Ларион Нагель – основатель Владикавказа

У всех городов, чьи граждане уважают свое прошлое, имеются отцы-основатели: реальные, или – для более древних времен – легендарные. Их помнят, почитают, пишут их биографии, им ставят памятники. Как обстоит дело с этим у нашего города со славным именем – Владикавказ? Кого считать основателем?

Владикавказ – город, по историческим меркам молодой, ему идёт 232-й год, считая от первого основания в 1784 году как русской крепости. И тем не менее, хотя событие относительно хорошо задокументировано, путаницы здесь немало. В публикациях встречаются от трех до пяти претендентов на звание основателя. Перечислим их, одновременно взвесив шансы.

1) Екатерина II, императрица всероссийская (годы правления 1762–1796). Никогда не была на Кавказе, но статус обязывает считаться с ней. О крепости «при входе в горы Кавказские» она, конечно, знала, но с какого времени? В Википедии (свободная Интернет-энциклопедия) встречается голословное утверждение, что название Владикавказ дала именно она. Действительно, по её указу от 9 мая 1785 года в крепости была выстроена первая православная церковь. Однако указ вышел год спустя после закладки крепостных стен. Согласовывался ли с ней проект постройки крепости – неясно. Утверждение Залины Кануковой, автора монографии «Старый Владикавказ», будто «российское правительство решило построить крепость в преддверии Дарьяльского ущелья, что было подтверждено Указом Екатерины II», не снабжено ссылкой на какие-либо источники. Что касается обычая приписывать основание городов царствующему монарху, то с подобной практикой мы встречаемся часто: так, в справочниках можно прочитать, что Екатеринода́р (с 1920 г. – Краснода́р) был основан в 1792 г. Екатериной II, хотя её роль единственно заключалась в издании жалованной грамоты о наделении Черноморского войска землями, на которых и был построен «войсковой град», позднее город Екатеринодар.

2) Па́вел Серге́евич Потёмкин (17431796). Командующий русской армией на Северном Кавказе в чине генерал-поручика, в 1784 г. генерал-губернатор Саратовского наместничества, куда входили северокавказские земли. Лично обследовал место под будущую крепость и отдал предписание о её постройке. Известен его рапорт командующему войсками на Юге России Григорию Потемкину, знаменитому екатерининскому фавориту. Ввиду важности документа, процитируем его полностью.

Рапорт №117 генерал-поручика П. С. Потемкина генерал-фельдмаршалу князю Г. А. Потемкину о закладке крепости Владикавказ

25 апреля 1784 года

Его светлости

Высокоповелительному господину Генерал-фельдмаршалу военной коллегии Президенту командующему войсками в Крыму и южных губерниях расположенными и флотами на Черном и Каспийском морях и кавалеру князю Григорию Александровичу Потемкину.

Отряженные войска к горам выступили из Екатеринограда сего месяца 24 дня. При входе гор предписал я основать крепость на назначенном по обозрению моему месте под именем Владикавказ, а как скоро отъедут французские путешественники, немедленно отправляюсь я на Кубань для назначения мест к укреплению до дистанций Господина Генерал-поручика и кавалера Леонтьева.

Генерал-Поручик Потемкин

3) Ларион (Илларион) Тимофеевич Нагель (нем. Ludwig von Nagel, 17381808). В 1784 г. – полковник, в последующем правитель Иркутского наместничества (1791–1797), лифляндский и эстляндский генерал-губернатор (1798–1800).

Потемкин вынес решение. Но сказать – не значит сделать. Непосредственно постройкой руководил другой человек. У дореволюционного военного историка В.А.Потто командиром отряда, строившего крепость, назван полковник Нагель, которого также считают основателем Владикавказской крепости. Цитата из книги В.А. Потто «Два века Терского казачества (1577-1801 гг.)» (Т. II. Владикавказ, 1912, стр. 146–147):

«29 апреля Селенгинский пехотный полк и два егерских батальона с артиллерией, под общим начальством полковника Нагеля выступили из Моздока к Григориополисскому редуту. К нему присоединились еще 70 Гребенских и 70 Семейных казаков, находившихся в Моздоке для содержания форпостов. Казаки пошли в авангарде и держали боковые цепи, дабы оградить отряд от возможного нападения со стороны Чечни или кабардинцев. Кругом царило, однако, полное спокойствие, и отряд, дойдя до осетинского селения Зауров, остановился у входа в Кавказские теснины. Здесь, 6 мая 1784 года, после торжественного молебствия с водоосвящением, при громе русских пушек заложено четвертое, последнее укрепление, названное Владикавказом, в знак нашего владычества над Кавказскими горами. Крепость сравнительно была большая, вооруженная 12 орудиями, и по повелению императрицы Екатерины II в ней воздвигнута первая православная церковь».

Екатерина II, Павел Потемкин, Ларион Нагель – реальные исторические личности. Но к ним примешиваются мифические персонажи, под стать тыняновскому «подпоручику Киже», существовавшие лишь на бумаге, которая, как известно, всё терпит.

4) Генерал-аншеф Толмачев.

Этот стопроцентно фейковый, как сейчас говорят, персонаж фигурирует во многих серьезных на вид работах. Беру новейшие, последних десяти лет, издания. В «Истории Осетии с древнейших времен до конца ХVIII века» (Т.1. Владикавказ, 2012), выпущенной СОИГСИ под редакцией его директора Залины Кануковой, доктор исторических наук Феликс Гутнов пишет:

«10 марта 1784 года отряд под командованием генерал-аншефа Толмачева в составе трех батальонов пехоты, 601 казака и 8 орудий переправился на правый берег Тере­ка […].  12 марта, по распоряжению генерала Толмачева, было заложено укрепление, названное Владикавказом» (стр. 489).

Ту же версию с Толмачевым мы находим в выдержавшей три издания (2001, 2002, 2008 годы) монографии З.В. Кануковой «Старый Владикавказ», под редакцией доктора исторических наук M.M. Блиева. То же в книге «Владикавказ. Южный форпост России, 1784–2014» (Владикавказ, 2014, стр. 12), инициатор издания Казбек Таутиев, научный редактор З.В. Канукова, авторы соответствующего раздела: доктор исторических наук из Краснодара Е.С. Шавлохова и владикавказский краевед Феликс Киреев. Во всех случаях за рассказом об основании Владикавказа генералом Толмачевым следует описание такого же деяния полковника Нагеля со ссылкой на процитированный выше текст В.А. Потто. Получается, что Владикавказ в 1784 году был основан дважды: 12 марта и 6 мая. При этом наши авторы не делают никаких попыток как-то согласовать противоречия. Даже вопросов не возникает, а они напрашиваются. Ведь в данном случае мы имеем дело с очевидным проколом.

«Генерал-аншеф Толмачев» – чистой воды выдумка. Такого генерала, с таким чином, не существовало ни на Кавказе, ни во всей русской армии, ни при Екатерине, ни при каком другом монархе. В любом биографическом словаре, доступном в век Интернета каждому школьнику, можно было за считанные минуты навести справку. Не навели. Не обратили внимание на режущее глаз несоответствие тогдашней служебной иерархии. Генерал-аншеф – птица высокого полета, по статусу главнокомандующий или «полный генерал», рангом ниже только фельдмаршала, и на ступеньку выше звания генерал-поручика, которым обладал командующий кавказскими войсками Павел Потемкин. Не мог генерал-аншеф исполнять предписания генерал-поручика. И в датах неувязка: получается, что экспедиция Толмачева состоялась за полтора месяца (10–12 марта) до вынесения Потемкиным распоряжения об основании крепости (24 апреля). Как можно было пройти мимо всех этих нестыковок?

Перед нами показательный пример коллективного непрофессионализма (он касается не только перечисленных авторов). Не проверять свидетельства источника – большой грех для историка: этому учат с первых шагов обучения в университете (если не учат – это уже не университет). Ошибки, конечно же, бывают и у специалистов. Для их предупреждения или исправления используется такая мера, как обсуждение спорных вопросов с максимальным вовлечением научной общественности. Увы, вкус к содержательным дискуссиям в республике утрачен, любая серьезная критика воспринимается в штыки, что и приводит к подобным ляпам.

Что касается самого «фейка». Откуда берет начало ложный след? Первоисточник сведений о постройке крепости «генерал-аншефом Толмачевым» ­– статья «Начало Владикавказа» в «Терских ведомостях» (1911. №71. 31 марта) за подписью «Бывалый» (псевдоним местного публициста К.А. Каменского).

«10 марта 1784 года отряд в составе 3-х батальонов пехоты, 6 сотен казаков и 8 орудий переправился на правый берег Тере­ка и стал бивуаком возле опушки рощи Заур при селении ингушей того же названия. 11-го марта отряду была назначена дневка. В этот день к нему явились депутации из соседних се­лений ингушей: Заур, Тоти и Темурки. Начальник отряда гене­рал-аншеф Толмачев 2-й был приглашен вечером в гости в ста­ринный галуан (башня) рода Гудантовых. Здесь с высоты галуана, он со штабом обозрел окрестность и выбрал место буду­щего укрепления. На другой день, в день памяти святого Си­меона, было заложено укрепление и названо Владикавказ, со­стоялся парад войск и произведен по тогдашнему уставу при заложении фортеции салют в 21 выстрел. Невиданное торже­ство привлекло массу туземцев и всем им был предложен скромный обед…
С другого же дня, 13-го марта, начались работы по возведе­нию земляного укрепления, которые продолжались до полови­ны апреля, когда оно было совершенно готово».

Ссылок на источники в статье нет, но сам контекст указывает на то, что автор пользовался какой-то информацией ингушского происхождения, сомнительной уже в силу значительной временной дистанции, отделяющей публикацию от события. Упоминаются: депутация к Толмачеву старейшин «трех соседних селений ингушей», галуан (башня) рода Гудантовых, с высоты которой генерал якобы выбирал место для укрепления. Историческими (и археологическими) свидетельствами о существовании сразу нескольких ингушских поселений в пределах будущего Владикавказа мы не располагаем, они возникли позже, не раньше 19-го века. Рапорт Павла Потемкина (реальный исторический документ) своему высокопоставленному родственнику от 25 апреля 1784 года не оставляет сомнения в том, что место для крепости было предварительно обследовано и выбрано именно им, и никем другим. Версию об основании крепости «генералом Толмачевым» близ «трех ингушских селений» (осетинские историки, цитирующие текст, по понятной, но не уважительной причине, опускают этот момент, свидетельствующий о существовании ингушской темы в медийном пространстве дореволюционного Владикавказа) следует признать недостоверной и сдать в архив.

5) Дзауг Бугулов.

Пока историки в своих кабинетах разбирались с «русским» следом, осетинская общественность нашла своего кандидата. Паче всякого чаяния, на сегодняшний день «гонку» за право считаться основателем города выиграл персонаж, не имеющий вообще никакого отношения к основанию крепости. Это Дзауг Бугулов, фольклорный герой, согласно позднему преданию бежавший от кровной мести к ингушам, где он и основал аул Дзауджикау. Другое название аула – Заур или Заурово, он известен с середины 18-го века и просуществовавший до 1830-х годов. Именно Дзауг Бугулов удостоился памятника на пл. Штыба, перед импровизированной крепостью, символизирующей «русский форпост Владикавказ». Памятник 3 октября 2007 года торжественно открыли первые лица города и обоих республик (Казбек Пагиев, Таймураз Мамсуров, Эдуард Кокойты) для того, чтобы, как сказал тогдашний мэр Казбек Пагиев, «восстановить историческую справедливость, восславив основателя поселения», на месте которого, как некоторые считают, и был основан Владикавказ. Камень с надписью из дневника Штедера 1781 года: «это самая первая осетинская деревня», отсылает нас к Заурово, о чем пишут и Потто и «Бывалый». Заурово имело смешанное осетино-ингушское население, почему в разных источниках его называют то осетинским, то ингушским аулом. Но Заурово находилось в 4-х верстах к югу от крепости, далековато для того, чтобы быть ориентиром: Потто и другие явно ошибаются. Документы свидетельствуют об обратном: не крепость строили «близ осетинского аула», а осетинский аул (Ирикау, который некоторые также считают аулом Дзауга – Дзауджикау) вырос практически сразу по основании и под защитой крепости, и был немедленно покинут осетинами после её эвакуации в 1788 году. Никакого значения в деле выбора места для крепости Заурово не имело. Но, вот поди ж ты: стоит памятник «основателю», и люди, не склонные вдаваться в детали, всерьёз полагают, что Владикавказ вырос из осетинского села. А историки по разным причинам не спешат рассеивать это заблуждение.

***

Что в итоге? Отсекая двух недостоверных претендентов, кого из трех реально существовавших исторических деятелей можно назвать основателем Владикавказа? Екатерина отпадает, поскольку нет доказательств какого-либо её участия на стадии вынесения решения об основании крепости. Приказ об этом издал Павел Потемкин. Но слово должно венчаться делом, древние знали это, когда говорили: finis coronat opus. Исполнил приказ полковник Нагель. Ему и принадлежит почетное право на памятник в исторической части города с короткой надписью: «Основателю Владикавказа».

Сергей Перевалов,

кандидат исторических наук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *