематике вообще не слышно.

Позиция людей, отстаивающих традиционные ценности — достойна уважения и поддержки. Но сколь бы они не были, эти ребята, «прекрасными и патриотично настроенными», как назвал их Вячеслав Битаров, они должны соблюдать законы о собраниях, митингах и демонстрациях. И не сбиваться в кучку по поводу каждого вброса или слива в СМИ или социальных сетях.

Видя, что проблема актуализируется, а градус общественного реагирования на опусы соседей повышается, я уделил этой теме внимание в статье «Заветы Агузарова», где привел слова Тамерлана Кимовича («Свободный взгляд», 31 декабря 2015 г.), показывающие, с какой глубиной знания предмета, с каким достоинством, сарказмом и иронией он отреагировал на появление «Аланских ворот» у въезда в Магас. Позволю себе повторить небольшой фрагмент из этого интервью еще раз: «Никто не отрицает, что в состав объединений алан на разных территориях и в разные времена, прежде всего, в период создания государства, входили представители разных этносов, но утверждать, что в итоге они становились этническими аланами – значит вступать в непреодолимое противоречие с исторической наукой».

А в целом комментарий оказался настолько отрезвляющим, ледниково-холодным, настолько убедительным, что по другую сторону админграницы почти на целый год прикусили языки. А потом, в ноябре 2016 г., рты снова прорезались в пресловутой передаче на телеканале «Звезда». На какое-то время страсти улеглись, и вот очередной всплеск эмоций – сбор подписей за переименование Ингушетии в Аланию и последовавший за этой интернет-акцией многосотенный митинг в центре Владикавказа. Митинг, до сути которого пытаются докопаться и чиновники, и общественные активисты, и правоохранительные органы.

Мнения (выше я попытался их разбить на три группы) звучат подчас взаимоисключающие, но общим местом в этой разноголосице является тот факт, что и первые, и вторые, и третьи интерпретаторы убеждены в правильности поведения Главы республики – «действовал достойно: вышел к людям, объяснил ситуацию, успокоил и закрыл тему».

А где в это время был кумир (пишу без кавычек!) осетинской молодежи Арсен Фадзаев, почему не стоял рядом с Вячеславом Битаровым? История, да и сам баснописец Юрий Фидаров об этом почему-то умалчивают.

Не только льстец, но еще и доносчик

          Зато он взыскует с детской наивностью: «Что же так не нравится в нынешнем поведении «Патриотов России»?

Вопрос риторический. В нем есть и ответ: «Кому-то (уж не в мою ли сторону булыжник? — Авт.) хочется руками «патриотов» бороться с новой властью. На чужом, мягко выражаясь, горбу въехать в рай».

Не знаю, как другие, но лично я ни в какой рай въехать не мечтаю – ни на чужом горбу, ни на своем.

Я, как и Лермонтовский Мцыри, предпочитаю земные ценности:

                   «Увы! — за несколько минут

                                      Между крутых и темных скал,

                                      Где я в ребячестве играл,

                                      Я б рай и вечность променял…».

Но угадывать за меня мои желания — это было бы еще полбеды. Настоящая, полноформатная беда – вот она: «Кому-то очень хочется вбить клин между главой республики и лидером «патриотов». Ну никак не хотят видеть такое сосуществование этих двух политиков…».

Венец мечты изощренного интригана — доказать боссу, что все вокруг тайно лелеют лихие умыслы и что положиться можно только на него.

Вот это, Юрий Астемирович, уж точно похоже на истеричный донос. Чтобы угнездить меня в положение врагов нынешней власти, вы с азартом бывалого стукача–провокатора занимаетесь стравливанием. Дескать, льет воду на мельницу тех гнустных сил, которые хотят парламентских выборов по смешанной системе.

Сколько грубых подтасовок, способных отпугнуть даже самых стойких читателей «Пульса Осетии»! И на таких вот уровнях передергов Юрий Фидаров смастачил всю свою реплику, нагородив в ней много разной мстительной лжи. Чего стоит одна лишь его аксиома о том, что «святые не пребывают в должности прокуроров и судей…», которой он бросает еще один камень в Агузарова, зная, что тот был и прокурором, и судьей!

Давайте примем на секундочку расхожий тезис, что «святость» (нравственность, скромность, мораль…) присуща только определенным категориям людей и имеет не человеческое (личностное) измерение, а сугубо профессиональное. Вам не кажется, что автора этой теории срочно нужно укладывать на кушетку психиатра?

А теперь еще одна  выдержка, с аналогичным эмоциональным знаком: «…Воздавая должное Агузарову, автор то и дело принижает достоинства не только тех, кто с ним рядом работал, но опускает до уровня плинтуса все «простонародье» Осетии: «С уходом Тамерлана Агузарова в Осетии — с ее нынешним интеллектуальным оскудением и социально-экономической деградацией — эта утрата особенно заметна: стало меньше ума и масштаба…». То есть, по логике автора получается, что после ухода Агузарова в Осетии остались одни недоумки мелкого пошиба?».

Это каким же надо быть шулером, чтобы так искажать смысл написанного! Я не пишу, Юрий Астемирович, что «после ухода Агузарова в Осетии остались одни недоумки мелкого пошиба». Я пишу, что «С уходом Тамерлана Агузарова в Осетии «стало меньше ума и масштаба».

«Стало меньше» — не равнозначно «остались одни недоумки». Зачем же так придуриваться? Вот привяжут вас к позорному столбу, — и столб сгорит от стыда!

Говорят, пока европейцы не доехали до Австралии, они были уверены, что лебеди бывают только белые. Пока руководителем Северной Осетии не стал Тамерлан Агузаров, многие жители республики были убеждены, что шансы выкарабкаться из десятилетнего исторического безвременья практически равны нулю. Но он дал надежду на «свет в конце тоннеля». Вселил уверенность в своих земляков, разбудил их сознание — это огромный национальный подвиг.

Так подчас случается, что некий персонаж, еще недавно отнюдь не претендующий на главные, ключевые роли, становится символом общественно-политических процессов, влияющих на судьбу целого народа.

Тамерлан Агузаров был патриотом, но патриотом, который абсолютно выбивался из рядов патриотического бомонда, занятого больше самолюбованием, чем полезными для общества делами.

Он был бойцом. Бойцом за идею. Это была не рисовка, не поза, а принципиальная позиция. И уже за одно это он достоин высокой оценки даже со стороны врагов.

Таких людей история воспроизводит с большим трудом. Особенно в наши дни. В каком-то смысле, Тамерлан Кимович — замыкающий. Поэтому я и написал, что уход его – это огромная утрата. Там, где он стоял, образовалась зияющая пустота.

Нет, его мир не ушел, остаются люди, которые, вне зависимости от лепетаний Юрия Фидарова и иже с ним, помнят и любят его. Стараются продолжить начатое им дело. И вся Осетия желает им успеха.

Эффект бумеранга

          В статье «Заветы Агузарова» я назвал лидера патриотов «яркой, сильной, харизматичной, сама себя сделавшей личностью, многие годы влияющей на общественно-политические процессы в республике». И это на самом деле так: все «патриотические бусинки» (фидаровы и пр. мнимые величины) держатся на одной, достаточно прочной нитке, имя которой – Арсен Фадзаев.

И он, Арсен Сулейманович, действительно – нормальный, земной, простой, доступный человек, чьи недостатки являются продолжением его достоинств. Но святого из него делать контрпродуктивно, не рационально – отдалится от народа, потеряет с ним живую (а не через свиту) связь. И краеугольный тезис «предпочитал всегда находиться в той лодке, в которой был народ» лишится смысловой нагрузки.

В своей, разгневавшей Юрия Фидарова, статье я «патриотам» уделил гораздо меньше внимания, чем их представитель моей скромной персоне в ответном послании. Такое впечатление, что других, более важных дел у них нет и не предвидится. Но, как говорится, — еще не вечер!

Мое суждение о пользе, которую Фидаров приносит в качестве депутата парламента и пиарщика партии патриотов более сдержанное, чем об этом думает Арсен Фадзаев. Но сдается мне, что на этот раз похвалы от своего шефа Юрий Астемирович не дождется. Не оценит Арсен Сулейманович его бросок на амбразуру. Хотя бы потому, что последний, взявшись сочинять газетную передовицу «О заветах и наветах», пренебрег рекомендацией своего шефа «не переходить на личности», а появление моей статьи обусловлено именно этим обстоятельством.

Поможет ли фидаровская публикация патриотам? Не поможет! Потому что она казусна, а казус заключается в том, что Юрий Астемирович выбирает врагов с недостаточным тщанием. Как журналист журналиста я хорошо понимаю его расчет на то, что моя обязательная реакция на его заморочки подхлестнет интерес к нему, как автору, и к газете. И я очень надеюсь, что творческое плодоношение моего оппонента продолжится, и это позволит мне более объемно и предметно высказаться о деятельности «депутатов»,  из чьих политико-душевных фибров тревога за простого мужика бьет ключом. Особенно в предвыборный период. Так и хочется копнуть поглубже, выложить портреты некоторых «патриотов» с резким сатирическим заострением. Включая тех, кто мимикрировал под «едроссов», чтобы забрать у последних электорат.

Есть у украинцев замечательный анекдот: «Якась гадина забросила в огород бабе Оляне бумеранг — она измучилась его выкидывать!».

Периодически кто-то забрасывает «бумеранг» и в мой огород, в надежде на то, что, подустав, перестану обращать на него внимание и выкидывать обратно.

Ох, как измучается Юрий Фидаров выкидывать бумеранг, им же самим запущенный, который будет утяжелен всем тем, о чем в рамках одной статьи, даже большой, не расскажешь.

Заурбек Дзарахохов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *