Тамерлан Агузаров: «Хочу видеть всех своих земляков радостными и благополучными в новом 2016 году!»

В журналистике есть неписаное, а может и писаное, правило: если не знаешь с чего начать, начни с того, что знаешь. А «что знаешь» — это, конечно, Новый год. Про него все знают. Тем более, когда он так близок. И первый вопрос Главе Северной Осетии Тамерлану Агузарову на ту же тему: «С чем наша республика вступает в Новый год?».

— Вопрос весьма объемный… Но поскольку он задан, постараюсь вычленить из всех возможных вариантов ответа следующий: с ощущением позитивных перемен и надеждой на их продолжение. Это не попытка выдать воображаемое за искомое, а доминирующее в республике настроение.
Важно, что в Новый год мы вступаем с утвержденным бюджетом. Во втором чтении депутатский корпус пошел навстречу правительству и снял поправки под обещание вернуться к ним по мере поступления дополнительных доходов. Бюджет — сверхнапряженный, но будем работать, соблюдать режим жесткой экономии государственных средств, изыскивать дополнительные источники финансирования не только на реализацию социальных и культурно-спортивных программ, но и на развитие промышленности, экономики, сельского хозяйства, малого и среднего бизнеса.
— Наблюдается большой разброс мнений по вопросам распределения субсидий малому и среднему бизнесу, а также созданию управления по госзакупкам. Свидетельствует ли это о недоверии к местным властям, и какие существуют гарантии, что на уровне правительства не будет нареканий?
— Нареканий избежать не удастся, так как наши возможности куда скромнее наших желаний. Но население республики будет знать, кто и какие тендеры выиграл, куда и на что пошли гранты.
А что касается Госзакупок — это одна из самых коррупциогенных сфер в России, где объем взяток, откатов и нецелевых расходов составляет почти 20% от ежегодного объема закупок для государственных нужд. Наша республика – не исключение, шокирующих фактов предостаточно. С централизацией и усилением общественного внимания к этой проблеме, чиновникам придется умерить свои аппетиты.
— Прошло всего три месяца с даты назначения правительства. Понимаю, что давать оценки рановато, но от наших старших мы нередко слышали: «Къодах йӕ фыццаг цӕфӕй бӕрӕг у»…
— «Допускает ли новое правительство ошибки?», «Есть ли у него слабые звенья?»… На все подобные вопросы, Заурбек Георгиевич, у меня один ответ – «Да». К сожалению…
Очевидно, что система пока далека от идеала, но главное было начать ее реформирование. Мы начали, и многое уже успели сделать. Есть и факты, и примеры положительной динамики, но не хотелось бы предновогоднее интервью насыщать цифрами, к ним мы еще много раз будем возвращаться.
— На недавнем координационном совещании с участием представителей правоохранительных органов и членов правительства Вы снова в очень резкой форме поставили вопрос о наведении порядка на рынках и в торговых центрах, в плане поступления от них налоговых отчислений в республиканский бюджет.
— Это уже не увещевание – это предупреждение. Отдача от указанных многочисленных объектов торговли по-прежнему остается низкой. И я, как руководитель республики, не намерен с этим мириться. Период увещеваний и призывов закончился. И спрос за невыполнение моих требований будет жестким. Независимо от того, в чьем подчинении находится то или иное предприятие, организация или ведомство, имеющее отношение к налоговым сборам.
— Вам не кажется, что некоторые органы власти и чиновники излишне болезненно реагируют на журналистские материалы? Какая-то, скажем так, непонятная буза с пишущей братией, вернее – с той ее незначительной частью, которая критически оценивает деятельность нового правительства…
— Сказать, что в наших СМИ мне все нравится – значит покривить душой. Но право граждан и их организаций, будь они хоть сто раз нашими оппонентами, на свободное изложение своих взглядов через СМИ — это не прихоть, не одолжение, а конституционная норма.
Лично я даже один день не могу представить себя без газет и телерадиовещания, а в последние годы еще добавились интернет и социальные сети. Но являясь проводниками важнейшей функции массовой коммуникации в обществе, некоторые наши пишущие сограждане забывают о том, что свобода слова несет с собой и сопутствующие обязательства и ответственность.
— Особо проницательные журналисты даже в «постоянных визитах главы республики то на один строящийся объект, то на другой» разглядели свое содержание, которое подвели под мотив «телегенично смотрится»…
— Я действительно еще ни один полный рабочий день не провел в кабинете. Постоянно езжу по районам, бываю в трудовых коллективах, посещаю медицинские и образовательные учреждения, фермерские хозяйства, встречаюсь с людьми.
Но телегеничность или фотогеничность никогда не имели для меня практического смысла. И если бы выдумщики знали, сколь мало значения я придаю тому, как зритель воспринимает меня на экране, то постеснялись бы засорять информационное пространство своими заморочками.
Еще раз хочу подчеркнуть, что критика в СМИ – это сильнодействующее средство. Именно критика, а не какие-то судороги со стороны тех, кто никак не хочет смириться с произошедшей ротацией кадров.
Никому из нас не доставляет радости копошиться в чужом белье. Но ревизия старого, нездорового – это настоятельная необходимость. Не поставив диагноз тому, почему наша республика является аутсайдером практически по всем направлениям социально-экономической жизни, мы снова и снова будем «наступать на одни и те же грабли».
— Под занавес Нового года Россия ввела облегченный визовый режим с Грузией…
— Решение упростить режим въезда в Россию принято на фоне нормализации отношений двух государств. Нынешнее руководство Грузии, несмотря на заявления грузинских политиков о неготовности смириться с потерей территорий, явно настроено налаживать добрососедские отношения с Россией. Это ощущалось еще в Страсбурге в 2013 году на сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы, в работе которой я принимал участие, будучи депутатом Государственной Думы.
Отвечая на мои вопросы, тогдашний премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили публично заявил, что не повторит ошибки предыдущих властей страны и не использует силу против абхазов и осетин. Это был принципиально значимый момент.
— Именно эти слова главы грузинского правительства и подверг резкой критике Саакашвили, а Вас, Тамерлан Кимович, он назвал «недоброжелательно настроенным российским депутатом»…
— Я, конечно, мог бы самообольститься: если тебя ругает враг, значит ты на правильном пути… Но для меня более важна сама тенденция, которая обозначилась с приходом Иванишвили. Кстати, после пленарного заседания мы в неформальной обстановке накоротке поговорили с ним, первым ко мне обратился он сам, отметив важность и весомость заданного ему вопроса. Я ему прямо сказал, что не только как представитель российского парламента, но и как осетин очень заинтересован, чтобы между моим народом и грузинским народом были достойные отношения, соответствующие нашей общей истории, ментальной и духовной близости.
— Тамерлан Кимович, Вы наверняка обратили внимание, что северокавказская топонимическая мысль обогатилась новым «ярким» фактом – в Магасе местный предприниматель построил арку и повесил на ней надпись «Аланские ворота».
— Аланские ворота – это древнее название Дарьяльского ущелья по имени наших предков аланов, владевших в эпоху раннего средневековья важнейшим проходом через Главный Кавказский хребет.
Географически – это действительно «ворота». Да еще какие! — на значительном протяжении над руслом Терека поднимаются скалы километровой высоты.
Генетическая преемственность осетинского языка с языком аланов и скифов признана во всем мире. Также общепризнанна теория, согласно которой осетины свое происхождение ведут от ирано-язычных скифов и сарматов. Последние отожествляются с аланами, непосредственными предками осетин. Аланы-осетины составили дальнейший этап этнического развития скифов и унаследовали их язык. Это исчерпывающе доказано в трудах русских и советских ученых, а также зарубежных иранистов.
Правда, в постперестроечное время появилась целая плеяда «ученых районного значения», которые столько всего наворотили с историей, что немудрено, если очередной фантазер решил словить рыбку в мутных водах нашего далекого прошлого.
— То есть, даже к такой утилитарной, чисто технической обязанности, как строительство арок, можно отнестись творчески, с живинкой, и по мановению волшебной палочки перебросить Аланские ворота с Дарьяльского ущелья на сто километров на север?
— С Аланскими воротами, конечно, перемудрили. Хотя, как посмотреть. Ведь Северный Кавказ в определенном смысле – это и есть «Аланские ворота». Уж коль аланы занимали Западный и Центральный Кавказ, междуречье Кубани и Терека, Северное Причерноморье, то я совершенно не против, если за пределами административных границ современной Осетии будут возникать лингвистические или географические свидетельства того, какие обширные территории принадлежали нашим прямым предкам.
Никто не отрицает, что в состав объединений алан на разных территориях и в разные времена, прежде всего, в период создания государства, входили представители разных этносов, но утверждать, что в итоге они становились этническими аланами – значит вступать в непреодолимое противоречие с исторической наукой.
— Помню, в 80-х мы зачитывались романом Владимира Чивилихина «Память», где красной нитью проходила мысль о том, что на земле нет великих или малых народов, есть многочисленные и малочисленные; они стали такими или этакими в силу различных, зачастую не зависящих от них, обстоятельств.
— К таким малочисленным народам можно отнести практически все народы Северного Кавказа. Их история ужасно запутанна и многовариантна. Но кому же не хочется называть могущественных скифов, сарматов или алан своими предками? Но такие политические игрища всегда рискованны, всегда некорректны.
— Для чего строителям арок понадобилось бросать без оглядки на кон свою собственную историю, свою этническую генеалогию?
— Я не историк, не географ. Тема, скажу откровенно, не моя. И мое эмоциональное, моральное, этическое, эстетическое отношение к этой акции не имеет в данном случае значения. Можно подбирать созвучные слова, можно художественно или архитектурно осуществить как-то забавные вещи, но факты не перестанут существовать от того, что ими пренебрегают.
Поэтому, давайте изящно поставим точку. И дадим специалистам возможность неторопливо и вдумчиво оценить по достоинству очередной почин – эксперимент по виртуальному переносу Дарьяльского ущелья на равнину.
— И вернемся к тому, с чего начали – к Новому году. Ваше официальное поздравление, видимо, прозвучит во всех республиканских СМИ, но что бы Вы еще хотели к нему добавить?
— У Коста Хетагурова, я на днях специально пролистал его книги, есть несколько стихотворений, посвященных Новому году. Он призывает в них поднять заздравный бокал за народ, за идеи, за волю, но общим местом, точнее, рефреном, звучит — «за братство».
Сто тридцать лет без малого прошло с тех пор, но и сегодня мы не в меньшей мере нуждаемся в братском союзе, в братской взаимотерпимости и взаимоподдержке.
Каждый из нас за традиционными тремя пирогами будет просить Всевышнего и Уастырджи о чем-то своем, сокровенном.
Пусть наши пожелания будут услышаны, чтобы нам сопутствовала удача и оправдывались наши надежды на лучшее!
От всего сердца хочу видеть всех своих земляков радостными и благополучными в новом, 2016 году!

Беседовал Заур Дзарахохов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *